Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

«Русские шайтаны» в небе над Меккой

Опубликовано: 7 Декабря 2016 06:00
0
11843
"Совершенно секретно", No.12/389, декабрь 2016
В 1925 году командующий армии Хиджаза приказал бомбить священную Мекку
В 1925 году командующий армии Хиджаза приказал бомбить священную Мекку
Фото: ru.wikipedia.org

Как бывшие белогвардейские офицеры создавали авиационную мощь Саудовской Аравии

На протяжении последних нескольких десятков лет Саудовская Аравия является одной из самых проблемных для России стран. Достаточно вспомнить её активное участие в афганской, чеченских и сирийской войнах, а также ту роль, которую она сыграла в 1980-е годы, когда рост арабской нефтедобычи способствовал обрушению цен на «чёрное золото» и нанёс серьёзный удар по советской экономике. Между тем были в истории отношений Москвы и Эр-Рияда забытые сегодня политические и военные страницы сотрудничества, благодаря которым во многом и существует Саудовская Аравия.

Начало этому было положено в июне 1916 года, когда в разгар Первой мировой войны правитель, расположенного на Аравийском полуострове Королевства Хиджаз, Хусейн ибн Али аль-Хашими объявил о независимости от Османской империи. Сразу после развала Османской империи за Аравийский полуостров началась борьба между западными державами (прежде всего, между Великобританией и Италией). В частности, их представители пытались «подмять» под себя вооружённые силы появившихся там независимых королевств.

 

Вербовщик Лоуренс Аравийский

Учитывая тяжёлые условия местной службы, британцы решили сделать ставку на русских лётчиков. Британская разведка сообщила королю Хусейну аль-Хашими, что поблизости, в Египте, живут несколько русских авиаторов, работающих «не по специальности» – кто водителем такси в Каире, кто уличным торговцем дешёвыми вещами, а кто и портовым грузчиком в Александрии. И вот однажды в авто к бывшему офицеру Белой армии Максимову подсел незнакомый араб. Когда водитель спросил его, куда ему направляться, последовал ответ: «В самый лучший ресторан». Однако странный пассажир не торопился расплачиваться и предложил таксисту пообщаться за столиком «тет-а-тет». Максимов был не в духе – последние дни были не лучшими в плане заработка – и потребовал расплатиться. Хитро улыбнувшись, гость вывалил ему в руку горсть золотых монет, которых бы хватило на оплату как минимум полгода его труда. Оставив свой старенький «Ситроен», Максимов не без опаски направился на свидание с таинственным гостем, в котором он заподозрил вербовщика убийц. Такие предложения нередко поступали оказавшимся в трудных условиях русским военным. «Араб» назвался личным посланником правителя Хиджаза и предложил собрать в условленном месте всех имевших отношение к авиации русских, обещав сделать им «предложение, от которого невозможно отказаться».

Через день в одном малолюдном кафе собрались капитаны Бобров и Найдёнов, поручик Булацель, и нескольких других лётчиков и военных механиков (они зарабатывали на жизнь тяжким трудом портовых грузчиков и торговцев). Максимов и все пришедшие на встречу не пожалели: кроме того, что таинственный гость устроил застолье, подобное которому они не видели с момента начала Первой мировой войны, «араб» действительно предложил им то, о чем они уже так долго мечтали – а именно, работу по их непосредственной специальности. Гость кратко изложил свою идею: создать иностранный офицерский авиационный отряд, за приход в который инструкторами он пообещал огромную сумму денег и всевозможные льготы, включая настоящие каменные дома каждому в подарок в Хиджазе.

В итоге Максимову предложили стать начальником команды механиков за 40 золотых фунтов стерлингов в месяц, как и полковнику Николаю Широкову, который должен был стать начальником формируемого русского авиаотряда. Их младшим подчинённым предложили по 30 золотых фунтов ежемесячно. Такую зарплату многие даже в кризисной послевоенной Европе не мечтали получить и за год.

И уже на следующий день вся группа, которую провожали удивлённые взгляды их бывших работодателей, отправилась на комфортабельном пароходе из Александрии в Джидду. И удивляться было чему: они привыкли видеть их в лохмотьях, а теперь бывшие офицеры были одеты не хуже британских господ и ехали в привилегированном первом классе.

По приезду «араб» «сбросил маску», оказавшись знаменитым полковником британской разведслужбы Лоуренсом Аравийским, благодаря деятельности которого в период Первой мировой войны арабы подняли восстание против Османской империи.

 

Суровые лётные будни

29 июля 1921 года русские специалисты прибыли к месту службы и приступили к освоению предоставленной им британской и германской техники, а затем – к обучению лётчиков армии правителя Хиджаза короля Хусейна аль-Хашими авиационному искусству. Справедливости ради надо сказать, что Лоуренс тогда набрал не только русских, но представителей разных национальностей. В отличие от белоэмигрантов, большинство из них вскоре покинули королевство. Механик Максимов и его немногочисленные подчинённые сделали почти невозможное – за считанные недели, несмотря на нехватку запчастей, они собрали из имевшейся тогда в Хиджазе авиационной рухляди три «рабочих» самолёта, способных подняться в воздух.

Создание местных ВВС началось с многочисленных трений между местным командованием и иностранными специалистами, которых раздражало ужасное состояние авиационной техники: в пустынных условиях из-за сильного ветра с песком самолёты очень быстро приходили в негодность. «Притирка» с «местными» была долгой и тернистой. Так, ухудшение ситуации на фронте вынудило командование Хиджаза направить 4 декабря 1921 года русских пилотов на фронт, чтобы бомбить занимаемый войсками враждебного ему Королевства Неджд Турабаха на только что отремонтированных Максимовым бомбардировщиках DH.9.

Поскольку по заключённому договору русские пилоты были не обязаны выполнять «любые задачи военного характера», то лишь после второго приказания властям Хиджаза удалось заставить их вылететь на бомбометание.

Впрочем, сразу после этого они решили уехать в Египет на первом же корабле. И понятно, почему. На первый взгляд, ВВС Хиджаза для страны третьего мира к середине января 1922 года выглядели весьма презентабельно. Они состояли из девяти самолётов (по два Armstrong Whitworth, DH.9, Farman и три Caudron). Однако из-за износа самолётов часть из них была охарактеризована Максимовым как «бесполезный хлам», а другие требовали самого серьёзного ремонта и поставок дополнительных запчастей. Тогда-то на службе в ВВС Хиджаза появились три новых российских лётчика – Юнгмейстер, Минчанок, Кузнецов, а также авиамеханик Агнаев. Им-то и предстояло «обкатать» хиджазские боевые самолёты. Первым должен был выполнить полёт 10 января на смотре самого короля Хусейна пилот Минчанок, который разбился почти у самых ног короля. По сообщению британского офицера разведки, бывшего свидетелем этого события, «король покинул сцену без комментариев».

Через полтора месяца за Минчанком последовал Юнгмейстер, разбившийся на «Каудроне» в Таифе 25 февраля. После чего Кузнецов объявил, что он не готов к управлению такими типами самолётов, поскольку специализировался как пилот гидросамолёта. После того как Кузнецов и трое других пилотов оказались вылететь на бомбардировку войск Неджда в начале апреля 1922 года, они были уволены.

Это означало временное прекращение существования ВВС Хиджаза, поскольку никто из иностранцев не согласился на такие условия службы. Однако в августе 1922 года после неудач в борьбе против Неджда король Хиджаза решил вернуть русских пилотов для возрождения своих ВВС.

На таких бомбардировщиках DH.9 летали российские авиаторы во время войны Королевства Хиджаза с Королевством Неджд

Фото: WIKIPEDIA.ORG

Небесная гроза ваххабитов

В начале 1924 года белогвардейские лётчики участвовали в нескольких бомбардировках Турабаха, которые, однако, не смогли сорвать подготовленное наступление сил Неджда. В ходе августовского наступления 1924-го войска Хиджаза потерпели поражение. 5 октября король Хусейн отрёкся от престола, и его сын Али ибн Хусейн взошёл на престол, после чего 13 октября силы Неджда захватили столицу Хиджаза Мекку.

Новый правитель попытался стабилизировать ситуацию и вернуть контроль над стратегически важным городом, имеющим при этом особое значение для мусульман. Лётчик Николай Широков тогда почти каждое утро и вечер совершал над Меккой разведывательные полёты на самолёте DH.9. Командующий армией Хиджаза Тахаин-паша приказал ему бомбить войска противника в Мекке. Сложность состояла в том, что авиационные бомбы отсутствовали и удары пришлось наносить гранатами и переделанными для бомбометания снарядами. Это было очень опасно, и полковник Николай Широков согласился на это лишь при увеличении зарплаты, которая в итоге составила 60 золотых фунтов стерлингов в месяц и бутылку виски в день.

Примечательно, что, отправляя Широкова бомбить священный для всех мусульман город, представители хиджазского короля отнюдь не задумывались об этом, равно как и о том, что эту миссию поручили иноверцу. В январе 1925 года русский лётчик не только бомбил Мекку, но и сбрасывал прокламации в расположение войск противника, в которых их призывали «сдаться, чтобы не быть уничтоженным новым оружием с воздуха». Появление на бреющем полете самолётов, осыпавших скопления кавалерии ваххабитов бомбами и расстреливавших их из пулемётов, способствовало изменению ситуации. В панике обезумевшие от страха верблюды, услышав шум самолётных двигателей, сбрасывали седоков и разбегались в разные стороны. Очень быстро именами «русских шайтанов» женщины стали пугать детей, а день ото дня расценки за их головы неуклонно росли.

Развязка наступила неожиданно. 18 января 1925 года за голову полковника Николая Широкова была выплачена награда. Как именно это произошло, до конца неясно. По одной версии, несчастье с Широковым, летавшим на бомбардировщике DH.9C, произошло в результате «технической неполадки» – его самолёт перевернулся и разбился. По другой информации, на его борту произошёл подрыв специально заложенной бомбы. А по данным третьего источника, катастрофа произошла не над Меккой, а в нескольких милях от города Джидда, когда Широков пилотировал над расположением войск Неджда бомбардировщик Wapiti DH.9C. Самолёт, оснащённый самодельными бомбами, переделанными из снарядов, взорвался в воздухе в результате преждевременного подрыва. Голову «неверного крылатого шайтана» пронесли на пике по позициям войск Неджда среди суеверного аравийского населения это вызвало толкования в духе, что «за удар по священному городу нечестивцев постигла Божья кара».

Оставшиеся русские авиаторы сражались вплоть до капитуляции 21 декабря 1925 года хиджазского короля Хусейна ибн Али аль-Хашими правителю Неджда Ибн-Сауду. Точно неизвестно, какова была судьба находившейся в составе его войск группы русских пилотов. По одним данным, они попали в плен к силам Неджда, по другим – бежали с территории Аравийского полуострова. Впрочем, до окончательной победы Неджда было ещё далеко – лишь 28 января 1927 года было создано объединённое Королевство Хиджаз и Неджд, впоследствии ставшее Саудовской Аравией.

Как бы там ни было, но служба русских лётчиков не спасла хашимитов от уничтожения, хотя и продлила, судя по всему, сроки их существования.

 

Выпороли и выгнали

Видимо, подобное объяснение вполне удовлетворило короля Абдул-Азиза Аль Сауда (Ибн-Сауда), на службе у которого тогда же появились русские пилоты и авиамеханики, ранее работавшие в ВВС Хиджаза. Королю требовалось эффективное оружие для борьбы с верблюжьей кавалерией ваххабитских мятежников, выступивших против объединения страны. Его положение в Хиджазе было непрочным: воинственная племенная группа «Ихванов» («Братьев»), исповедовавших ваххабизм, то и дело поднимала мятежи против новой власти. Одной из главных причин стал запрет на совершение набегов на соседние страны, в ходе которых «Братья» грабили и убивали население, уводили женщин в рабство. Кроме того, тогда по всему Аравийскому полуострову шла междоусобная борьба с многочисленными и воинственными кланами.

Вот в этой братоубийственной войне и принимали участие русские пилоты. Среди них был особенно заметен лётчик капитан Бобров. Что с ним случилось, до сих остаётся тайной. По одной версии в один из дней 1927 года он сел в пустыне из-за технической неполадки и был вынужден отстреливаться до последнего патрона, пока не был схвачен и зверски убит разъярёнными ваххабитами. По другой версии, капитан стал жертвой предательства со стороны подчинённых Ибн-Сауда. Бойцы из Неджда были настолько разозлены его смелыми воздушными рейдами, что обезглавили труп русского пилота и пронесли его голову на пике по своим селениям. Тем не менее в войне, в которой участвовали русские авиаторы, у «Братьев» не было шанса на победу: в конце концов, они согласились на почётную капитуляцию.

Примечательно, что помимо освоения новой техники русским специалистам пришлось готовить к полётам и старые машины, доставшиеся в качестве трофеев от прочих разгромленных Абдул-Азизом Аль Саудом правителей. Это произошло в 1926 году, когда с большим трудом после взятия Джидды и Медины им удалось подчинить весь Хиджаз. Среди взятых его воинами трофеев оказались шесть устаревших и небоеспособных британских бомбардировщиков de Havilland DH.9A (DH.9), за ремонт которых другие иностранцы вообще не брались. Авиатехник Максимов уже через месяц смог два из них поставить «на крыло». Одновременно русским пилотам приходилось готовить и местные лётные кадры. За столь напряжённую работу русским пилотам были предоставлены «всевозможные льготы и дополнительное жалование».

После объединения страны, получившей название Саудовская Аравия, амбициозный король Абдул-Азиз Аль Сауд попытался поставить под свой контроль почти весь Аравийский полуостров и решил присоединить его южную часть – Йемен, откуда на север постоянно совершали набеги представители полудиких племён.

К тому времени он набрал ещё один иностранный авиаотряд из немцев и англичан, принявший активное участие в Йеменской войне. Но после того как в сентябре 1932 года йеменцам удалось подбить один из самолётов, все иностранцы, за исключением русских, попросту отказались от полётов. Они объясняли свои действия тяжёлой болезнью, якобы поразившей весь отряд, а также отсутствием в их контрактах обязательств лично участвовать в боях. За это иностранных пилотов выпороли по приказу саудовского короля и уволили.

После этого наступило время ещё большего благоволения короля к русским, который пригласил на свою службу других русских авиаторов, и в ходе саудо-йеменской войны 1932–1934 годов те вновь показали свои замечательные лётные навыки.

Правитель Неджда, король Ибн-Сауд

Фото: WIKIPEDIA.ORG

Накануне войны

Примечательно, что всякий раз после завершения очередного конфликта на Аравийском полуострове местные власти начинали в отношении русских наёмников очередную волну давления, после чего они снова уезжали в Египет. Далее от короля прибывали представители с «предложением, от которого невозможно было отказаться», и всё возвращалось на круги своя.

Однако с 1934 года авторитет русских лётчиков заметно укрепился – не случайно, например, Николая Найденова и авиамеханика Максимова лично принимал сам саудовский монарх, чего не удостаивались многие западные политики. И это несмотря на наплыв в это время итальянских лётчиков и механиков, обусловленный потеплением отношений между Римом и Эр-Риядом.

Благодаря русским специалистам страна уже получила собственные боеспособные лётные кадры, а также две современные авиационные базы. Об уровне подготовки лётчиков свидетельствует тот факт, что за почти 15 лет в Саудовской Аравии не было ни одной катастрофы в мирное время, тогда как в середине 1920-х годов они происходили регулярно. Русские лётчики продолжали служить здесь вплоть до начала Второй мировой войны.

Без ложного пафоса можно сказать что во многом благодаря именно русским авиаторам, организовавшим ВВС Эр-Рияда, и существует сама Саудовская Аравия в её нынешних границах. Кстати, власти страны параллельно развивали достаточно успешные связи с красной Москвой. Так, в истории взаимоотношений России и Саудовской Аравии имеется и другая позитивная страница: именно СССР после ухода оттуда турок первым признал в 1924 году во время междоусобной войны на Аравийском полуострове права клана ас-Сауд на власть. А в 1926 году Советский Союз установил официальные отношения с только что созданным «железом и кровью» на обломках Османской империи Королевством Хиджаза, Неджда и присоединённых областей, на основании которых и была создана впоследствии Саудовская Аравия. И, каким бы странным это ни казалось сегодня, именно СССР помог арабам решить топливно-энергетическую проблему, согласившись поставлять керосин. Тогда ещё месторождения нефти не были открыты, а страна остро нуждалась в горючем. Сегодня, когда Россия и Саудовская Аравия пытаются найти точки соприкосновения и выйти из того круга недружественных отношений, в котором они оказались, самое время вспомнить об этой забытой странице истории первого русско-аравийского военного сотрудничества.


поделиться:
comments powered by HyperComments