ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Космические дворняги

Опубликовано: 31 Декабря 2016 07:00
0
7490
"Совершенно секретно", No.1/390, январь 2017
Главный конструктор Сергей Королёв с собакой-космонавтом, август 1960
Главный конструктор Сергей Королёв с собакой-космонавтом, август 1960
Фото: РИА "Новости"

Четвероногие герои-космонавты – Цыган, Дезик, Маркиза-Белая, Пёстрая, Чижик, Лайка, Жулька, Чернушка, Удача-Звёздочка…

Несколько лет назад наконец чуть-чуть рассекретили некоторые документы из архивов Института медико-биологических проблем РАН и Государственного научно-исследовательского испытательного института авиационной и космической медицины. В том числе касающиеся первых экспериментов над собаками и полётов в космос не только известных Лайки, Белки и Стрелки, но и других собачьих экипажей. Тем не менее тема космических первопроходцев, как и само тайное соревнование сверхдержав за первенство в освоении просторов Вселенной, по-прежнему окутаны множеством легенд и мифов. Как проходили эти эксперименты? Кто из животных первым полетел в стратосферу и вернулся живым? Сколько было неудачных полётов и почему? Когда стало окончательно ясно, что можно запускать человека? Если попытаться ответить на эти вопросы при помощи Интернета – в голове получится каша. Неудивительно, что до сих пор даже в солидных СМИ периодически всплывает «правда» о секретных догагаринских полётах человека – даже с фамилиями и фотографиями погибших.

…В конце 1990-х и начале нулевых автору этих строк повезло пообщаться с одним из некогда «закрытых» учёных – доктором медицинских наук Виктором Борисовичем Малкиным, ныне, к сожалению, покойным. Помню, перед тем как подробно поговорить о событиях 55-летней давности, он достал из толстой папки пачку пожелтевших фотографий и любовно разложил на журнальном столике:

– Это Дезик… Звёздочка… Кнопка Вторая… Любимица Сергея Палыча Королёва – Лисичка… Жаль, что страна не знает своих героев – Цыгана, Маркизу-Белую, Чижика, Жульку, Чернушку, Удачу-Звёздочку…

Чернушка и Звёздочка после космического полёта

Фото: Шоломович/«риа новости»

А собаки лучше…

Есть памятная дата, которая почему-то не отмечается, – 22 июля 1951 года. Именно в этот день состоялся первый полёт «собачьего экипажа» в составе Цыгана и Дезика на геофизической ракете Р-1В с вертикальным запуском. Главная цель этого запуска – выяснить воздействие на организм живых существ перегрузок и невесомости. Генеральный конструктор Сергей Павлович Королёв с самого начала понимал: перед тем как отправить в космос человека, необходимо убедиться, что это абсолютно безопасно. Выдержит ли космонавт огромные перегрузки при взлёте? Сможет ли жить в условиях невесомости? Как подействует на человеческий организм космическая радиация? На эти и другие вопросы требовались аргументированные и подтверждённые экспериментами ответы.

Но почему были выбраны именно собаки? Ведь американцы в это же время проводили космические опыты на ком угодно – на обезьянах, крысах, – но только не на собаках… 

По словам Виктора Борисовича Малкина, нашими учёными эта дилемма решалась так: «Однажды в конце рабочего дня ко мне подошёл наш старший научный сотрудник подполковник Олег Георгиевич Газенко (известный советский физиолог, основоположник космической медицины. – Ред.): «Витя, сейчас в цирке выступает потрясающий дрессировщик обезьян Капеллини. Поехали!» И действительно – зрелище было феноменальное! Мы привыкли, что дрессировщик стоит в центре арены с хлыстом в руках и руководит «артистами». А этот стоял в сторонке, будто вообще ни при чём, – обезьяны играли весь спектакль сами. Эффект был потрясающий! Потом мы прошли за кулисы и стали «пытать» Капеллини: «Сколько времени уходит на то, чтобы научить обезьяну носить лакированные ботинки?» «О, – отвечает, – около трёх месяцев! И иногда вхолостую…» «А как они переносят уколы? Ведь они часто болеют человеческими болезнями». «О, это ещё сложнее. Мы их здоровыми приучаем к шприцу…» И так далее. Дрессировщик подробно ответил на все наши вопросы.

Когда мы вышли из цирка, Газенко сказал: «Нет, обезьяны не для нас! Трудно поддаются специальной тренировке, непредсказуемы в поведении, подвержены стрессам. Пусть летают у американцев…» Нам ближе собаки, их физиология прекрасно изучена академиком Павловым. Они неизменно с любовью и пониманием относятся к человеку, сравнительно легко поддаются обучению, быстро осваиваются в непривычных условиях. Словом, братья наши меньшие… Поэтому мы решили однозначно: в космос полетит собака».

Первый отряд четвероногих космонавтов набирали в московских подворотнях. Это были обычные беспородные и бездомные дворняжки, или, как их ещё называли, «дворяне». Почему именно дворняжки? Да потому, что они с первого дня жизни вынуждены бороться, как выражался Шариков в «Собачьем сердце», за свой кусок хлеба. Они здоровее и выносливее любого волкодава! Более сообразительные, неприхотливые в еде по сравнению с избалованными домашними и породистыми соплеменниками. Их отлавливали на улицах и направляли в специальный питомник, виварий, откуда распределяли потом по научно-исследовательским институтам для опытов. Институт авиационной медицины получал собак строго по стандартам, диктуемым особенностью исследовательского оборудования и размерами кабин ракет: не тяжелее шести килограммов и ростом не выше 35 сантиметров. Виварием в институте авиационной медицины тогда заведовала однофамилица генерального конструктора – Шура Королёва. Говорят, собаки её любили безумно, а уж она без них своей жизни просто не представляла. После работы Шура шла домой, за ней увязывались три-четыре «космонавта». Это было вопиющим нарушением – опыты были секретные, все участники поголовно давали строжайшую подписку о неразглашении. Но собаки-то подписку не давали, поэтому приходили в Шурино жилище и спали на одних полатях с нею и её двумя детьми. Ещё Шура позволяла им разные вольности, несовместимые с грифом «совершенно секретно». В результате кавалеры (в первом отряде в основном были кобели) больше думали не о полётах к звёздам, а о… дамах. И бывало, сбегали на «романтические свидания» прямо в секретных скафандрах. Можно только представить, как шарахались от таких «пришельцев» прохожие! Неудивительно, что все живущие в районе стадиона «Динамо», не говоря уже о 30-м корпусе Военно-воздушной академии Жуковского, догадывались, что это за инопланетяне…

В первом космическом отряде было 32 собаки. У каждой, как у профессионального спортсмена, был свой рейтинг. Перед тем как создать из собак пару потенциальных космонавтов, их тщательно тестировали, в том числе на предмет личной психологической совместимости. К лету 1951 года была завершена подготовка первых 14: Цыган, Дезик, Лиса, Мишка, Чижик, Смелый, Рыжик, Непутёвый и другие. Рейтинг № 1 был у первых двух – Цыган и Дезик были самые спокойные и натренированные.

Четвероногих не только холили, лелеяли, хорошо кормили и водили на прогулки. Их учили долго находиться в замкнутом пространстве, выполнять команды, переносить сильные перегрузки и вибрации, не пугаться громких и непонятных звуков, носить экспериментальное снаряжение, приучали к специальным лоткам, напоминающим жилой отсек ракеты, вживляли датчики для считывания показаний сердечного ритма, артериального давления и прочих параметров жизнедеятельности…. Этим занималась группа талантливейших учёных, подобранная Королёвым. Владимир Иванович Яздовский, Виталий Иванович Попов, Алексей Васильевич Покровский, Александр Дмитриевич Серяпин, инженер Борис Георгиевич Буйлов, врач-лаборант Евдокия Осиповна Попова. То, что они и их коллеги сотворили за столь кратчайший срок, – настоящее чудо. Ведь Сергей Павлович Королёв появился во ВНИИИАМ примерно в конце 1949-го, а в 1951 году уже полетели Цыган и Дезик.

Академик Олег Газенко показывает журналистам знаменитых собак Белку (справа) и Стрелку

Фото: Александр Невежин/«риа новости»

Экипаж Цыгана и Дезика

Экипаж в составе Цыгана и Дезика стартовал в ракете Р-1В в 4.00 утра 22 июля 1951 года с полигона Капустин Яр в Астраханской области. Событие было столь значительным, что к нему проявили интерес все крупные учёные, имевшие спецдопуска, включая Королёва, видных академиков Христиановича и Благонравова. Ожидания были самые разные. Например, Сергей Алексеевич Христианович поддразнивал Королёва: мол, ничего из этой затеи не выйдет.

…И вот запуск! Р-1В поднялся на высоту 87 километров 700 метров, сработало отключение двигателя, головная часть с животными отделилась, и через 15 минут парашют плавно опустился неподалёку от стартовой площадки. Все, кто был тогда на полигоне – конструкторы, академики, врачи, – бросились к головному отсеку. Что с собаками? Целы? Наконец все услышали: «Живы! Живы! Лают!»

– Условно-рефлекторные связи сохранились, – быстро оценил состояние собак кто-то из физиологов за спиной Королёва.

– Чёрт с ними, со связями, потом разберёмся, – ответил генеральный конструктор. – Пока важно, что живы. Живы!

Ведущий сотрудник лаборатории герметических кабин и скафандров Александр Дмитриевич Серяпин, работавший с собаками на полигоне, вспоминал, что на фоне всеобщей радости и эйфории больше всего его удивило, как повёл себя Королёв: «Когда он увидел собак, по-моему, счастливее человека там не было. Солидный вроде бы мужчина, главный конструктор, Королёв этих собак схватил и радостно бегал с ними вокруг этой самой капсулы. Поил их водой, колбасы давал, сахару».

Потом Цыган с Дезиком как угорелые носились, ластились, и стало ясно без обследований, что они перенесли стресс и перегрузки замечательно. А значит, живые существа могут летать на ракетах. Это была первая крупная победа советской космической медицины!

Конечно, сам полёт и всю документацию тут же засекретили. В 1952-м группе учёных, участвовавших в этих исследованиях и экспериментах, вручили Сталинскую премию. Но нигде даже ни полнамёка – за что конкретно. Для большинства сотрудников НИИИАМ тайной были даже настоящие клички собак. Их специально периодически меняли – особенно если собака летела второй-третий раз, считали это необходимым из соображений секретности, чтобы «противник» ничего не понял. Всю правду знал узкий круг людей. 

По воспоминаниям того же Виктора Борисовича, первое сообщение об успешном полёте Цыгана и Дезика было сделано им и доктором медицинских наук Арменом Арамовичем Гюрджианом на научной конференции в Калуге 18 сентября 1991 года. До этого нельзя было об этом говорить – строжайшая государственная тайна!

«На все телефоны учёных – от директора института до лаборанта, – рассказывал Малкин, – были установлены новейшие датчики – последний писк подслушивающей техники. Скажу больше: обстановка секретности была такой, что многие из нас долго знали Королёва как СП. Фамилия была «закрыта». Тогда говорили: СП велел, СП считает (или не считает) нужным… И это давало плоды: судя по всему, никакой конкретики о наших экспериментах и полётах американцы тогда не знали».

После удачного приземления Р-1В председатель Государственной комиссии по организации исследований на геофизических ракетах академик Анатолий Аркадьевич Благонравов со словами «пусть этот герой теперь живёт у меня» забрал Цыгана к себе домой. И тем самым спас от гибели: ровно через неделю был второй запуск ракеты с Дезиком и Лисой. На этот раз сильная вибрация вывела из строя барореле – специальный прибор, обеспечивающий вывод парашюта на определённой высоте. Парашют не раскрылся, и приборный отсек с собаками на огромной скорости врезался в землю. Стало ясно: необходимо срочно разрабатывать систему аварийного катапультирования.

С тех пор случаи гибели периодически повторялись: из 9 полетевших в космос собак первого отряда после трагедии с Дезиком и Лисой погибли ещё две – Мишка и Чижик. Во время второго этапа испытаний разбились Мишка-2, Рыжик, Лиса-2, Бульба и Рита… Причины были разные – разгерметизация кабины, отказ парашютной системы, конструкторские ошибки. Каждая катастрофа воспринималась сотрудниками института как личная трагедия – ведь у каждого были в отряде свои персональные любимцы. Но, несмотря на эти потери, проведённые исследования имели огромное значение. Совершенствовалась техника, системы спасения и жизнеобеспечения, средства наблюдения за животными, становились более мощными ракеты (Р-2 поднимались уже на высоту 212 км). Собаки при взлёте испытывали невиданные перегрузки – их вес то увеличивался в пять с половиной раз, то они вообще его теряли, находясь в невесомости. Плюс ударная перегрузка при приземлении. Всё это было важно изучить применительно к человеку.

Собака Лайка в контейнере 2-го искусственного спутника Земли. Перед полётом

Фото: «риа новости»

Рожок дезертир

Из воспоминаний Виктора Борисовича Малкина: «Отношения между учёными и собаками были уникальные. Например, один из ведущих сотрудников института Виталий Иванович Попов был очень привязан к Чижику. Я знал, что больше всего на свете Попов не любит очередей. И вдруг встречаю его в очереди в буфет. «Понимаешь, – объясняет, – хорошие сосиски завезли. Сам их не люблю – Чижик любит!» Попова на собраниях часто сажали в президиум. И были просто потрясающие сцены: какой-то высокий начальник делает доклад. Вдруг открывается дверь и не спеша – с чувством собственного достоинства – Чижик проходит через весь зал, поднимается по лесенке в президиум и садится рядом с Виталием Ивановичем на «своё» место… Когда Чижик во втором своём полете 28 августа 1951 года разбился, Виталий Иванович плакал. И пошёл почти на преступление, даже два. Во-первых, он его похоронил. Это ещё полбеды. Чтобы на память сфотографировать могилу Чижика, Попов пронёс на закрытый объект личный фотоаппарат – по тем временам поступок подсудный».

При этом с четвероногими космонавтами иногда случались и откровенно курьёзные случаи. Например, 4 ноября 1954 года в одном из испытаний катапультирования возникла нештатная ситуация: парашют с собакой Малышкой ветром снесло в сторону. В предполагаемом районе посадки его не обнаружили, хотя яркий парашют должен быть хорошо виден из далека. Начался буран, но поиски не остановили. Только на третий день поисковая группа во главе с Александром Серяпиным случайно обнаружила тележку с Малышкой. Собака была жива! Потом оказалось, что парашют срезал и утащил местный пастух, а сам скафандр было сложно разглядеть за кочками. Пролежавшая в нём более двух суток собака первым делом побежала справлять естественные надобности…

А бывали курьёзы и на грани ЧП. Яков Гельфандбейн, в те годы начальник группы спасения животных, а затем профессор, рассказывал историю, когда один из самых тренированных псов по кличке Рожок вдруг «передумал» лететь в космос. Взлёт Рожка и его напарника Непутёвого был назначен на 3 сентября 1951 года. Перед самым стартом, порвав провода с датчиками, Рожок вдруг вырвался из рук лаборанта и убежал в степь. Брошенные на его поиски солдаты, машины и даже военный вертолёт вернулись ни с чем. Как быть? Дублёра нет. Отменить запуск – невозможно. Через 2 часа необходимо поместить собак в кабину, задраить люк, доложить о готовности. Единственный выход – подменить «космонавта». Но кем? Приманили кусочком копчёной колбасы подходящую по размерам безымянную дворнягу, помыли, подстригли, прикрепили датчики. Об инциденте Королёву решили пока не докладывать… Но в результате неподготовленный пёс перенёс полёт замечательно, что уже представляло значительный интерес для науки.

Говорят, позже, когда Королёву всё-таки доложили о «подмене», он не рассердился, а радостно воскликнул: «Да на наших кораблях в космос скоро люди будут летать по профсоюзным путёвкам – на отдых!»

…Первыми, 27 августа 1958 года, на рекордную высоту 453 км слетали Пёстрая и Белая. Мало кто знает, что собаки по имени Белая в виварии не было – на самом деле её звали Маркиза. Но Главнокомандующий ракетными войсками маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин сказал, что из-за «маркизы» с Францией может разгореться дипломатический скандал. «Скажут, мол, умышленно француженку выбрасываем в космос!» Так она стала Белой… Этот запуск тоже был неудачным. Не выдержав перегрева и перегрузок, собаки вернулись смертельно травмированными. Ну а главным рекордсменом по количеству полётов стала «дворянка» по имени Отважная – она летала в космос пять раз. За что и была увековечена – сейчас чучело Отважной находится в Государственном центральном музее современной истории России.

Собаки Дамка и Козявка перед полётом в космос

Фото: Е.Кассин/«риа новости»

Жертвоприношение космосу

4 сентября 1957 года в Калуге отмечали 100-летие Циолковского. Всё шло традиционно – выступали докладчики, остальные внимательно слушали. Вдруг на трибуну вышел невысокий пожилой мужчина в морской форме – академик адмирал Аксель Иванович Берг, председатель научного совета Академии наук по кибернетике. Его заявление было сенсационным: готов к запуску новый космический аппарат – «искусственный спутник Земли», который впервые совершит облёт планеты в космическом пространстве. Что тут началось! Какая-то юная комсомолка, выхватив у Берга микрофон, закричала, что первый полёт к звёздам Циолковский обещал калужанам, и потребовала в спутник посадить её.

…И вот 4 октября 1957 года весь мир облетела весть: в СССР первый спутник Земли запущен! Запад недоумевал: как?! Советские люди голодают, в стране разруха, а они – штурмуют космос! Через месяц новая сенсация: 3 ноября запущен «Спутник-2» с живым существом на борту – собакой Лайкой.

«Самая лохматая, самая одинокая, самая несчастная в мире собака… вчера наматывала круги вокруг Земли на высоте более 1000 миль со скоростью 18 тыс. миль в час», – так описывала этот полёт газета New York Times от 5 ноября. Западные СМИ строили догадки: вернётся ли собака на Землю. Со ссылкой на неназванного советского учёного сообщались даже подробности планируемого возвращения: контейнер с Лайкой отделится от спутника, затем собаку выбросит из кабины, и она приземлится на парашюте.

На самом деле все, кто имел отношение к этому полёту, наперёд знали, что он был запрограммирован как заведомо безвозвратный – тогда возвращать корабль из космоса ещё не умели. У этого старта была ещё и политическая подоплёка. После триумфального запуска «Спутника-1» Никита Хрущёв потребовал от Королёва быстро закрепить успех и удивить мир новым космическим достижением, пропагандирующим преимущества социалистического строя над загнивающим капитализмом. Была даже названа дата – спутник нужно было запустить в честь 40-летия Октябрьской революции – к 7 ноября 1957 года. Поэтому полёт готовили в жуткой спешке – никакой надёжной системы жизнеобеспечения на спутнике не создали.

По программе учёных, Лайка должна была погибнуть ровно через 7 суток – с окончанием запаса электроэнергии, еды и кислорода. Но программа не была выполнена, что тщательно скрывалось. В течение недели информационное агентство ТАСС регулярно сообщало о полёте советского спутника с животным на борту: «Все системы работают нормально! Самочувствие Лайки – отличное, пульс такой-то!» Только на восьмые сутки на весь мир прозвучало: «Вчера Лайке дали снотворное, и она спокойно умерла с чувством исполненного перед социалистической Родиной долга…» Конечно, это была неправда.

Уголёк и Ветерок  примеряют свои космические костюмы, 1966

Фото: В.Носков/«риа новости»

«Два месяца в космосе носится Лайка.

Жива ли, подохла, попробуй узнай-ка.

Дыханье не пишет давно аппарат,

Но замерли все в ожиданьи наград!»

 

Эти стихи написал полковник Виталий Георгиевич Волович, руководитель группы встреч и спасения космонавтов, тот самый, который потом встречал и первым обследовал Гагарина после его полёта. К слову, первый человек в мире, совершивший в 1949 году парашютный прыжок на Северный полюс… Уже через три дня один его всезнающий коллега сказал: «Стихи изучают в ЦК. Виталик, готовься…» Но ему повезло: они попали к члену ЦК КПСС Дмитрию Трофимовичу Шепилову. А так как незадолго до этого Шепилов «примкнул к антипартийной группе», неудачно попытавшейся сместить Хрущёва, ему было не до поэзии, и Воловичу всё сошло с рук. А могли быть крупные неприятности – вольность с его стороны была большая. Обстановка в мире в те годы была накалена до предела. Уже за то, что бедную собачку Лайку якобы «усыпили», во многих странах стали устраивать антисоветские акции в защиту прав животных, и кто-то из западных общественных деятелей предложил немедленно отправить в космос самого Хрущёва.

Только в октябре 2002 года были наконец рассекречены истинные обстоятельства смерти первой космической собаки. Сотрудник Института медико-биологических проблем РАН Дмитрий Малашенков сообщил учёным на конгрессе в Хьюстоне, что Лайка погибла всего через несколько часов после старта – от резкого перегрева кабины и перенесённого стресса. «Спутник-2» с мёртвой собакой на борту, сделав две с половиной тысячи оборотов вокруг Земли, сгорел в плотных слоях атмосферы в середине апреля 1958 года.

Несмотря на невыполненную программу, огромное историческое значение полёта не вызывает сомнений. Лайка была первым живым существом в околоземном космическом пространстве. Благодаря радиосигналам, переданным на Землю телеметрической аппаратурой, медики получили ценнейшую информацию: длительная невесомость на показатели работы сердца и дыхания не влияет. А следовательно – в космосе можно жить не минуты и часы, а сутки и более.

Посадка прошла успешно

Фото: «риа новости»

Дублёры Чайки и Лисички

Самый известный и первый широко разрекламированный полёт – легендарных Белки и Стрелки. Популярность первых вернувшихся орбитальных космонавток была неслыханной. Их сразу сделали «парадными» собаками, приглашали на праздничные встречи с избранными советскими гражданами. Портреты Белки и Стрелки появлялись везде: на шоколадках, спичечных коробках, открытках, нагрудных значках, почтовых марках и игрушках. Даже всемирно известный американский пианист Ван Клиберн, которого и самого-то едва ли не на руках носили, был счастлив, когда ему разрешили подержать собачек на руках. Между тем за кадром и этого космического путешествия до сих пор осталось немало интересного.

Изначально первыми живыми существами, совершившими суточный орбитальный полёт и благополучно вернувшимися обратно, должны были стать Чайка и Лисичка. Но обе собаки трагически погибли: 28 июля 1960 года на 19-й секунде полёта у ракеты «Восток 8К72» отвалился боковой блок первой ступени, она упала и взорвалась на стартовой площадке… Неудивительно, что полёт их дублёров – Белки и Стрелки – было решено предать гласности только в случае их успешного приземления.

19 августа 1960 года в 11 часов 44 минуты 06 секунд ракета-носитель с собаками на борту стартовала. За 25 часов полёта «Спутник-5» (прототип будущего гагаринского «Востока») совершил 17 витков вокруг Земли. Утром 20 августа контейнер с животными благополучно «совершил мягкую посадку в треугольнике Орск – Кустанай – Амангельды». Ровно через сутки в 12 часов в здании ТАСС прошла пресс-конференция с участием собак, а вечером Белку и Стрелку уже знала «в лицо» вся планета. 

Ещё один известный факт: в рамках исследований влияния космического облучения на генетику Стрелка вскоре родила шестерых щенят – трёх девочек и трёх мальчиков. Один из них – Пушок – так понравился жене Президента США Кеннеди Жаклин, что Никита Сергеевич Хрущёв решил ей его подарить. Мало кто знает, что для этого была проведена целая   «шпионская» операция. Ведущая сотрудница института Адиля Котовская вспоминала как «приехавшая из посольства США делегация под покровом совершенной секретности» собирала на Пушка документы, делали прививки, а потом чуть ли не с эскортом из машин ГАИ его отвезла в американское посольство. «Это было нечто! Такое впечатление, что принцессу какую-то везут». Говорят, опасаясь, что русские нашли секретный способ посадить «жучок» в щенка, сотрудники американских спецслужб тщательно изучили и просканировали Пушка перед тем, как передать президентской семье.

Полёт имел колоссальное значение для всей советской космической программы. Стало ясно, что скоро на орбиту отправится первый человек. 

Собаки Отважная, Малёк и кролик Звёздочка после возвращения из космоса

Фото: И. Гричер/«риа новости»

Спасение Жульки и Альфы

Несмотря на очевидные успехи, в целом 1960 год был трагичным: четыре из пяти запусков оказались, так или иначе, неудачными. Из восьми собак-космонавтов погибли четыре. Более того, 24 октября на стартовом столе в Байконуре взорвалась боевая межконтинентальная баллистическая ракета Р-16. В огне заживо сгорели 92 человека, в том числе заместитель министра обороны СССР и Главнокомандующий ракетными войсками маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин (его опознали лишь по оплавленной золотой Звезде Героя Советского Союза). 23 марта получил смертельные ожоги во время тренировки в сурдобарокамере Валентин Бондаренко – самый молодой из всех будущих космонавтов первого отряда. 

Чёрная полоса продолжалась и дальше: запущенный 1 декабря 1960 года «Восток 1К № 5» с Пчёлкой и Мушкой пришлось подорвать системой аварийного подрыва объекта (АПО) – встроенным зарядом тротила. Дело в том, что из-за технической неполадки корабль отклонился от расчётной траектории и мог приземлиться за пределами СССР. Утечки космических секретов допустить было никак нельзя. 

Ровно через три недели, 22 декабря 1960 года, с космодрома Байконур стартовал «Восток-6» с Жулькой и Альфой. Вот что вспоминал об этом полёте доктор медицинских наук Виктор Малкин: «Старт проходил по нерасчётной траектории, режим полёта был нарушен, и собаки должны были, как всегда в таких случаях, сгореть. Но система спасения сработала! Наземные службы засекли место падения – восточнее Туры в Сибири. Руководитель этого эксперимента Олег Георгиевич Газенко попросил Гюрджиана слетать на вертолёте – вдруг кого-то удастся спасти. Гюрджиан рассказывал: мороз был крепчайший. Увидев почти засыпанный снегом контейнер, он понял – чудес не бывает. Начали разгребать снег и вдруг откуда-то из глубины – собачий лай. Все крысы, насекомые, растения замёрзли и погибли, а Жулька и Альфа – живёхоньки… Армен Арамович, завернув в тулупы, привёз их на ракетодром, и Газенко, к тому времени уже генерал, забрал Жульку к себе домой. И она, и первопроходец Цыган остаток жизни провели заслуженно – в генеральских квартирах, на генеральских харчах и с генеральскими почестями». 

…Хрущёв требовал от Королёва скорейшего запуска на орбиту человека. Аргумент был один: американцы могут нас опередить. В начале октября ЦК КПСС принял секретное решение о полёте человека в космос. Был назначен и срок – декабрь 1960 года. Но Сергей Павлович стоял на своём: космонавт полетит только после двух подряд успешных запусков кораблей-спутников «Восток» с собаками.

9 марта 1961 года, сделав один виток вокруг Земли, «Восток ЗКА № 1» с Чернушкой и манекеном, которого в шутку прозвали Иван Иванычем, успешно приземлился в заданном районе – в 260 км от Куйбышева. 25 марта на такую же генеральную репетицию первого полёта человека отправилась Звёздочка. Собачку изначально звали Удачей, но из суеверия («А вдруг – неудача?») перед стартом кличку поменяли. Будущие космонавты – Валерий Быковский, Юрий Гагарин, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Павел Попович и Герман Титов – лично провожали Звёздочку на Байконуре: ведь в случае успеха кому-то из них предстояло лететь следующим. Аппарат со Звёздочкой и Иван Иванычем также благополучно приземлился – в районе Воткинска. Говорят, в момент приземления Удачи-Звёздочки Королёв уже знал имя первого космонавта. Планета узнает это имя через 18 дней.

 

 

Из досье «Совершенно секретно»

Первое в СССР Общество изучения межпланетных сообщений было открыто в 1924 году. Оно провозгласило основную свою цель и задачу: «…работа по осуществлению заатмосферных полётов с помощью реактивных аппаратов и других научно обоснованных средств». Почётным членом этой общественной организации был избран К.Э. Циолковский. А Циолковский умел своими трудами и идеями по поводу реальности полёта человека в космос заражать энтузиастов.

В 1931 году при ЦС Осовиахима была организована Группа изучения реактивного движения – знаменитая ГИРД, куда входили Ф.А. Цандер, С.П. Королёв, Ю.А. Победоносцев, М.К. Тихонравов и др. В августе 1933 года с «космодрома» в Нахабине стартовала первая жидкостная ракета. В том же году в Москве был организован первый в мире Реактивный НИИ.

Первые запуски воздушных шаров – «СССР-1 бис» и «Эксплорер-2» – с мухами-дрозофилами на борту осуществлены в СССР и США в 1935 году. Высота полёта – 15,9 и 24 км В 1936 году состоялся старт большой и по тому времени довольно мощной ракеты «Авиавнито».

В 1939 году была запущена первая в мире ракета с прямоточным воздушно-реактивным двигателем на второй ступени. 25 января 1940 года с Центрального аэродрома в Москве впервые в мире поднялся самолёт прямоточными воздушно-реактивными двигателями, пилотировал самолёт лётчик-испытатель Пётр Логинов. В том же году другой лётчик – Владимир Фёдоров – совершил первые полёты на ракетном планере РП-318 с жидкостным ракетным двигателем конструкции С.П. Королёва. Эти полёты вошли в историю как предвестники развития в СССР нового вида техники – реактивной авиации. Правда, вскоре по приказу Сталина все исследования советских учёных на эту тему были свёрнуты, а группу ракетостроителей разогнали.

Но после войны стало окончательно ясно: битвы за космос между супердержавами не избежать. Началась космическая гонка. Крайне важно было сохранить в тайне технологический прогресс. И СССР, и США пытались скрыть друг от друга любые свои как достижения, так и провалы, изо всех сил старались «удивить» мир и доказать преимущества своего пути развития.

13 мая 1946 года вышло секретное постановление Совета Министров СССР № 1017-419 сс по вопросам реактивного вооружения, подписанное И.В. Сталиным. Оно положило начало созданию ракетно-космической отрасли страны, которую стали финансировать как никакую другую. Кроме военно-стратегических задач, от учёных требовалось проверить возможность полёта в космос человека. Впоследствии, секретный проект получил наименование ВР-190. 7 мая 1947 года в Москве открылся Научно-исследовательский испытательный институт авиационной медицины ВВС Минобороны СССР (НИИИАМ), занимающийся секретными космическими исследованиями. Проведение биологических и медицинских экспериментов было возложено на НИИИАМ, а конкретное выполнение – на В.И. Яздовского. Вскоре на базе ракеты А-4 (ФАУ-2), которыми немцы обстреливали Англию в годы Второй мировой, С.П. Королёвым была создана первая советская ракета-носитель Р-1А, способная летать на большие высоты. Если в США в период с 1948 по 1952 год из девяти запусков высотных ракет с мышами и обезьянами восемь были неудачными, то первый же наш запуск собак в июле 1951-го стал для космонавтики триумфальным.


поделиться:
comments powered by HyperComments