ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как «Гамаюн» хотел «вздыбить Россию»

Опубликовано: 1 Июня 2016 09:06
0
36137
"Совершенно секретно", No.6/383, июнь 2016
Главные националисты РФ (слева направо): Андрей Савельев (партия «Великая Россия»), Константин Крылов (Национально-демократическая партия), Александр Поткин (Белов) (ДПНИ) и Алексей Навальный
Главные националисты РФ (слева направо): Андрей Савельев (партия «Великая Россия»), Константин Крылов (Национально-демократическая партия), Александр Поткин (Белов) (ДПНИ) и Алексей Навальный
Фото: РИА "Новости"
Михаил Фомичев

Свою политическую карьеру 21-летний Алексей Навальный начал в неформальном боевом крыле партии «Яблоко» – Союзе сил сопротивления «Гамаюн»

Интеллектуальные убийцы старушек обыкновенно проваливаются на собственных же статейках. Прежде чем взмахнуть топором, молодые люди непременно опубликуют свои идеи в прогрессивных изданиях, включая даже сетевой «Живой журнал». Они напишут о том, в частности, как на старухины деньги переустроить человечество на добрых началах. Затем появится проницательный следователь, прочтёт этот горячечный манифест «ста жизней взамен одной смерти», сопоставит факты и скажет: «Да вы убили, Родион Романович. Вы и убили-с…».

Вот и 29-летний Георгий Глаговский на излёте ельцинской поры, в 1998 году, опубликовал свой манифест в либеральном журнале «Синтаксис», издававшемся в Париже пожилым диссидентом Андреем Синявским. Супруга редактора Мария Розанова с начала 1990-х часто приезжала в Москву, и лично мне запомнилась тем, что все её политические установки сводились к тому, что надо разделить  старушку Россию и затем толпу карликовых государств «почленно» отправить в Евросоюз.

Следуя линии журнала, Глаговский называл всё происходившее тогда в РФ «дьявольской круговертью нового строя». Про себя и свою организацию он писал: «В бездарной – в политическом отношении – стране должны были, наконец, найтись люди, которые: знают, как в каждый конкретный момент следует действовать, чтоб сказку сделать былью, чтобы с каждым днём всё сильнее наступать на горло варварскому режиму, чтобы ничего не забыть, не простить и, по возможности, никого не потерять; способны создать движение, партию, клешню для сжатия вышеупомянутого горла…».

Другими словами, в глазах автора Россия опять представала в роли «бессмысленной, ничтожной, злой и больной старушонки». И должен был найтись тот, кто сломает, наконец, её «тонкую, похожую на куриную ногу шею». Георгий Глаговский к тому времени уже создал движение со сказочным названием «Гамаюн». По словам автора, одни политики приписывали Союзу сил сопротивления «Гамаюн» «склонность к террору и насилию», другие «обвиняли в неспособности захватить в заложники десяток, например, депутатов Госдумы». Но Глаговский так отвечал на это своим оппонентам: «У террористических групп могут быть шансы отстоять свой, групповой, интерес, но нет пока шансов вздыбить Россию», и продолжал: «Но мы намерены демонстрировать – пока очень избирательно и в тренировочно-ограниченных масштабах – эту силу, организованную силу гражданского протеста. И мы намерены угрожать возмездием».

Предвыборный плакат лидера союза «Гамаюн» Георгия Глаговского (дизайн группы художников «Митьки»)

Через год-два Глаговский пропадёт из виду, не сумев или не захотев претворить свои наполеоновские планы. Поговаривали лишь, что гамаюновцы освоили изготовление самодельных взрывных устройств и в 1997–1998 годах совершили ряд показательных подрывов на улицах Москвы и других городов. Но до убийств, похоже, дело, слава Богу, не дошло.

Казалось бы, вот и всё, весь разговор. Но это «всё» всегда выглядит по-разному, хотя тема эта повторяется из десятилетия в десятилетие. Есть какая-то тайная преемственность у этих молодых людей, «старухобойцев». Под крылом «Гамаюна», как стало известным впоследствии, начинал свою политическую карьеру 21-летний Алексей Навальный.       

 

Лёха Провальный

В моё распоряжение попала одна старая «прослушка», сделанная в свое время службой безопасности банка «Аэрофлот». В конце 1990-х этот служебный документ не представлял ни оперативного, ни корпоративного интереса: телефонный разговор между никому не известным тогда банковским клерком Алексеем Навальным и неким гражданином, которого, по правилам банка, службе безопасности пришлось устанавливать. Им оказался Глаговский Георгий Вячеславович (установочные данные которого известны редакции, но не публикуются по соображениям конфиденциальности).

Разговор состоялся в январе 1997-го:

Г. Г. (Глаговский): – Ну привет, Лёха, с прошедшими тебя.

А. Н. (Навальный): – Благодарю, взаимно – и тебя, и всех наших.

Г. Г.: – Ладно, с официальной частью покончили, теперь неформально, по делу. Слушай, Лёх, ты хоть понимаешь, как подставил ребят?

А. Н.: – Всё понимаю. Но сложились форс-мажорные обстоятельства… Семейный бизнес чуть не обрушился. Надо было срочно выручать родичей.

Г. Г.: – Лозоплетением занимаешься? А ты понимаешь, что сорвал акцию? От тебя требовалось всего-то из пункта «А» в пункт «Б» доставить багаж. Ребята собрались, ждали, звонили, думали даже, что тебя замели. А ты бизнес семейный спасал, оказывается.  Что делать будем? Ребята и кличку уже придумали тебе подходящую: «Лёха Провальный».

А. Н.: – А я делать не отказываюсь. Политика, думаю, будет главным моим делом, так что…

Г. Г.: – Только политика политике рознь, есть игра в политику и политика действия. По-моему, ты больше играешь. Ладно, мы ещё подумаем, как с тобой политику делать. Бывай.

А. Н.: – До свидания.

Как можно понять из этого короткого разговора, Навальный участвовал в подготовке какой-то «акции» «Гамаюна». Он должен был доставить некий важный груз в нужное место, где его ждали другие активисты. Но партийное поручение якобы провалил, сославшись на некие форс-мажорные обстоятельства, связанные с семейной фирмой Навальных «Кобяковская фабрика по лозоплетению». За это гамаюновцы наградили его прозвищем Лёха Провальный. Возможно, эта несостоявшаяся акция была важна для Глаговского, поскольку он тогда уже планировал громко заявить о своей организации.

Один их самых громких политических скандалов произошёл в начале 1998 года, на открытии 222-го театрального сезона в Большом театре. Давали «Ивана Сусанина». Вдруг откуда-то сверху, то ли с третьего, то ли с четвёртого яруса, на головы театралов посыпались листовки. Открытие сезона было на грани срыва. Ответственность за учинённый скандал, как явствовало из листовок, взял на себя некий Союз сил сопротивления «Гамаюн». Зачинщики «акции» призывали к «борьбе с существующим диктаторским режимом», а также обещали обрушить на сатрапов гнев народа: «и он сметёт их с нашей земли».

Из короткого, в полстранички, текста невозможно было понять, кто они, эти гамаюновцы – левые или правые, троцкисты или национал-социалисты, либералы или неонацисты. Автор, упирая на общеизвестные факты нашей жизни вроде казнокрадства и «обнищания народа», не предлагал никаких рецептов, кроме неотвратимой и страшной кары «замшелым политическим волкам, своре молодых провокаторов-плейбоев и их телевизионно-эстрадной обслуге». Проговаривал это, впрочем, с оглядкой на Уголовный кодекс, избегая прямых призывов к насилию.

 

Падалица от Явлинского

И вскоре Союз сил сопротивления «Гамаюн» объявил о начале электронной войны. В течение одного дня факсы правительства, администрации президента, а также десятков средств массовой информации приняли новое послание «Гамаюна». В нём цели «союза сопротивления» несколько конкретизировались. Например, из письма на имя премьер-министра Виктора Черномырдина: «Вы, как один из ведущих функционеров диктаторского режима, включены в списки лиц, в отношении которых устанавливается степень участия в преступлениях и бесчинствах нынешней власти… Мы будем добиваться реального действия механизма люстрации, создавать вокруг вас атмосферу нетерпимости… Предлагаем вам незамедлительно подать в отставку…»

Власти на самом высоком уровне, конечно, всполошились, получив эти «чёрные метки». Вскорости мне удалось получить запись телефонного разговора лидера «Гамаюна» Георгия Глаговского с лидером «Яблока» Григорием Явлинским:

Г.Г. (Глаговский): Григорий Алексеевич, замучились связью, почти все мобилы вышли из строя…

Г.Я. (Явлинский): А вы аккуратнее с ними, не могу же я каждый месяц…

Г.Г.: У нас тут проблемы с органами, кто-то стучит, не знаю кто, но таскают в контору, статьи шьют неприятные…

Г.Я.: Ладно, бояться вам нечего, тексты выверенные, придраться им не к чему, пусть бесятся. Ты лучше думай о деле, с октября палец о палец не ударили.

Г.Г.: Да я сейчас больше по регионам разъезжаю, ребят стоящих подыскиваю

Г.Я.: Вот ездишь, заодно и организовывай там что-нибудь, чтобы не впустую. Время дорого.

Г.Г.: Есть одна мыслишка, в Пскове отчебучить.

Явлинский Г.Я.: Вот-вот и давай…

Потом выяснилось, что во многих областях учредителями региональных организаций «Гамаюна» стали… активисты «Яблока». Многие из них впоследствии официально отмежевались от «Гамаюна», но опровергнуть подлинность телефонного разговора никто даже не попытался.

Сам Глаговский в 1996 году был заместителем начальника федерального штаба предвыборного блока «Яблоко» и одним из доверенных лиц кандидата на пост президента Григория Явлинского. А до этого, в 1994-м, Глаговский входил в ревизионную комиссию партии «Демократический выбор России» во главе с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом. В разговоре со мной на вопрос, что привело его к Гайдару, он как-то странно ответит: «Демоны, демоны…»

 

Откуда растут боевые «крылья»?

За несколько дней до той скандальной акции прошёл учредительный съезд Союза сил сопротивления «Гамаюн». (Видимо, на этом съезде и было решено эпатировать почтенную публику в Большом театре.) В подмосковном доме отдыха «Полёт», бывшей профсоюзной здравнице, около шестидесяти молодых людей 30-летнего возраста приняли устав, в котором говорилось, что их «стратегическая задача – приход к власти». Цель – «освободить страну от извечного варварства… и вывести на путь цивилизованного развития».

Под грифом «Для служебного пользования» оргкомитет съезда выпустил обращение к «союзникам», в котором указаны и конкретные цели: «Мы будем, не уставая, разоблачать команду «молодых провокаторов» во главе с Чубайсом и Немцовым, не забывая о старых – Шумейко, Филатове, Илюхине, Лебеде, Рохлине…» Досталось и «церковным иерархам в штатском», которые разъезжают в «мерседесах» и «не предают анафеме аморальные действия властей». «Карфаген должен быть разрушен!» – грозно призывал съезд «Гамаюна».

Кто финансировал проведение съезда? Кто главный идеолог организации? Откуда столь странное название – «Гамаюн»? На мой последний вопрос Глаговский тогда ответил невразумительно, мол, птичка такая есть симпатичная, народной душе близкая, вещунья, словом…

Заставить Глаговского отказаться от эзопова языка было очень трудно, почти невозможно, хотя, по его словам, он «чистый прагматик» в своих взглядах и действиях. Наконец, Глаговский выдал формулу: «В стране царит охлократическая тирания (власть быдла. – Прим. авт.), которая неизбежно деградирует в тиранию обыкновенную».

– Какие все-таки цели преследует «Гамаюн»?

– «Гамаюн» ставит своей глобальной целью освобождение, скажем так, народных спин от Медного всадника, или, другими словами, стремится вывести страну из тоннеля многовекового варварства, состоящего в том, что государство всегда подавляло маленького человека, о необходимости защиты которого много говорил, скажем, Достоевский.

– И что из этого следует?

– То, что тогда народ проснётся, по России прокатится бунт, бессмысленный и беспощадный, и к власти придёт сила, незапятнанная сотрудничеством с властями, то есть мы.

По словам Глаговского, ни один из действующих ныне политиков не способен возглавить бунтующие массы, за исключением Явлинского. Более того, лидер «Гамаюна» подтвердил в ходе интервью, что его встречи с Григорием Алексеевичем «носят регулярный характер».

Тогда, в 1997–1998 годах, никто, по-моему, так до конца и не понял, что это было. Что скрывалось за причудливой маской политической партии «прямого действия»? Кто сконструировал невиданную концепцию «Гамаюна», объединившую ницшеанскую риторику, фольклорную мифологию и либеральную родословную? Может быть, все это придумал сам Глаговский? Вряд ли… «Бояться вам нечего, тексты выверенные», – сказал Явлинский в телефонной беседе Глаговскому. Значит, тексты прокламаций «Гамаюна» утверждались с ведома лидера партии «Яблоко». Нельзя исключать, что была и более высокая инстанция, выдававшая директивы российскому вечному оппозиционеру.

Сейчас, с высоты полутора десятка лет, уже уверенно говорим: то был первый в России опыт комбинирования либеральных лозунгов и неонацистских практик. Спустя годы эта придуманная Госдепом политическая технология приведёт к победе «оранжевую революцию» в Киеве, а также на Болотной площади в Москве построит в одни ряды записных демократов и адовых неонацистов.

Интересно, что почти все политические обвинения 1990-х в адрес Ельцина почти дословно повторяет несистемная оппозиция «нулевых» и 2010-х: «диктаторский режим», «коррумпированные чиновники», «обнищание населения» и т. п. А один из неугомонных птенцов из гнезда «Гамаюна» по прозвищу Лёха Провальный, может как и прежде, «проводит консультации» с Явлинским и собирается активно поддерживать своих соратников на выборах в Госдуму-2016 от партии «Яблоко».

 

Наци-оранжист в либеральном камуфляже?

У Навального может быть и другой жизненный опыт, отчасти связанный с его работой в банке «Аэрофлот», – как извлекать прибыль из любых политических скандалов. В ту пору банк «Аэрофлот» владел крупным пакетом акций Международной технологической корпорации (МТК) «Сирена», разрабатывавшей одноименную систему авиаперевозок. Генеральным подрядчиком проекта выступала IBM, программное обеспечение поставляла «Америкен Эйрлайнз». Во внедрении этой системы было заинтересовано и ЦРУ, так как «Сирена» позволяла в нужный момент выключить всю авиацию в России.

Проект подходил к завершению, когда банк «Аэрофлот» продал свой пакет акций Алексею Веденкину, представителю нацистской организации Баркашова «Русское национальное единство» (некоторые региональные организации «РНЕ» были признаны экстремистскими и внесены в список организаций, деятельность которых на территории РФ запрещена). Разразился громкий скандал: американская корпорация IBM c мировым именем оказалась в одной компании с русскими фашистами! Главным актором этой мегааферы, как выяснилось позже, стал олигарх Борис Березовский, на тот момент фактический владелец авиакомпании «Аэрофлот». Березовский лоббировал конкурентов IBM и c помощью одного только нацистского фрика смог сорвать многомилионный международный проект.       

Сам Навальный будет в дальнейшем не раз – и не важно, насколько искренне – разыгрывать национальную карту. Говорят, что он любил приводить в пример бывшего мэра Рима, происходившего, по его словам, «из самых что ни на есть фашистов». «И что, много в Риме погромов?!» – торжествующе вопрошал Навальный.

В блогосфере отношение к взглядам Навального вполне определённое. Но официальные лица, как всегда, сглаживают выражения, предпочитая разные эвфемизмы, например, доктор наук Эли Нахт, председатель Союза молодежи Израиля и помощник депутата кнессета говорил так: «В России раскручивается проект «Навальный». Российские либералы в пику режиму вдруг решили раскрутить человека с явными махровыми антисемитскими взглядами и симпатиями. Он уже много лет высказывает практически неонацистские, фашистские идеи и не скрывает этого. Алексей Навальный не видит ничего дурного в действиях откровенных неонацистов, продолжая общаться с ними».

Осенью 2006 года пресса указывала Навального в качестве одного из организаторов националистического «Русского марша», но сам он категорически это отвергал. Тем не менее Навальный учавствовал в качестве наблюдателя в заседаниях оргкомитета манифестации. В 2007-м Навальный успел недолго поработать на ТВЦ в качестве ведущего программы «Только ночью» и в этой роли запомнился тем, что «для остроты» пригласил в телестудию неонацистов. Бритоголовые во время съёмки вскакивали, вскидывали руки в нацистском приветствии.

Как писали СМИ, Навальный поддерживал дружеские отношения с лидером ксенофобского Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александром Поткиным (Беловым), фирменным лозунгом которого был «Нация! Нация превыше всего!». (ДПНИ была признана экстремистской и внесена в список организаций, деятельность которых на территории РФ запрещена) В этом содружестве родилась так называемая концепция «нового национализма», которая якобы «гармонично сочетает в себе идеи правоконсервативного и либерального характера». По убеждению Алексея Навального, «именно национализм может стать той идеологией, которая в каком-то смысле объединит и либералов, и левых, и правых. Именно он должен стать стержнем политической системы России».

«Навальный… придерживается радикальных националистических взглядов, взаимодействует с радикалами, в отношении которых возбуждают уголовные дела и чья деятельность приводит к Манежкам и Кондопогам. Я считаю, что Навальный таким сотрудничеством и такими взглядами себя дискредитирует», – говорил директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.

На «Русском марше»: Алексей Навальный и идеолог «национал-оранжизма» Вадим Штепа

В 2007 году Навальный вместе с радикальным националистом Вадимом Штепой был одним из официальных учредителей Национального русского освободительного движения (НАРОД), которое состояло из представителей националистических организаций и либерального «Яблока». Самое любопытное, что идея создания такого либерально-неонацистского альянса принадлежала известному политтехнологу Станиславу Белковскому (сейчас он входит в ближний круг советников Михаила Ходорковского).

 

Национал-оранжисты вместо красно-коричневых

Тогда же, в 2007–2008 годах, в узких ультраправых кругах России стали широко распространяться сведения о том, что открыты вакансии в так называемом оранжевом проекте. Впервые в истории российских неонацистов, гораздо более краткой, чем история КПСС, политические отморозки оказались востребованы респектабельными на вид господами. Платил Госдеп через различные фонды несистемной оппозиции.

Надо заметить, что ещё в 2000 году на сайте ЦРУ был опубликован оставшийся незамеченным прогноз, сделанный американскими учёными во главе с географом Госдепа США Уильямом Б. Вудом и его помощником Ли Шварцев. Документ показывал политическую карту XXI века. На месте России к 2015 году были нарисованы шесть «независимых» государств: Западная Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток и Северные территории, которые, по прогнозу цэрэушных географов, должны присоединиться к штату Аляска.

Случайно это или нет, но почти одновременно в Госдепе взялись за продвижение геополитической стратегии в отношении России и Украины, получившей условное название «оранжевый проект». Этот цвет выбран был очень символически – как предпоследний уровень опасности, когда «человеческие жертвы возможны». А вскоре в России даже появился особый термин «национал-оранжисты», который можно считать кодовым названием одного из штурмовых отрядов «пятой колонны».

Западные политтехнологи давно поняли, что разрушить Россию, устроив либеральную революцию, абсолютно невозможно. Из одних только либералов и левых не соберёшь 300-тысячного митинга протеста. Здесь требуется тяжёлая артиллерия – неонацисты и крутые националисты. Таким образом, «оранжевый проект» – это либеральная революция, которая проходит под нацистскими знамёнами. Все это вместе и называется «национал-оранжизм» – национал-либеральный союз, который пришёл на смену пресловутым красно-коричневым из 1990-х. И подлинным идеологом этого «национал-оранжизма» стал Вадим Штепа, который исходит из того, что «нынешняя Российская Федерация («Эр-эфия») – это не Россия, это сугубо колониальное образование, это вообще «анти-Россия». Штепа и Навальный заключили между собой что-то вроде пакта о совместных акциях против «преступного режима». Штепа регулярно вместе с Навальным проводил «Русские марши», участвовал в создании «русского ХАМАС» – движения «Народ», в акциях протеста дальнобойщиков и прочих более или менее нашумевших пикетах, союзах и фронтах».

В 2006–2008 годах Вадим Штепа, по приглашению Гарри Каспарова, преспокойно вёл авторскую колонку на самом раскрученном сайте внесистемной оппозиции «Каспаров.ru». Именно тогда, восемь-девять лет тому назад, Госдеп начал оплачивать политическую активность российских неонацистов. Под крышей каспаровского Объединенного гражданского фронта (ОГФ) не раз проходил «обмен мнениями» либералов с неонацистами. Так, в июле 2009-го на «Каспаров.ru» был опубликован отчёт под названием: «Национал-демократы и либералы констатировали распад Российской Федерации».

В ноябре 2007-го в Санкт-Петербурге прошёл митинг, «приуроченный к визиту политэмигранта Владимира Буковского. Плакаты и флаги на митинге отсутствовали. Зато были три надувных крокодила – символ национал-демократов. Выступали прибывший из Лондона Буковский, московский либерал Леонид Гозман и национал-оранжист Вадим Штепа.

 

Расчленители России

Штепа – один из вдохновителей так называемого Национал-демократического альянса, который возглавляют его друзья-единомышленники Илья Лазаренко и Алексей Широпаев. Этот альянс объединил отечественных национал-либеральных сепаратистов, которые выступают за распад России на ряд государств: Ингерманландию, Республику Сибирь, Дальневосточную Русь, Залесскую Русь и пр. В социальных сетях появились «дружественные сообщества» Московская Республика (msk_republic), Свободная Карелия (free_karelia), Республика Северная Русь (ru_sever), Город Над Вольной Невой (spb_regionalizm), Свободный Урал (free_ural) и пр.

Неонацисты Алексей Широпаев и Вадим Штепа (Национал-демократический альянс)

Между собой друзья поделили европейскую часть России таким образом: Штепа учреждает и возглавляет «Свободную Карелию», Лазаренко и Широпаев – «Республику Залесская Русь», которая заняла бы всю территорию Центрального федерального округа РФ и присоединила бы Нижегородскую область. Они собираются «формировать у населения центральной России залесское самосознание, постепенно отказываясь от русской идентичности». На какой кусок России претендует сам Навальный, выяснить пока не удаётся.

Нацист Широпаев выступает за «евроцентричный русский сепаратизм» – это когда Россию раздробят на несколько «русских государств». «Русскость» он понимает в расовом смысле, делая упор на чистоту крови, а в Европе видит «белый мир», воплощающий былые мечты эсэсовцев. Короче говоря: «Напевая «Хорст Вессель», – Широпаев (а он ещё и небездарный стихотворец) выходит на тропу. – Коммуниста повесил/ На высоком дубу». И нацист завершает свой стих в стиле Евромайдана: «Пусть ветра в его рёбрах,/ Налетая с полей,/ Напевают беззлобно/ О Европе моей».

Лазаренко иногда именуют «Патриархом Ариогнозиса и Верховным Магистром Церкви Нави». Он создал «церковь», которая известна под разными именами: «Церковь Нави», «Церковь Великой Белой расы», «Священная Церковь Белой расы», «Общество Нави», «Кланы Нави». Церковь эта была основана в день рождения Гитлера, а первый ритуал состоялся в день осеннего равноденствия на месте первобытного Дьякова городища в Коломенском. В новейшую историю России «нацист-интеллектуал» Лазаренко вошёл как первый осуждённый по новому Уголовному кодексу за разжигание национальной розни, поучил полтора года условно. По иронии судьбы он был амнистирован в связи с 50-летием Победы над фашизмом…

Афиша конференции фонда «Либеральная миссия» с участием неонацистов Ильи Лазаренко, Алексея Широпаева и Вадима Штепы

В начале мая 2013-го Штепа побывал в США по приглашению Госдепа, чтобы прослушать курс «Американский федерализм и общественная политика». И уже через месяц «подлинный идеолог национал-оранжизма» становится организатором конференции «Какая федерация нам нужна?» в Высшей школе экономики, под эгидой фонда Леонида Гозмана «Либеральная Россия». Там, на этой конференции, и собрались впервые в «реале», вживую познакомились с либеральным бомондом и друг с другом национал-оранжисты из разных концов России.

На мой взгляд, все они – Навальный и Ко – вышли, по сути, из гнезда «гамаюнова», и это о них написано в «Бесах»: «Мы провозгласим разрушение… Мы пустим пожары… Мы пустим легенды…», «Мы сделаем такую смуту, что все поедет с основ».

 


поделиться: