Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

И о погоде…

Опубликовано: 2 Февраля 2017 07:00
0
5295
"Совершенно секретно", No.2/391, февраль 2017
Роман Вильфанд
Роман Вильфанд
Фото: РИА "Новости"
Алексей Никольский

Директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд: «Чётко и практически безошибочно можно спрогнозировать погоду лишь на четыре-пять дней»

В медицине принято считать, что определённая часть населения, чаще люди среднего и преклонного возраста, метеозависимы. И это правда. Но есть тот, кого можно назвать самым погодозависимым человеком страны. Причём при любом состоянии погоды. Это директор Гидрометцентра России, доктор технических наук Роман Вильфанд. Как он сам говорит, эта зависимость проявляется в нём достаточно чётко: «Когда прогноз погоды не оправдывается, на меня очень плохо действует погода. А когда оправдывается – независимо от того, дождь ли идёт, град, хоть камни с неба! – я очень счастлив». Круглые сутки его не оставляет забота о состоянии сотен метеостанций, судьбе тысяч метеорологов и гидрологов, не дают покоя несчётное число сеансов радиосвязи, позывные, несущие в эфир зашифрованные сообщения. Известный журналист Анатолий Журин побывал в эти зимние дни в отечественном штабе прогнозов – на Большом Предтеченском переулке, откуда потом ушёл, ощущая себя в этот день очень зависимым от погоды.

Первым вопросом, к главе Гидрометцентра, конечно, был почти пушкинский: «Что год грядущий нам готовит? На что Вильфанд отреагировал так:

– Ответить на ваш вопрос, скажу честно, не могу. Моя профессия позволяет переформулировать его пушкинским: «что день грядущий нам готовит». То есть не только на год, но даже на неделю вам никто верного прогноза не даст. Чётко и практически безошибочно можно спрогнозировать погоду лишь на четыре-пять дней. Есть множество людей, которые никак не возьмут в толк, почему нельзя предсказать погоду на длительный срок. Кстати, однажды на одной из пресс-коференций кто-то из

доброхотов даже предложил объявить набор в наш институт специалистов с болезнями суставов, они, мол, более чувствительны к предстоящим погодным аномалиям. А то ведь, говорит, у вас сплошь работают лишь «товарищи учёные» – непонятные специалисты: математики, физики, метеорологи, программисты, гидрологи. Где им, мол, верно предсказать погоду, когда у них ничего нигде не болит? Я, конечно, попытался отшутиться, что ж, обязательно подумаю. И, не поверите, вскоре сильно пожалел, потому что мой рабочий телефон просто раскалился – кадровые предложения от хворающих суставами посыпались как из рога изобилия. Стало понятно, что шутки у нас понимают не все.

Могу сказать ответственно: сегодня у нас самые точные прогнозы, потому что сотрудники высококвалифицированные. Всемирная метеорологическая организация проверяла качество прогнозов метеорологических служб и сделала вывод, что самые надёжные прогнозы выпускаются национальными метеослужбами той страны, где находится объект. Так что, не верьте тем, кто вам скажет, что на территории той или иной страны самый точный прогноз могут выдать американские ли, швейцарские службы. В России – российские, в Белоруссии – белорусские, и т. д. Синоптик, конечно, пользуется данными и немцев, и британцев, и американцев, но детализирует это, опираясь на данные своего региона. Вся информация у него в голове плюс опыт.

За несколько десятков минут

– Фазиль Искандер как-то подметил особенность, весьма развитую у москвичей. Помните, в повести «Начало» он рассказывает, как, сидя у знакомых за чаем, слушая уютные московские разговоры, становился свидетелем того, как кто-нибудь поднимал голову к репродуктору: «Тише! Погоду передают!» При этом отмечал, что все, затаив дыхание, слушали передачу, чтобы на следующий день уличить её в неточности.

– Я бы назвал этот всемирный интерес нераскрытой тайной. Ну что тут страшного? Ну, дождь, ну тепло, ну солнышко… И что? В общем-то, ничего страшного, особенно для городского жителя.

– Откройте секрет: как синоптики реагируют на обиды людей, мол, спрогнозировали одно, а получилось другое. Например, на один из декабрьских дней москвичам пообещали снег небольшой, а он после этого весь день шёл. Кажется, это было 22 декабря…

– А, кстати, вы знаете, сколько снега при этом выпало, хотя, казалось бы, он шёл весь день? Всего два миллиметра. У нас понятие «небольшой снег» – это два-три миллиметра. Снег до пяти миллиметров – это просто снег. Больше пяти – сильный снег. А снегопад – это порядка 15–20 миллиметров.

– Со временем искусство прогнозирования ведь совершенствуется?

– Мы сейчас развиваем систему наукастинга и сверхточного прогнозирования и очень надеемся, что к лету каждый наш прогноз будет детализирован в случае, если погода нам готовит опасные сюрпризы, в течение двух часов. То есть в тех местах, где трудно детализировать изменение состояния атмосферы из-за так называемой взрывной конвекции. Осуществлять будем это с помощью радаров, использования физико-математических приёмов для того, чтобы предупредить о надвигающейся опасности за час-два. Напомню, что американцы прогнозируют смерчи в среднем за 19 минут. Ведь каждая минута в состоянии спасти жизни сотен, а порой и тысяч людей. У нас, к счастью, не смерчеопасная обстановка.

– А о каких форс-мажорных атмосферных явлениях можно говорить у нас?

– Смерч, конечно, не столь катастрофических масштабов, как в Америке, бывает и у нас примерно раз в три года. Кстати, последний из них – в Тульской области – мы спрогнозировали. Правда, тогда ещё не было системы наукастинга, которая бы позволила предупредить об этом за несколько десятков минут. Это очень важно.

– А можно ли было, скажем, спрогнозировать масштабы того стихийного безобразия, которое произошло в декабре, когда в Подмосковье снег, а затем дождь валили деревья и высоковольтные линии?

– Знаете, мне часто приходится комментировать, что такое, с точки зрения обывателя, хороший или точный прогноз хорошей погоды. В таких случаях я говорю: хороший прогноз, с точки зрения метеоролога, – это точный прогноз плохой погоды. Например, все ледяные дожди, и, в частности, самый мощный – 26 декабря 2010 года, мы предсказали за два дня. Весь этот предстоящий процесс был хорошо в моделях прописан. И на этот раз ледяной дождь нами был спрогнозирован за сутки. Но, как оказывается, предупредить – у нас не значит предотвратить. То, что вдоль автомобильных и сетевых трасс растут высокие деревья, что не сделаны просеки, мне просто непонятно. Есть вещи, которые с трудом укладываются в голове и, кстати, энергетики, к примеру, должны были бы это предусмотреть. А ведь сколько моральных и физических сил на грани героизма потом приходится ремонтникам МЧС, энергетикам тратить, чтобы устранить последующие разрушения! Очень опасен гололёд на проводах. Кстати, энергетики оперативно реагируют на наши прогнозы– повышают нагрузку на линиях электропередач, чтобы те при нагревании избавлялись от опасной наледи. Сложнее освободить ЛЭП от падения на них деревьев – наверное, для этого надо избавляться от лесов…

Атмосферный вихрь над Чёрным морем

Крыша зимы

– Поговорим о сверханомальных температурах, свалившихся на столицу и Подмосковье в рождественские дни. Сбываются народные приметы о рождественских морозах, что ли?

– Вообще, январь – самый холодный месяц года – крыша зимы. «Храни нас бог от тёплого января», – говорили на Руси. Это и понятно – тепло и мало снега, значит, не будет обильного урожая летом. Среднемесячная температура в Подмосковье – минус 10,3° с колебаниями от минус 51° (1940 г.) до плюс 8° (2007 г.). Но холодные январи подряд почти не повторяются. Как правило, если январь в прошлом году был тёплым, то январь этого года будет холодным.

– Кстати, один знакомый пилот гражданской авиации – сибиряк – мне рассказывал, что однажды вылетал из Хатанги при температуре минус 61. При этом шасси приобрели прямоугольный вид и при разгоне он, едва сдвинув самолёт с места, ощущал, будто движется по гладильной доске. Неужели столь низкая температура в состоянии подействовать так на колёса?

– А как вы думали, ведь хорошо известно, что на зиму для хорошего сцепления резины с поверхностью дорожного покрытия необходимо даже на автомобилях менять её на морозостойкую. Установлено, что наилучшее сцепление при температуре выше 7 градусов Цельсия даёт летняя резина. А вот, если среднесуточная температура пять градусов и ниже, то летняя резина становится хрупкой. При температуре же ниже 60 градусов об эластичности даже зимней резины говорить не приходится.

– А какие сверхнизкие температуры наблюдали синоптики?

– Я дружен с мэром города Верхоянска. Там более ста лет тому назад зафиксирована температура минус 67,8 градуса. Но у нас есть ещё один город, считающийся полюсом холода, – Оймякон. Он расположен в котловине, и когда в Верхоянске очень низкая температура, то в Оймяконе – обязательно на два градуса ниже. Но вот загадка: метеостанция в этом городе была установлена спустя полвека после появления Верхоянской. Однако ниже уже известных 67,8 градуса в Верхоянске не было зафиксировано ни разу за весь период метеонаблюдений. Вот и возникает вопрос, какой же тогда, более ста лет назад, была температура в Оймяконе. Бытует среди синоптиков даже шутка: дискуссия на эту тему уже длится множество лет, и пусть она продолжается как можно дольше.

 

Не судите метеоролога

– Говорят, родоначальником прогнозистов погоды вполне мог быть Нострадамус. Вы как профессионал в этом деле верите в то, что он действительно что-то предсказывал?

– Так ведь был ещё и Брюсов календарь соратника Петра Первого. Календарь Брюса содержал предзнаменования «по всякий год по планетам», таблицы, рекомендующие в какое время и какие действия следует предпринимать, чтобы добиться наиболее благоприятного исхода, указания по поводу того, как «узнавать свойства человека, когда и под которым из числа 12 знаков небесных родился, и в каком роде жизни будет иметь счастье». Предсказывались и канонические всякие события: начало войн, та же погода и так далее. Понимаете, вся наша жизнь так устроена, что должна сопровождаться интригой. Иначе, согласитесь, если бы люди научились точно предсказывать погоду на многие дни вперёд, да и сами события в жизни, то она была бы скучной. Это же ужасно, когда станет заранее всё известно. И я считаю, что в этом нам повезло.

Дольше чем на две недели нельзя ничего предсказывать, хоть тресни. Но можно пытаться прогнозировать на пять-шесть, а в отдельных случаях и до восьми дней. Я всё же верю: пройдёт несколько десятилетий, и мы сможем предсказывать погоду на 14 дней, детализировать её. Наука развивается, но и она имеет свои границы. Прогнозировать же, когда будет, например, наиболее холодная пятидневка в месяце, невозможно. Это за пределами теории. Поэтому я с удовольствием перечитывал и Нострадамуса, и Брюсов календарь, но вот вопросом, верить или не верить в их предсказания, всё же задавался. Нельзя сомневаться только в конфессиональной вере. Верующий человек должен верить, и всё. Но вообще, считаю, надо верить друзьям, семье, жене. В науке же беспричинно верить нельзя. Ею движут только сомнения. Всё нужно доказывать.

– В своё время были попытки некоторых ведомств наказывать синоптиков за неправильно выданный прогноз…

– У всех наших сотрудников есть инструкция – «Методические наставления». И если синоптик не выполнил какие-то пункты этой инструкции, он виноват безусловно. Но если выполнил все, а прогноз оказался неудачным, какие могут быть к нему вопросы? Обстановка ведь меняется ежеминутно – только что облако позволяет приземляться лайнеру, а через 20–30 минут опускается туман и посадка уже невозможна, и

аэродром закрывается по факту. К тому же, мы живём в такое время, когда невозможно абсолютно точно на сто процентов спрогнозировать погоду. И вот представим себе, что за неправильный прогноз синоптик осуждён. А смысл в этом какой? Прежде всего, наказание должно быть адекватным совершенному проступку. А какой проступок синоптик совершил? И мог ли быть другим прогноз? Получается, он, отсидев свой срок, выйдет на волю, казалось бы, теперь вполне исправившийся? Так ведь наука ещё не даёт ему такой возможности. Отсюда неадекватность, нелогичность наказания. И давайте скажем честно: если бы за каждый неточный прогноз сажали в тюрьму, то наша профессия бы вымерла.

Между прочим лично я не помню, чтобы по вине синоптиков было хотя бы одно авиапроисшествие. Но попытки взвалить вину на синоптиков все же случались. Например, после того, как на Кубани в 2002 году произошло наводнение. Тогда выпало большое количество осадков в виде дождя и снега. Хотя и синоптики, и гидрологи об этом предупреждали – они сработали выше всякой похвалы. Но адекватных прогнозам административных действий не последовало. А призвали к ответу одного из начальников местного отделения Гидрометцентра. И тогда ряд известных учёных МГУ, Академии наук за него вступились – подписали письмо следователям, поставив вопрос: можно ли наказывать человека, проявившего героизм? К счастью, сотрудник был оправдан.

 

Циррус циррокумулюс

– О попытках призвать к ответственности синоптиков мы уже знаем. А были ли попытки наградить их высшими знаками отличия?

– С большим удовольствием скажу, что не так давно указом президента учреждёно почётное звание «Заслуженный метеоролог Российской Федерации». И около десятка сотрудников ежегодно награждаются этим почётным государственным званием. А кроме этого, вручаются и другие государственные награды, например мужественным сотрудникам Антарктической и Арктической экспедиций. Я считаю, что звание «Заслуженный метеоролог РФ» – самая почётная награда для работников нашей отрасли.

– У вас ведь есть и свой профессиональный праздник?

– Да, Всемирный метеорологический день, он отмечается ежегодно 23 марта. В этот день мы по традиции проводим пресс-конференцию, на которой объявляем так называемый прогноз на вегетационный период – с апреля по сентябрь, а уж потом «поднимем бокалы, содвинем их разом» – не сомневайтесь. И ещё одно знаковое событие происходит в этот день по традиции – посвящение студентов географического факультета МГУ в метеорологи. На кафедре метеорологии и климатологии проводится капустник, в котором студенты произносят традиционные клятвы. Например, «клянусь использовать мерный стакан для измерения осадков только по назначению». Или: «Клянусь никогда не называть термометр градусником!». Для метеорологов, поясню, слово градусник – просто ругательное. «Клянусь никогда не называть облака тучами!» Или, по-моему, самая смешная: «Клянусь никогда в общественных местах, особенно в присутствии представителей правоохранительных органов, не использовать латинские наименования облаков».

– А что здесь криминального?

– Однажды я сам стал жертвой этой неосторожности, когда, подняв голову к небу, назвал облака – они были перистыми – по латыни: «Циррус циррокумулюс». Тут же рядом выросла фигура милиционера, потребовавшего предъявить документы. Пришлось доказывать, что ничего из разряда ненормативной лексики сказано не было.

– Роман Менделевич, в последнее время участились случаи поражения самолётов молнией. А могут ли метеорологи полностью исключить вход самолётов в опасную облачность?

– Полностью исключить такую возможность невозможно. Но минимизировать, выбрать наилучший маршрут можно. Этим как раз Гидрометцентр и занимается. Мы прогнозируем погоду на так называемом эшелоне полёта в пределах 8–10 километров. И рассчитываем эту зону турбулентности при ясном небе, скопление облачности, грозы на высотах заранее, ещё до вылета. Таким образом, экипаж получает перед полётом полную картину метеорологической обстановки. Конечно, за время полёта погода может меняться.

А кроме молний есть ещё и град. На коллегии недавно заслушивали отчёт наших вооружённых сил, которые препятствуют градобитию посевов. А это очень важно для нежных сельскохозяйственных культур, таких, скажем, как виноградники. Речь о по-настоящему квалифицированной работе, включающей разработку прогнозирования грозового облака, подбор соответствующей техники. Ставятся пушки, распыляющие в небесах реагенты, вызывающие быструю аккумуляцию водяных паров в облаке, в котором потенциально может появляться град. И облако, уже обезвоженное, проходит над только что спасённой территорией. И для нас это очень квалифицированная и ответственная работа, в ней заняты лучшие специалисты. Она, несмотря на высокие затраты, оправдана, потому что спасает урожаи, которые несут прибыль стране.

– Откройте секрет: были основания у жителей Подмосковья жаловаться на то, что, устраивая солнечные праздники в столице, власти ущемляют интересы жителей области. Нарушают экологию, отгоняя туда облака и обрушивая дожди?

– Это обычная человеческая природа – люди всегда обидчивы. Облако не уходит, просто – в нём вызываются дополнительные осадки.

– Но отнюдь не там, где их ждали…

– Конечно! Я сам читал сетования людей из области: «Как же так? У них солнце, а у нас дождь». Тут, безусловно, немало вопросов. Юридически всё согласуется между областью и Москвой. Но… Почему должны быть под хлябями небесными жители Подмосковья? Наверное, потому и говорят: на обиженных (в данном случае обидчивых) воду возят». Я всё же думаю: к этому надо относиться спокойнее – не каждый же день такое.

– Наверное, у синоптиков есть свои профессиональные анекдоты?

– Понимаете, я всё-таки метеоролог и, по идее, должен считать, что анекдоты, учитывая профессию, недопустимы. Но анекдотов, конечно, по нашей тематике немерено. Я совсем недавно прочитал такую фразу: «синоптик ошибается только раз, но каждый день». А, если серьёзно, то сейчас успешность нашего прогноза составляет 96 процентов. Надеюсь, к 2020 году эта цифра дойдёт до 98 процентов. И будем менять со временем анекдот так: «синоптик ошибается только раз, но каждый… месяц».

– Роман Менделевич, вы бы взялись оспорить мысль писателя Михаила Веллера, что климат определяет менталитет личности. Он считает, что живущие на Севере из-за низких температур более сдержанны, тогда как южане более эмоциональны?

– Конечно, климат серьёзно влияет на менталитет человека. Хорошо известно, что северные люди действительно отличаются сдержанным характером. У людей, обитающих севернее 60-й параллели, по мнению медиков, трудно вырабатываются алкалоиды, которые должны быть в крови. Поэтому внешний источник алкоголя им просто необходим – сама кровь у них его не вырабатывает. В южных же широтах, где солнца много, и алкалоида тоже достаточно, людей, которым обязательно нужно опохмелиться, я просто не встречал. Меня однажды на телевидении спросили, влияет ли Северное сияние на человека? Я честно ответил: личный опыт моего пребывания в самых разных климатических зонах меня убедил: очень негативное воздействие на меня оказывает только напиток «Северное сияние», а не физическое явление с таким названием…


поделиться:
comments powered by HyperComments