ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Политзэк «17-го канала»

Опубликовано: 7 Ноября 2016 09:18
0
7323
"Совершенно секретно", No.11/388, ноябрь 2016
Меньше всего журналист Дмитрий Василец рассчитывал стать героем криминальной хроники
Меньше всего журналист Дмитрий Василец рассчитывал стать героем криминальной хроники
Фото из архива автора

Украинский тележурналист Дмитрий Василец был арестован СБУ за то, что выступал против братоубийственной войны в Донбассе

Мы давно уже привыкли к новостям о политических репрессиях на Украине, особенно против представителей СМИ. Сотни несогласных с режимом «Майдана» до сих пор прозябают в застенках одесских, харьковских, киевских тюрем – безызвестные, забытые, без надежды на скорейшее освобождение.

Один из таких политзэков – журналист «17-го канала» Дмитрий Василец, о деле которого поначалу говорили много, но в последнее время – как-то позабыли. Ведущий одного из немногих независимых украинских СМИ боролся с пропагандой на телевидении, учредил собственную «Антипремию Геббельса», разоблачал подыгрывающих националистической власти коллег. Осенью 2015 года он был арестован вместе со своим программистом Евгением Тимониным Службой безопасности Украины. Васильца обвинили даже в терроризме – за ретрансляцию телеканала «Новороссия», вещающего из Киева на территории ДНР и ЛНР. За это «страшное преступление» 30-летнему молодому человеку грозит до 15 лет лишения свободы.

Специально для газеты «Совершенно секретно» украинский журналист Артём Бузила, который сам около года провёл в одесском СИЗО, связался с адвокатом журналиста Денисом Цыпиным и передал ему вопросы для Дмитрия. Не боясь последующих репрессий, Дмитрий Василец прислал свои ответы из тюремной камеры киевской СБУ.

– Говорят, вы создавали канал «Правильное ТВ» на YouTube. И якобы на этом канале хотели ретранслировать другое интернет-телевидение, сепаратистское, как сейчас заставляют говорить на Украине, под названием «Новороссия ТВ»?

– Привет всем нашим из тюрьмы СБУ! Мои проекты, такие как «Музей информационной войны», «Медиа-люстрация», «О чём молчат СМИ», журналистская «Антипремия имени Геббельса», имели цель остановить войну и указать зрителям, кто и как именно их обманывает, чтобы у зрителей был иммунитет от пропаганды войны и лжи. Но, видимо, на верхах решили, что моя аудитория в пару десятков тысяч с иммунитетом от украинской пропаганды будет нести якобы «вред национальной безопасности», и именно поэтому меня оклеветали и посадили.

– Как происходил арест? Били ли вас, применялось ли какое-то давление в той или иной форме?

– Поскольку был резонанс, меня не били, а использовали иные методы давления, такие как пытка холодом. Эсбэушники забрали у меня тёплые вещи и отвезли в одиночную камеру вообще без отопления при –20 градусах на улице на три дня, их не смутило, что я был с температурой и острым бронхитом. Но благо Бог мне дал крепкое здоровье с упрямством, и у этих упырей не получилось меня сломить. Также шантажировали свиданиями с близкими, ну и дальше по мелочам – угрозы всевозможной расправы, оскорбления и тому подобное.

– Такую серьёзную угрозу украинской власти вы представляли как оппозиционный журналист?

– Оказывается, согласно обвинительному акту, я со своим айтишником Тимониным создал трансляционный сервис «Ютьюб» (непонятно только, почему компания Google не «отвалила» мне как создателю YouTube мою долю акций). Оказывается, я настраивал трансляционные сервисы во время моего трёхдневного пребывания в Донецке, а после поездки, уже в Киеве, я, оказывается, только регистрировал те трансляционные сервисы, которые, оказывается, настраивал в Донецке. И не важно, что их на момент моего пребывания в Донецке ещё не существовало. И такого бреда там полно. Поэтому я сразу понял, что меня посадили за мою правозащитную и журналистскую деятельность. 

Поэтому реальные причины моего ареста – это моя критика Министерства информационной политики, и министра Стеця, кума Порошенко, за цензуру и приватизацию правды. Это мои передачи о коррупции в фондах социального страхования, это и моё разоблачение массового подкупа избирателей в Чернигове летом 2015 года со стороны власти на выборах мэра, кандидатом от «Блока Петра Порошенко». При обыске СБУ изъяло весь отснятый материал на эту тему, мы хотели сделать документальный фильм «Жить по-новому» о подкупе избирателей. Вряд ли меня арестовали за мой новостной ресурс «Правильное ТВ», ибо летом 2014-го ко мне приходили сотрудники СБУ с просьбой ввести цензуру на сайте, на что я им пояснил, что сайт наполняется, как социальная сеть, разными авторами, и у меня нет возможности следить за ними.

– Ваше отношение к конфликту в Донбассе?

– Я считаю, что правительство, которое пришло после «Майдана», банально уничтожает Украину, и война в Донбассе им в этом очень помогает. С помощью заграничного вмешательства нашим украинским олигархам создали условия, при которых на войне им можно получить сверхприбыль, и они её получают. 

Конечно, ко всему этому приложили руку «коллеги-журналисты»: именно их ложь, пропаганда войны и манипуляции стали фундаментом войны, именно поэтому, зная наперёд, к чему это может привести, я создавал свои проекты, такие как «Медиа-люстрация», «Музей информационной войны», в надежде на разум. Но, увы, финансово силы были неравны.

– Предлагали ли вам сделку со следствием?

– Предлагали – мол, если я дам обвинительные показания против руководства «17-го канала», что они «террористам помогали под вездесущим контролем уже легендарного в украинских СМИ ФСБ РФ», мы это запишем на видео для СМИ, тогда получишь условный срок. Я, конечно, внимательно выслушал все их больные фантазии, записал и через адвоката передал в виде письма на «17-й канал» для опубликования, где перечислил весь тот бред, который сотрудники СБУ меня безрезультатно принуждали на камеру озвучить. Считаю необходимым, чтобы граждане Украины знали, какой дурью занимается наша СБУ. После этого я официально «послал» следователя с его «требованиями» и пояснил, что на «17-м канале» работают настоящие патриоты Украины, в отличие от них. Эсбэушники на меня очень обиделись и расстроились, именно поэтому мне запрещали свидания с близкими семь месяцев подряд, нарушая закон.

– Какие преступления инкриминируют программисту Евгению Тимонину, которого задержали вместе с вами?

– Евгений вместе со мной ездил в Донецк – мы тогда хотели организовать корреспондентский пункт «Правильного ТВ», за это его эсбэушники тоже «закрыли». У Тимонина на страничке «ВКонтакте» нашли несколько постов и комментариев типа «Одессу тварям не простим», «Увидишь правосека – убей его», поэтому, в отличие от меня, ему прицепили ещё две статьи – 258, пункт 2, и 161 (терроризм и нарушение прав граждан по расовому, национальному и языковому принципам. – Ред.).

– Почему большинство украинских журналистов вдруг мигом превратились в геббельсов? 

– Большинство адекватных журналистов выгнали с работы за отказ прогнуться под власть, в основном остались работать жалкие подобия журналистов, вынужденные врать, разжигать ненависть и манипулировать общественным мнением. Пугает, что часть журналистов настолько себя убедила в том, что это нормально, что позволяет себе глумиться над теми своими коллегами, которые старались предотвратить войну или имели иную точку зрения. Жалкие и недалёкие люди, что с них взять?! А то, что «ТСН» по мне целый бредовый сюжет выпустили, это я считаю естественным – я всегда призывал к миру, а они всегда призывали к войне, и я их постоянно на этом ловил, вот и решили отомстить, облив меня грязью и посодействовав моему аресту.

– На какой процессуальной стадии сейчас находится дело?

– Сейчас дело только дошло до суда, прошло первое заседание, начали слушать свидетелей от СБУ, которых Тимонин под ником Дед Мазай якобы в сети «ВКонтакте» оскорблял и запугивал! И это не прикол, я не шучу, это наш украинский суд! Неудивительно, что прокуратура из кожи вон лезла, чтобы заседания, по сути, проходили в закрытом режиме, но, благо, мои коллеги из ОБСЕ отстояли право на открытый процесс. Сейчас, надеюсь, что судьи ознакомятся с материалами дела, возьмутся за голову и изменят мне и Тимонину меру пресечения хотя бы на домашний арест. Если судьи психически здоровы и не ангажированы, должен быть только оправдательный вердикт.

– Какие бытовые условия у вас в камере? Сидите в «одиночке»? Какой контингент?

– Условия в камере у меня, думаю, как у всех заключённых на самом строгом режиме. Я же для них чуть ли ни «информационный бен Ладен», поэтому меня держат как особо опасного. Отопления нет, в камере со мной один человек ещё сидит по статье за убийство с особой жестокостью, но мы без проблем нормально ладим.

– Недавно ООН опубликовала доклад о спецтюрьмах Службы безопасности Украины. Украинские правоохранители уверяют, что никаких тюрем подобного рода в стране нет. Хотя были новости, что после этого доклада из этих самих тюрем выпустили более 10 человек. Что на самом деле происходит с этими тюрьмами?

– По секретным тюрьмам СБУ могу сказать только то, что это чистейшая правда, так как сам по вине СБУ сижу уже почти год непонятно за что. По мне они соблюли процедуру, написали кучу бумажек, оформили всё по правилам, так что заказ на посадку отработан достойно. А вот когда СБУ работало на оправдание своего существования, «закрывая» всех подряд для количества, чтобы потом бравурно отчитаться, как они «спасли Галактику от сепаратизма», с процедурой видимости законности не сложилось, вот и держали людей просто так, пока ООН не приехало. Разница между секретными и несекретными тюрьмами СБУ не очень большая: и там, и там невиновные люди сидят. Просто в секретных сидели десятки и сотни людей, а в несекретных сидят тысячи или даже десятки тысяч.

– Ваших коллег, одесских политзаключённых Елену Глищинскую и Виталия Диденко, обменяли прошедшим летом на украинских граждан Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева, осуждённых в России. Надеетесь ли вы на обмен?

– Я вообще поражаюсь, как можно менять граждан Украины на граждан Украины?! «Закрывать» в тюрьмах своих граждан, которые «не угодили» режиму, чтоб использовать их как разменную монету в своих пропагандистских целях – это надругательство над гражданами Украины. Безусловно, я буду безмерно благодарен тем, кто вытащит меня из тюрьмы, и чем раньше, тем лучше. На свободе мне будет проще доказать в суде свою невиновность. Насколько я понимаю, Россия давно встала на защиту тех, кто борется за справедливость и свободу: чего только стоит Эдвард Сноуден. И как логическое продолжение – освободили Елену Глищинскую, Виталия Диденко и прочих, за это России почёт и уважение.

Об авторе: Артём Бузила — одесский журналист, отсидевший в тюрьме СБУ с апреля 2015 по март 2016. (Читайте его воспоминания — «Будни Одесской тюрьмы», №6/383, июнь 2016 г.)

Ссылки по теме

поделиться:
comments powered by HyperComments