ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Путь домой через ухабы

Опубликовано: 21 Ноября 2016 11:37
0
25878
Онлайн-версия

 

Почему в Крыму с облегчением вздохнули после ареста Алексея Улюкаева

Вот уже третий год Крым находится в составе России – отгремели фанфары, прошли первые эмоции и эйфория, и на повестке дня осталась суровая действительность: как жить дальше в той непростой ситуации, в которой оказалась вся страна? О том, как полуостров после двух десятков лет полной разрухи и апатии пытается встроиться в современную российскую реальность, и кто ему в этом мешает, «Совершенно секретно» рассказал политолог Игорь Рябов, руководитель экспертной группы «Крымский проект», которая занимается консалтингом органов власти на полуострове.

-  Как возникла ваша группа «Крымский проект»?

 —  Проблемами Крыма я занимался много лет, еще до воссоединения. А когда все произошло, появилась серьёзная потребность в аналитике и для Москвы, и для крымской власти – так у нас с моим напарником, политологом Сергеем Михеевым возникла идея создать «экспертный мостик», который поможет процессу интеграции полуострова в Россию. Так появилась экспертная группа «Крымский проект».

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ «ВАРЯГОМ»?

- А вас внимательно слушают на полуострове? Ведь, для местных вы же по сути пришлые «варяги»…

 — Да нет, отношения хорошие и с главой Крыма, и с рядом министерств, особенно с Министерством туризма, сотрудничаем и с местными администрациями. Ситуация ведь очень непростая — переходный процесс продолжается, и наша задача – смягчить последствия этого перехода. В Крыму достаточно серьёзное и своё экспертное сообщество, поэтому туда, где они и сами все понимают, мы не лезем.

Игорь Рябов, руководитель экспертной группы «Крымский проект»

- Кроме туризма, что еще может дать Крым стране?

 — Конечно, туризм – это базис, на котором здесь все надо развивать. По сути, никто им особо и не занимался. До воссоединения здесь только 10% отдыхающих были из РФ, а 90% – с Украины. Сегодня всё с точностью наоборот, а российский турист это совсем другой клиент, который привык к другому уровню. В Крыму живутт чуть больше 2 миллионов людей, а приезжает каждый год 6 миллионов, и ещё треть населения хочет поехать. И к этому крымчанам только предстоит привыкнуть, а значит – надо менять свою психологию, больше прислушиваться к критике. Хотя, в  основном всем, кто приезжает, здесь нравится всё – россияне до сих пор пребывают в культурном шоке от природы, от другой среды обитания. Люди будут ездить в Крым, даже если два раза отравятся там супом, хотя такое здесь случается очень редко – на полуострове довольно качественный общепит.

С другой стороны, в Крыму очень много людей с хорошим образованием и высоким интеллектуальным уровнем, которые не готовы работать только в сфере обслуживания туристов. Напомню, что в Феодосии есть оптический завод, судостроительный завод «Море», в Керчи даже есть металлургическое производство, титановый завод в Армянске – масса технологически сложных предприятий. Конечно, их надо сохранять и развивать, но дело в том, что с рабочим классом в Крыму всегда были большие проблемы. Сейчас одна из главных задач  — соблюсти этот баланс между рекреационным и промышленным потенциалом Крыма. Особый случай с Севастополем – там можно и нужно развивать научно-промышленную инфраструктуру, чтобы город мог стать базой не только для военного, но и гражданского флота. Вот один лишь пример: у нас речной флот класса «река-море» сильно деградировал за последние годы, катастрофически не хватает таких судов на крымском побережье – для рыболовства, пассажирских перевозок – и три мощных города Керчь, Феодосия и Севастополь могли бы стать точками для развития производства этих судов.

- Народ в Крыму уже «притёрся» к новой российской реальности, особенно к ценам?

 — Все примерно понимают, почему в Крыму высокие цены, почему здесь коррупция и каков её уровень. Кстати, этот уровень, по сравнению с украинскими годами, стал в разы ниже, коррупционеров стали наказывать реально, даже за самые мелкие нарушения. На сегодня позиция крымского общественного мнения такая: мы понимаем все сложности переходного периода, но сделайте нам чуть менее больно. Взять пример с Керченским мостом: все знают, что он нужен, понимают трудности момента – сегодня просто съездить в Краснодарский край, это всегда чувствительные затраты и по деньгам, и по времени. Но все прекрасно понимают, что есть график, и потерпеть надо до конца 18-го года. Это, кстати, результат того, что местная власть очень терпеливо и постоянно ведет разъяснительную работу. И люди к этому относятся с пониманием и готовы ждать. В этом плане достойно выглядит глава Крыма Сергей Аксёнов, который стал очень сильным политиком — он всегда готов говорить с людьми на самые неприятные темы. К сожалению, не все проблемы в его компетенции, часто проблемы возникают на уровне депутатов местных советов, куда он по субординации не может вмешиваться, а отвечать перед людьми всё равно приходится. Мне, например, очень импонируют его политика открытости. Бывало, едешь в такси, а водитель тебе рассказывает, как его соседка обратилась за помощью напрямую к Аксёнову, и через два дня он решил проблему. Такое в России не часто услышишь…

После «блэкаута» в 2015-м крымчане стали ещё более сплочённым народом

КТО СТОИТ НА ПУТИ ПЕРЕМЕН?

- Люди в России всё время слышат о том, что деньги на Крым выделяются огромные, а перемены на полуострове, тем не менее, идут тяжко и медленно, может, кто-то в Центре не очень заинтересован в этих переменах?

 — У нас тоже есть такое ощущение. Вы знаете, что в правительстве за развитие Крыма и Севастополя отвечал Алексей Улюкаев, да-да, тот самый! Он отвечал за согласование всей документации, выделение средств и т.д. В прошлом году, когда у него были все полномочия по реализации Федеральной целевой программы (ФЦП) по Крыму, он практически саботировал её выполнение. Именно поэтому почти на год затянулись все согласования. Это была его идеологическая позиция, как и у всех либералов в правительстве: дескать, зря мы всё это затеяли с Крымом, только со всем миром перессорились из-за этого. И отказ в помощи полуострову для него был способом доказать свою правоту. Сейчас Крымом занимается более ответственный чиновник из МЭР – Сергей Назаров, и после его прихода ситуация сразу изменилась в лучшую сторону. 

- Происходит ли перемена внутри самих людей?

 — В Крыму все чем-то заняты, народ очень предприимчивый, уровень безработицы здесь стремится к нулю, уровень развития малого бизнеса просто уникален для России. В этом направлении народ надо конечно поддерживать, хотя я не вижу особых усилий со стороны республиканских властей. Со стороны федерального центра выделяются немалые деньги, но они просто не осваиваются и «зависают» только потому, что не учитывается местная специфика. Масса денег тратится, к примеру, на обучение, а обучать крымский бизнес не нужно. Нужно создавать фонды, которые бы помогали бы предпринимателям инвестировать в новое дело, но с этим пока туго.

- А как изменилось материальное положение народа?

 — Мы много слышим жалоб о том, что цены выросли, жизнь стала дороже. При этом мы понимаем, что официальная зарплата совершенно не отражает реальных доходов – очень многие живут за счёт туристического сезона. Крымчане стали открывать свой бизнес в материковой России, многие заметно преуспевают. Обратите внимание, какие пробки на дорогах крымских городов даже после завершения сезона! Это ведь не приезжие, а местные стали покупать больше автомобилей, поскольку цены на них после 2014-го заметно снизились. Конечно, есть люди со скромными доходами, пенсионеры, вот таким надо обязательно помогать, например, через институт социального партнерства бизнеса и государства.

Присоединение к России Крым встретил с ликованием

- Есть ли в крымчанах что-то непохожее на общероссийский менталитет?

 — Меня поразила одна вещь: Крым – очень большая республика, которая по размерам превышает многие европейские страны, но здесь очень своеобразное информационное поле. Если ты сегодня поговорил с кем-то в Симферополе, то через 3 часа про это знает весь полуостров. То есть, «большая крымская кухня» работает как мощный информационный инструмент. Для приезжих это минус, но для местных – большой плюс, поскольку создается особая атмосфера проникновения общественного мнения во все сферы. Это очень не похоже на материковую Россию: Москва, к примеру,  очень закрытый город, а на Урале – пытать будешь, ничего тебе не скажут… Тут же совсем другие традиции, и это создает определённые проблемы. По Крыму циркулируют 10 тысяч слухов, которые сразу надо делить на 50. Бывает, чиновник только начал работу, а уже «впереди паровоза» полетели слухи о том, что его снимают… В хорошем смысле «крымская говорливость» — это уникальная местная черта, к которой просто надо привыкнуть и всегда её учитывать.

- Каких специалистов сегодня не хватает на полуострове?

 — Поскольку на полуостров пришло много федеральных органов, потребовалось много специалистов для ФМС, Налоговой, в банки и т.д. Этот кадровый дефицит был быстро закрыт, поскольку люди здесь действительно очень хорошо обучаемы. Но пока что не хватает людей с опытом масштабной проектной работы, которые могут сформировать сложный проект и реализовать его. Здесь очень нужны антикризисные менеджеры уровня Аксёнова, которые могли бы брать на себя ответственность и решать системно проблемы по целому ряду направлений. К сожалению, в нынешнем Совете Министров Крыма очень многие по духу и психологии не являются антикризисными менеджерами. Именно поэтому там такая большая текучка.

«БОЛЯЧЕК» ХВАТАЕТ, НО И «ЛЕКАРСТВ» ДОСТАТОЧНО

- А как обстоит с нашими традиционными «болячками» — коррупция, «откаты», «распилы»?

 — На сегодня полуостров является полем битвы с такими людьми, и в этом плане тут ситуация даже лучше, чем в некоторых регионах. Как только в Крыму обнаруживается очередная вертикаль по сбору дани, ее тут же уничтожают. Вполне энергично действуют правоохранительные органы, да и сам Аксёнов прекрасно знает все эти местные «схемы», поэтому покоя коррупционерам не дает. Что касается новых «болячек» из России, то самая досадная из них — проблема давления надзорных органов, от которых тоже исходят намеки на сбор дани.

- За два с лишним года появились ли в Крыму точки роста экономики?

 — Помимо туризма очень хорошо пошло в рост сельское хозяйство, где инвестиции сегодня самые рентабельные, особенно после введения контрсанкций. Сейчас закладываются новые сады и виноградники, но по-прежнему не хватает предприятий по переработке. Ещё одна из глобальных проблем – права на землю. При Украине были бездумно распылены земельные паи, и сейчас в Госсовете Комитет по земельным отношениям работает буквально круглыми сутками, разруливая эту проблему. Всем понятно, что крупный инвестор придёт только туда, где есть ясность с землевладением. Кстати, только что решена проблема с Домом творчества писателей в Коктебеле, где вся территория была разорвана на клочки, и поэтому невозможно было создать серьёзный туристический объект в этой точке. Сегодня эта тема закрыта – там привлекаются инвесторы и будет развиваться уникальный ландшафтный парк.

Что особенно радует — на глазах появляются новые объекты в тех местах, куда раньше не принято было ездить. В западной части полуострова, между Черноморским и Саками, сегодня можно встретить уютные мини-отели очень приличного класса за не самые большие деньги с хорошим набором услуг. Есть там и халупы, но рынок сам определит, кто выживет – маленькие и приличные гостиницы или традиционные халупы. Обратите внимание, сколько появилось качественных, чистых и бесплатных пляжей. Эта проблема была решена волевым порядком – Совмин выпустил постановление о передаче пляжей в аренду коммерсантам, быстро провели конкурсы, и люди вложили большие деньги, поверив, что это всерьёз и надолго. Надо признать, что сразу после этих конкурсов была попытка «наезда» на коммерсантов со стороны районных прокуроров, которые по старой украинской привычке пытались поиметь свой интерес. И этому местному прокурорскому лобби Генпрокуратура республики очень быстро надавала по рукам, сейчас проблема снята.

Керченский паром — это на сегодня самая главная «дорога жизни» на полуостров

- Как автомобилист, испытавший на себе крымские дороги, интересуюсь, что мешает привести эти «стиральные доски» в божеский вид?

 — Это местная боль, увы. Во времена Украины здесь вообще ничего не вкладывали в дороги. Была даже такая «фишка» — перед выборами начать ремонтировать какой-нибудь мост. Выборы закончились, и работы встали. До следующих выборов. Другая беда — в Крыму до сих пор используют устаревшие технологии ремонта и строительства дорог. Не хватает строительных компаний, занимающихся дорогами. Нужно набраться мужества и договориться с российскими дорожниками о приходе на полуостров современных технологий. Есть ещё одна проблема: на трассах стали появляться приличные участки, потому что трассы относятся к республиканскому уровню, а дороги внутри городов – это муниципальная собственность, и на них у городов нет денег. Так и получается, что съезжает человек с парома в Керчи и приходит в дикий ужас от тамошних «стиральных досок», а стоит отъехать подальше, дороги сразу меняются в лучшую сторону. Дело в том, что у крупных городов пока нет генплана развития, а без него нет федеральных средств. Какой смысл класть надежную дорогу, если завтра в этом месте, по новому генплану, пройдёт какая-то коммуникация? Вот поэтому пока ситуация подвисла. Я знаю, что сейчас идёт проектная работа, к которой привлечены крупные столичные институты, но прошлый год ушёл только на согласования, в том числе и по вине упомянутого мною высокопоставленного чиновника. В любом случае, работа движется, но не так, как хотелось.

- Существует ли на полуострове «татарский вопрос»?

 — При Украине из крымских татар делали инструмент влияния на политическую ситуацию в Крыму, понимая, что русскоязычный Крым всегда будет бунтовать против Киева. После возвращения Крыма в Россию лидеры меджлиса стали претендовать на роль посредников между новой властью и татарскими диаспорами. Это конечно неправильная политика. Все прекрасно понимают, что на многонациональном полуострове не может одна нация быть какой-то особой. Единственный путь развития – это ассимиляция крымско-татарского населения вместе со всеми остальными ста национальностями, живущими здесь. Пока же татарская диаспора ведёт себя, как молчаливая итальянская забастовка: в выборах они практически не участвовали, в работе органов власти они тоже мало участвуют. Но этих людей надо вовлекать в общий процесс. Нельзя бесконечно торговаться, как это сейчас происходит – они всё время ставят условия, а мы думаем, выполнять их или нет. Это надо прекращать: крымские татары должны стать россиянами. Пока же они делают вид, что со статусом полуострова ещё не все ясно. В украинские времена они верили, что из них сделают европейцев, а по сути, киевская власть хотела сделать из них косовских албанцев.

- Кстати, существует ли на полуострове что-то типа «украинского подполья»?

 — Безусловно, есть люди, которые не приемлют того, что сейчас происходит. Это чересчур политизированные люди, но их — крошечное меньшинство. Уверен, у них по-прежнему хранятся в подвалах желто-синие флаги, хотя не знаю, зачем их прятать – никто за флаги никого не преследует. Эта такая «фига в кармане», главное, что никаких радикалов, готовых на какие-то безумные шаги, среди них нет. Попытка диверсии со стороны украинских спецслужб, которая была в августе, показала, что никакой поддержки внутри Крыма у диверсантов не было – просто тупо прорвались через границу и получили отпор.

- В Ялте до сих пор висит указатель, как пройти к дому-музею русского писателя Чехова. Надписи на табличке только на украинском и английском, по-моему, это маразм…

 — Есть такая проблема. С одной стороны, украинский язык является вторым республиканским, но если нет дублирования на русском, это уже непорядок. С другой стороны, каждая табличка – это бюджет, это бюрократическая проблема: кто-то считает важным смену старых табличек, а кто-то не считает, возможно, из вредности, либо не хочет тратить муниципальные деньги. Потому такой разнобой на дорогах, когда висят знаки с украинскими надписями, которые не сразу понятны приезжим автолюбителям. В любом случае, когда будут готовы генпланы для всех городов, этот разнобой уйдёт в историю.

 


поделиться: