Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Липа ради кругосветки

Опубликовано: 12 Декабря 2016 06:00
0
20296
"Совершенно секретно", No.12/389, декабрь 2016
Фёдор Конюхов и Ирина Умнова венчались  в Американской православной церкви
Фёдор Конюхов и Ирина Умнова венчались в Американской православной церкви

Как знаменитый путешественник Фёдор Конюхов искал деньги на кругосветное путешествие

Жизнь Фёдора Конюхова разделилась на две неравные части, на «до» и «после». «До» были пересечение Чукотки на собачьей упряжке (1981) и первая полярная экспедиция в составе группы Дмитрия Шпаро (1983), первый в истории России одиночный поход на лыжах к Северному полюсу (1990) и первое в истории России одиночное кругосветное плавание нон-стоп на яхте «Караана» (1991), восхождения на Эльбрус и Эверест (1992) и кругосветная экспедиция на двухмачтовом кече «Формоза» (1993–1994). А главное – в 1995-м Фёдор переезжает в Москву из дальневосточной Находки, разом меняя круг друзей и знакомых.   

18 февраля 1997-го Конюхов совершил восхождение на Килиманджаро (Африка), а 17 апреля 1997-го – на пик Косцюшко (Австралия), и это уже было «после». «После» были караванная экспедиция на верблюдах «По следам Великого шёлкового пути – 2002» и мировой рекорд по одиночному пересечению Атлантического океана (2004), первое в истории мирового парусного спорта одиночное кругосветное плавание на яхте класса «макси» через мыс Горн (2005) и тихоокеанский переход на вёсельной лодке от континента до континента, без заходов в порты, за рекордное время (2014), мировой рекорд по продолжительности полёта на тепловом аэростате (2016) и самый быстрый кругосветный полёт для аэростатов любого типа (2016).

А между «до» и «после» стоит фигура в рясе: близко посаженные глаза, высокий лоб, узкие скулы, седая борода опускается на грудь – вполне иконописное лицо. Таким Фёдору Конюхову запомнится этот человек, представившийся архимандритом Георгием, когда они встретились в 1997 году. Многое из того, что «архимандрит» рассказывал о себе, сближало: они были погодки, и срочную служил во флоте, «духовно образованный», страдалец – много скитался по стране, был гоним за веру, заточён в узы. А разговоры об аристократических предках, великокняжеских корнях окутывали этого человека с лицом святого флёром таинственности.    

– В миру, – говорил архимандрит, – меня звали Быковым Юрием Николаевичем, это моё имя по матери. А по отцу я происхожу от древнего рода Рюриковичей. Моё настоящее имя – Георгий Пятый Николаевич, а фамилия – Долгорукий-Симанский (Быков), Рюрикович, Мономах.

Видя немой вопрос на лице остолбеневшего Фёдора, архимандрит показал свидетельство о крещении.

– Вот видишь, – тыкал пальцем отец Георгий, – вот оно – мои имя и фамилия по отцу, а вот мой крёстный отец – митрополит Антоний Сурожский (Блюм), а вот моя крёстная мать – графиня Мария Ростиславовна Капнист, а таинство крещения совершил архиепископ Новгородский Сергий, в мае 1956 года в Новгороде.

Ещё показал письмо на бланке Всемирного благотворительного центра реабилитации и защиты прав детей-сирот, адресованное директору департамента консульской службы МИД РФ, в котором «в связи с подготовкой круиза в честь 300-летия Российского Флота, оформлением инвестиций из султаната Бруней в российскую экономику в размере 24 млрд долларов США и формированием Всероссийской библиотеки мировой литературы», была просьба выдать служебный заграничный паспорт «президенту Всемирного центра Долгорукому-Симанскому (Быкову) Рюриковичу, Мономаху Георгию V Николаевичу».

В верхнем левом углу письма директор департамента МИДа вывел круглым почерком: «т. Гараеву В.М. Пр. оформить срочно в порядке искл. (указание Е.М. Примакова)».

Последнее обстоятельство сразило наповал Фёдора, который свой паспорт тоже недавно с трудом получал в консульской службе министерства на Смоленской площади. Если архимандриту Георгию выдали паспорт по протекции самого министра иностранных дел Евгения Максимовича Примакова, то все сомнения в правдивости батюшки отпадали разом.

 

Боец с «гомосексуализмом — сатанизмом»

А потом архимандрит пустился в захватывающее биографическое путешествие. Родился он 25 июня 1951 года в Ленинграде, через год бабушка вывезла его в китайский Харбин, до 1956-го они жили в Лхасе, в резиденции Далай-ламы XIV. Затем вернулись в Ленинград, и ещё через год мальчик уехал в Париж, учился в Русской гимназии, получил диплом бакалавра Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже (1969). В 1970-м молодой Георгий V приезжает в СССР на похороны патриарха Алексия I (Симанского) и «остаётся здесь под именем брата-близнеца Быкова Юрия Николаевича. В свою очередь, брат, воспользовавшись его документами, покидает пределы Советского Союза».

Далее, рассказывал архимандрит Георгий, он стал бороться против митрополита Никодима (Ротова), «противодействовал гомосексуализьму-сатанизьму» в Русской православной церкви, «поднял вопрос о гомосексуализме в пионерлагере «Артек». После по наветам врагов оказался надолго в узилище, отсидел 11 лет – с 1982-го по 1993-й, из них 6 лет в одиночной камере, в невыносимых тюремных условиях заболел туберкулёзом. Из мест лишения свободы писал письма Президенту СССР Михаилу Горбачёву с требованием «верните деньги церкви» и председателю КГБ Владимиру Крючкову со словами «ваш путч не пройдёт, погибнут православный, мусульманин и еврей». После этого его, отца Георгия, выводили в предзонник, «чтобы расстрелять, если путчисты победят».

В октябре 1993-го Юрий Быков (впоследствии – архимандрит Георгий) выходит на свободу и сразу отправляется в Москву. Здесь, на Красной площади, он ведёт дискуссии о будущей Конституции России. В 1994-м учреждает Всемирный благотворительный центр реабилитации и защиты прав детей-сирот, инвалидов с детства и оставшихся без попечения родителей в честь чудотворной иконы Божией Матери «Державная».

– На 50-летие ООН в Швейцарии и США, – говорил отец Георгий, – я представлял род Рюриковичей, являясь прямым потомком Рюрика, Мономахов, Юрия Долгорукого. Способствовал частному инвестированию султана Брунея в Россию более 24 млрд долларов США. При всём этом, – продолжал архимандрит, – не имею ни прописки, ни жилья, ни паспорта. А то Юрий Чурбанов строит с Иосифом Кобзоном дома, а мне, отцу Георгию, негде жить и работать.

В подтверждение своей платёжеспособности архимандрит Георгий Пятый Николаевич показывал оригинал официального документа о регистрации своего Всемирного благотворительного центра иконы Божией Матери «Державная», в котором указывался фантастический размер его уставного капитала: 90 млрд рублей!

 

«Заключение» консультанта конституционного суда

В те годы путешественник Фёдор Конюхов, уже прославившийся на всю Россию, отчаянно нуждался в финансировании очередного кругосветного путешествия. Он только два года назад переехал в столицу, вскоре женился во второй раз, но ютился в студенческом общежитии МГУ, были проблемы с паспортом, в стране шли криминальные войны, в которых спонсоры ложились в землю рядами. На собственное некоммерческое партнёрство «Деловой клуб Фёдора Конюхова» и на благотворительный Фонд «Фёдор Конюхов» надежд было мало.

Денег хватало только на еду, а ведь Фёдор должен был кормить две семьи, четверых детей. С бывшей женой Любовью Конюховой, оставшейся в Находке, жили сын Оскар (1975 г.р.) и дочь Татьяна (1978 г.р.). И у новой жены Ирины Умновой было двое маленьких детей от первого брака. Вторая супруга ровно на десять лет младше Фёдора, юрист по образованию, она тогда писала докторскую диссертацию и за копейки подрабатывала главным консультантом Конституционного суда РФ.       

Фёдору пришла в голову гениальная идея: надо помочь архимандриту Георгию получить долгожданный паспорт, «с настоящим именем», а в благодарность, как намекал священник, за это непременно найдётся «благотворитель», который оплатит «кругосветку». Дело в том, что все ЗАГСы, паспортные столы и районные суды сходу отбрасывали заявления архимандрита с просьбой выдать ему паспорт с новым именем, которое больше подходило пациенту психбольницы. Разрешить ситуацию могло бы только решение суда, для которого нужны были очень веские доказательства. Помочь с доказательствами и тем самым решить это непростое дело взялась чета Конюховых.

И вскоре, точнее 13 марта 1997 года, появился на свет документ, подписанный главным консультантом Конституционного суда РФ И.А. Умновой. Это было «Заключение по вопросу о выдаче свидетельства о рождении Долгорукому-Симанскому (Быкову) Рюриковичу, Мономаху Георгию Пятому (V) Николаевичу». На этом, казалось бы, официальном документе высшей судебной инстанции стояла подпись самого Фёдора как «свидетеля» и его личная печать с парусниками.

Приведём это заключение от первой до последней строчки: «На основании заявления Долгорукого-Симанского (Быкова), Рюриковича, Мономаха Георгия Пятого (V) Николаевича о том, что его родителями являются: мать – Быкова Агнесса Викторовна, 28 декабря 1925 года рождения, место рождения – Россия, и отец – Долгорукий-Симанский, Рюрикович, Мономах Николай Петрович,   1913 года рождения, место рождения – Россия, расстрелянный 28 декабря 1950 года и впоследствии реабилитированный, органами ЗАГСа должно быть выдано свидетельство о рождении на имя Долгорукого-Симанского (Быкова), Рюриковича, Мономаха Георгия Пятого (V) Николаевича. Возможно подтверждение этого факта Мещерским Игорем Борисовичем (1904 г. рождения, место рождения – Россия); Олегом Волконским (1934 г. рождения, место рождения – Германия); Владимиром Владимировичем Татищевым (1953 г. рождения, место рождения – Франция); Конюховым Фёдором Филипповичем (1951 г. рождения, место рождения – Россия).

Установлено, что крещение состоялось 1956 года, 6 мая, город Новгород, церковь Николая Чудотворца (Княжья); крёстный отец митрополит Антоний (Блюм), крёстная мать – графиня Мария Ростиславна Капнист, крещение производил архиепископ Новгородский Сергий».

На что, по сути, опиралась Умнова, делая такое заключение? Во-первых, на «свидетельские» показания своего мужа, который почти не знал архимандрита Георгия, двух не живших в России эмигрантов и 93-летнего старца, которого уже нет в живых. Во-вторых, главный консультант Конституционного суда опиралась на явно подложное свидетельство о крещении. Как в последствии выяснилось, «крёстный отец» митрополит Антоний (Блюм) в 1956 году был всего лишь игуменом. Кроме того, этот известный архипастырь жил в Великобритании, приезжал в СССР крайне редко, по крайней мере, 6 мая 1956-го, когда якобы происходило крещение в Новгороде, игумен Антоний в Лондоне готовился к собственному возведению в сан архимандрита, совершившемуся через три дня, 9 мая.   

«Крёстная мать» графиня Мария Ростиславна Капнист, известная актриса, в начале 1956-го была простой советской заключённой в Красноярском крае.

Что подтолкнуло высококвалифицированного юриста вынести заключение по сомнительным документам и свидетельствам, можно только догадываться. Тем не менее «заключение» легло в основу судебного решения, давшего Быкову новую путёвку в жизнь.

А 15 марта 1997-го, то есть через два дня после того, как Умнова состряпала этот странный документ, состоялось так называемое заседание президентского совета Всемирного благотворительного центра иконы Божией Матери «Державной», на котором было «принято решение создать Всемирную ассоциацию здорового образа жизни имени Фёдора Конюхова. Выступавший на этом заседании Конюхов заявил, что «необходима сумма вложения 380 тысяч долларов США (яхта), 50 тысяч долларов США (Австралия – пик Косцюшко), 100 тысяч долларов США (Аляска), 100 тысяч долларов США (подъём Андреевского флага Бизерта), 30 тысяч долларов США (Нидерланды – День королевы)».

В протоколе этого заседания было указано, что президент Всемирного благотворительного центра архимандрит Георгий предлагает выделить один миллиард долларов на Ботанический сад в Санкт-Петербурге, десять триллионов рублей – на выплату задолженностей предприятий России, один миллиард долларов США – на финансирование казачьих войск и т.д. Однако вряд ли Фёдор Конюхов получил хотя бы один доллар из 680 тысяч запрошенных.

Тем не менее Пресненский народный суд Москвы, основываясь на «заключении Конституционного суда РФ», 3 апреля 1998 года решает «установить юридический факт того, что именем Быкова Юрия Николаевича 25 июня 1951 г.р. является имя Георгий; его отцом является князь Долгорукий-Симанский, Рюрикович, Мономах Николай Петрович…». ЗАГСу Центрального района Санкт-Петербурга суд предписал в записи о рождении произвести следующие изменения:

– фамилию ребёнка «Быков» изменить на «Долгорукий-Симанский, Рюрикович (Быков), Мономах»;

– имя ребёнка «Юрий» изменить на «Георгий Пятый».

И вот 31 января 1999 года ОВД Печорского района Псковской области, основываясь на этом решении Пресненского суда, выдал архимандриту долгожданный паспорт с экзотическим именем.

Георгий Пятый (V) Николаевич Долгорукий-Симанский (Быков), Рюрикович, Мономах

Уголовник в рясе

Скорее всего, архимандриту Георгию понадобилось изменить имя, чтобы скрыть своё криминальное прошлое. Наверное, и скрыл бы, если бы случайно не попал в круг подозреваемых по громкому уголовному делу № 711864 об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, совершённом 20 ноября 1998 года. Тогда и выяснилась настоящая биография «Мономаха Долгорукого». Оказалось, что Юрий Николаевич Быков в 1970–1972 годах проходил срочную воинскую службу, награждён медалью «За воинскую доблесть». В 1978 году окончил Ленинградскую духовную семинарию. В 1983 году осуждён на 8,5 года лишения свободы по статьям 120 («развратные действия»), 121 («мужеложство»), 144 («кража»), 147 («мошенничество»), 180 («заведомо ложный донос»), 196 («подделка документов, печатей, штампов»), 206 («хулиганство»), 210 («вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность») УК РСФСР.

Сыщики быстро выяснили, что Быкова тюрьма не исправила почти ни по одной из вышеперечисленных статей Уголовного кодекса. Например, гражданин А.Л. Попов написал 21 января 1998-го заявление в отделение милиции № 50, в котором рассказал, как некий «отец Георгий», пообещав его 75-летней матери, проживавшей в коммуналке в центре Москвы на ул. Знаменка, «отселить её в отдельную квартиру», «мошеннически присвоил 10 600 долларов США». В оперативной справке говорилось, что Быков «в период с 1997 по 1998 год поддерживал устойчивые контакты с жителями Москвы. Злоупотребляя их доверием, завладел принадлежащими им денежными суммами в общей сложности на 20 600 долларов». Далее в этом документе говорится: «Прокуратура Центрального округа г. Москвы возобновила расследование по уголовному делу, возбуждённому 60-м отделением милиции по ст. 132 ч. 2 («насильственные действия сексуального характера, совершённые в отношении заведомо несовершеннолетнего») УК России, главным фигурантом которого является Быков».

Архимандрит Георгий, по сведениям сыщиков, собирался тогда покинуть пределы России. Возможно, так и произошло, но тогда ему эпизодически приходилось возвращаться на родину, чтобы зарегистрировать очередной благотворительный фонд (кстати, Всемирный центр иконы Божией Матери «Державная», по данным электронного справочника Kartoteka.ru, до сих пор считается действующей организацией). В частности, по данным Kartoteka.ru, Георгий Пятый Долгорукий-Симанский (Быков), Рюрикович, Мономах учредил Благотворительный фонд развития паралимпийского движения России, спецназа, ФСБ, МВД и МО РФ с уставным капиталом 30 млрд рублей.

Последнее его детище на ниве «благотворительности» – Фонд по сохранению и развитию историко-культурного наследия сословий отечества – зарегистрировано 21 марта 2016 года. Соучредителем и управляющим делами этого фонда числится полковник юстиции в отставке Анатолий Епишин, бывший заместитель начальника Контрольно-ревизионного управления ГУВД Москвы и бывший генеральный директор Физкультурно-спортивного центра московской милиции. Третьим соучредителем этого фонда стал Арсен Шогенов – заместитель главы по экономике и финансам Баксанского района Кабардино-Балкарии.

Удивительное дело: что толкнуло этих искушённых мужей, опытных руководителей на совместное дело с уголовником в рясе? Хотел спросить об этом у самого Фёдора Конюхова, но мне ответили, что путешественник находится «в хождении за семь морей». Тогда я вспомнил, как однажды его жена сказала: «Фёдор честно сказал мне: «Ирочка, я путешествия ставлю в своей жизни на первое место. Ни родители, ни дети, ни жена меня не остановят». Подчас, как известно, наши недостатки – это продолжение наших достоинств.


поделиться:
comments powered by HyperComments