ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как искали несчастливую «Щуку»

Опубликовано: 14 Мая 2016 08:05
0
27225
Онлайн-версия
Венки на месте гибели подлодки Щ-408
Венки на месте гибели подлодки Щ-408

Первого мая этого года российские подводники-поисковики международной экспедиции «Поклон Кораблям Великой Победы-2016» идентифицировали в Финском заливе советскую подводную лодку Щ-408 (в отечественной военной историографии она именуется как «Подводный варяг»), которая затонула в 1943 году. Место нахождения лодки до этого времени было известно лишь по финским и немецким документам, но благодаря совместной работе российских и финских поисковиков, её всё-таки нашли спустя 73 года после гибели. Сейчас «Щука» лежит на дне Балтийского моря в эстонских территориальных водах и стала братской могилой для 40 моряков. Но прикасаться к ней или что-то поднять со «Щуки» запрещено местным законом. Во время этой экспедиции российских поисковиков, которые были вынуждены выйти в море под финским флагом, с воздуха контролировал самолёт, а на берегу – полиция.

Эта экспедиция станет новой исторической вехой в военно-морском поисковом движении. Как и крейсер «Варяг» в 1904 году, экипаж Щ-408 принял решение принять явно неравный бой и биться до последнего вздоха. Экипаж «Щуки-408» вышел 22 мая 1943 задыхающимся из-под воды, чтобы своими двумя 45-мм орудиями и двумя пулеметами дать бой подавляюще превосходящему числу фашистских кораблей. А затем были задраены все люки подводной лодки, которая ушла на дно, но не сдалась в плен. 40 моряков тогда сознательно пошли на смерть. Среди них был командир лодки – Павел Кузьмин, именем которого в Санкт-Петербурге названа улица.  В питерской школе №504 был создан военно-исторического музей, посвящённый подвигу «Балтийского Варяга».
«Наша команда из 12 человек проекта «Поклон Кораблям Великой Победы» совместно с финской поисковой командой Subzone провели серию погружений для идентификации, изучения и видеосъемки геройской подводной лодки, — рассказал «Совершенно секретно» дайвер из Москвы, руководитель проекта Константин Богданов. — До этого времени был известен лишь примерный район её гибели, но сейчас мы смогли точно выйти на корпус и провести подводные работы по абсолютной идентификации боевого советского подводного корабля. Это была именно Щ-408 — та самая лодка, которая приняла неравный бой возле эстонского острова Вайндло и с гордо поднятым боевым флагом ушла на дно, за что именуется «подводным Балтийским Варягом».

Погибшую подлодку искала совместная экспедиция русских и финнов

НЕМЦЫ ПОДБИЛИ, А ФИННЫ ДОБИЛИ

 — К этой экспедиции мы готовились больше года,  - продолжает Богданов. -  Сначала мы пытались это сделать прошлым летом. Однако в то время, которое мы выделили на поисковые работы, начался шторм, из-за чего нам просто не удалось выйти в море. А в марте этого года мы познакомились с заместителем министра энергетики РФ Кириллом Молодцовым (он является инициатором создания военно-исторического музея, посвящённого подвигу «Балтийского Варяга»). Кирилл просто горел идеей довести поиски до конца. И мы совместно приняли решение найти эту лодку — у нас были координаты из финских архивов, тех точек, где бомбили «Щуку». Её тогда обнаружили немцы, а добивали, как потом выяснилось, финны. Там стояло два финских «охотника».

В эти майские праздники мы начали поиск. Причём, совместно с финской командой Subzone. Они наметили квадрат для поиска. За несколько дней до нашего приезда наши коллеги финны-поисковики вышли в море и начали обследовать район при помощи локатора бокового обзора. Часов через шесть, как это обычно бывает на последнем «вздохе», когда уже хотели в порт уходить, лодку обнаружили. Примечательно, что на следующий день мы уже планировали уходить в другой район – в северную  часть этого квадрата. Судя по финским документам, очень много здесь непонятного – как именно в этом месте лодка оказалась? То ли финны тогда ошиблись с расчётами, то ли лодка смогла «отползти» туда. Но каким-то образом она оказалась не в тех координатах, в которых должна была быть, а в двух милях южнее.

После этого мы провели серию надводных поисков и погружений для того, чтобы отснять и идентифицировать Щ-408, потому что по внешнему виду она очень сходна с другой лодкой — Щ-406. То есть, их отличить невозможно, нет конструктивных отличий. Но это оказалась именно та подводная лодка, которую мы искали: у неё на корпусе есть следы попаданий боевых орудий, которые описаны в немецких и финских документах (там четко описано, что «попали в заднюю часть рубки» и т.д.). Мы смотрим – да, всё это есть. Подлодка сейчас стоит ровно на грунте, без  мощных видимых разрушений. Все люки задраены. Не видно, чтобы лодка подорвалась на мине, как это было в подавляющем большинстве случаев во время тех боевых действий на Балтике. Появилась, конечно же, версия, что, может быть, ниже ватерлинии есть сильные разрушения, но выяснить это пока невозможно. Орудия на лодке – две 45-мм пушки повернуты в сторону левого борта и находятся в боевом положении. А на палубе лежат ящики со снарядами и, вероятно, личное оружие командира лодки Павла Семёновича Кузьмина — автомат ППШ. По уставу, во время ночного боя, командир должен был находиться на мостике. Он здесь и был и, судя по всему, погиб во время боя. Как установили военные историки, после 10 минут боя и переданной радиограммы о помощи, лодка совершила срочное погружение, и  затем 2 суток экипаж боролся за жизнь. 

Лодку обнаружили, когда уже все надежды были потеряны

СО ДНА РАЗРЕШИЛИ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ВОДУ

 — Затонувшая лодка сейчас находится в территориальных водах Республики Эстония. К месту, где она лежит, мы вышли в море с финнами на их корабле под их флагом, — рассказывает Константин Богданов. — Иначе бы нас просто не пустили. Спасибо им большое за помощь! Вся операция по погружению к лодке (это 72 метра) заняла около 4 часов. На дне мы находились около получаса, температура воды в это время не превышала 4 градусов тепла. Только сам подъём занял полтора часа.

По словам Богданова, ни корпус, ни какие-либо механизмы подлодки трогать было нельзя. «По законам Эстонии поисковики не имеют права не только что-либо зачищать на найденном под водой объекте, но и даже прикасаться к нему! – Продолжает командир экспедиции. -  Можно было производить только фото- и видеосъёмки, зарисовки и визуальный анализ. Внук и сын героя-капитана корабля Павла Кузьмина очень просили нас поднять частичку грунта, но нам не разрешили даже этого. Только воду с места гибели лодки взяли…  Также из-за этого мы не смогли установить памятную табличку с именами всех погибших моряков, как это полагается на могилах, ведь теперь, после находки «Щуки», она официально становится братской могилой для 40 героев-краснофлотцев. Но мы все надеемся, что в будущем, когда будет получено разрешение от властей Эстонии, всЁ это произойдет. А пока нам не удалось почистить даже стекла машинного телеграфа…

Когда спускались туда, было темно и холодно, и немного жутковато – чувство, что за тобой кто-то наблюдает, смотрит. Ведь это братская могила для 40 моряков. Это была не первая лодка, которую мы нашли. В рамках нашего проекта, с 2005 года таких подводных лодок уже 9 (первая была найдена в Болгарии). Но каждый раз, конечно, важно и приятно, увидев такое, сказать этим людям, которые там покоятся (как в фильме «Мы из будущего»), что война закончилась 9 мая 1945 года, что они погибли не зря и сегодняшние их потомки знают и помнят об их подвиге. Наверное, это то чувство, с которым каждый раз спускаешься к такой могиле».

Кроме того, Богданов подчеркнул, что с  точки зрения подъёма каких-то вещей, да и самой лодки – наверное, это бессмысленно, потому что балтийская вода достаточно агрессивно относится к металлическим изделиям, в ней лучше сохраняется дерево. «Да и с моральной точки зрения лучше лодку не трогать. В Эстонии все подводные памятники находятся под охраной, и не думаю, что там могут совершить на этом месте какое-то кощунство. Даже нам, как исследователям, было предупреждение ничего не трогать – только снимать. И в первый день вокруг нас даже курсировал эстонский пограничный катер — смотрели за тем, чтобы все нормы законодательства выполнялись», — говорит Константин Богданов.

В ближайшее время российские дайверы собираются сделать соответствующий запрос на установление памятной таблички с именами погибших на подлодке. Если эстонцы разрешат, то, её установят. До этого времени эта табличка будет храниться в музеев Питере.

Ни одному из погибших на Щ-408 моряков ещё не присвоены награды. Обращение о вручении им наград уже было от музея в Министерство Обороны РФ, но до последнего момента там отвечали, что лодка не найдена, обстоятельства гибели неизвестны… «Теперь, когда «Щука» идентифицирована, к этому вопросу просто необходимо вернуться еще раз. Эти люди осознанно шли на смерть, но не сдались, — говорит Богданов. —   Кроме того, над местом гибели Щ-408 3 мая православные священники провели панихиду по всем погибшим там морякам. В церемонии участвовали 52-летний внук и 78-летний сын погибшего командира корабля Павла Кузьмина. Мне кажется, что они были очень впечатлены, а вот что внутри пережили, не знаю. Я смотрел на них и понимал, что они наконец-то получили возможность впервые за 73 года положить цветы на могилу отца и деда».

Спустя 73 года души моряков были отпеты прямо над их братской могилой

СУРОВЫЕ ЭСТОНСКИЕ ПАРНИ

«Мой дед был командиром этой лодки с момента её «рождения», — рассказал внук погибшего командира «Щуки» Павел Кузьмин. — Когда был там, на месте гибели деда вместе со своим отцом, а ему уже 78 лет, мы даже не верили, что наконец-то нашли…  Ведь столько времени прошло. И мы даже не ожидали, что такое может случиться. Потому что в СССР все это почему-то никому было не нужно. А здесь ребята действительно энтузиасты своего дела. Огромное им спасибо! Теперь мы, наконец, побывали конкретно над могилой моего деда и других погибших моряков. То есть, спустя столько лет мы смогли опустить венок, возложить цветы. Батюшки из Московской Патриархии освятили это место гибели, теперь она отпетая как православная. Отец всё это пережил спокойно, конечно, со слезами на глазах, хотя столько ведь времени уже прошло. Но вот, наконец, свершилось. В конце концов, по большому счету, сын нашёл отца, а я деда. А ведь у него ни одной советской награды-то и нет! В музее, который есть в Питере, попытались как-то поднять этот вопрос, кто живет на улице Подводника Кузьмина – и все говорят — да он же герой Советского союза! И не знают, что нет у него такого звания. Потому что это была провальная операция 1943 года. И тогда, в те времена, никто не афишировал, сколько людей было погублено. Всё скрывалось. Эти люди знали, что идут на смерть. Но не сдались. А пройти было нереально. Там не прошла ни одна лодка, пока Эстония не вышла из войны и не сняла «сеть». Если бы финны и эстонцы оставались до конца с немцами, мы бы так и не вышли в Балтику. Пять лодок было уничтожено».

На вопрос – сможет ли он приехать еще на место гибели подводной лодки, Павел Кузьмин ответил неоднозначно: «В следующий раз приехать на это место в частном порядке будет просто невозможно. Это место находится в 20 км от берега, нужно нанимать судно. А каждый выход – это много проблем с эстонской стороной. Когда мы венки привезли, положили их в воду и уже возвращались —  прилетел самолет, облетал над нами, а на берегу нас уже ждала полиция. Не очень лояльно к нам относятся, увы, наши эстонские друзья. Они даже запретили финнам и кораблю спуск последний сделать, когда выяснилось, что с ними русские. Намекнули им корректно – нежелательно быть с русскими…  А вот финны —  молодцы, сделали всё что смогли. Помогали до тех пор, пока эстонцы не узнали, что с ними наши дайверы. В одну сторону завернули, к катеру подошли пограничники, посмотрели, что на борту. Если бы мы были одни без финнов – нас бы вообще не пустили в этот квадрат. Когда на следующий день мы собирались мемориальную доску установить на лодке, литургию священники отпеть, мы уже были без финнов — они извинились и сказали, что не могут – свои законы. Да, на конфликт они не пошли, так и сказали – «нам ещё здесь жить и работать» и ретировались. Но сделали 3Dмодель лодки и  нам передадут её. 

А когда мы уже возвращались в Россию, нас буквально «промариновали» на границе около 9 часов, несмотря, что моему отцу 78 лет. Лучше было вообще не говорить по какому поводу и зачем мы сюда приезжали».

Вот такой знак для установки на месте гибели экипажа подготовили поисковики

НАЙДЁТ ЛИ НАГРАДА ГЕРОЕВ?

Участники проекта «Поклон Кораблям Великой Победы» поддерживают инициативу о посмертном награждении всех членов экипажа легендарной подводной лодки Щ-408, чего до сегодняшнего времени не произошло. 

По слова питерского историка Максима Пуслиса, командира корабля Павла Кузьмина представили к ордену Британской империи 5 степени в 1943 году. Это единственная награда, которую он получил. «Наше командование Балтийским флотом тогда так сочло нужным, — говорит Максим Пуслис. — У нас очень много подводников награждены. Было время, когда они нас награждали, а мы их. То, что сейчас нужно представить всех погибших моряков на этой лодке к награде — вопрос не такой простой, там ведь 5 лодок участвовали в боях.  Если говорить о награждении хоть каком-то (я уже не говорю о «Герое Советского союза»), то, скорее всего, нужно ставить вопрос обо всех этих пяти лодках, ведь все они были в одинаковых условиях и четыре лодки погибли. Что касается конкретно Щ-408, то у нее  есть высшая награда  — улица в Питере имени Подводника Кузьмина, музей существует. Всё остальное юридически практически невозможно. Существует закон о госнаградах, который четко регламентирует — как награждаются в случае, если речь идет о посмертном награждении: только, если откроются совершенно новые неизвестные данные о совершенном подвиге. А в данном случае все известно – всё лежит в архивах. Но если с боевой точки зрения говорить – здесь моряки не выполнили боевую задачу, операция была провальной. А вот с морально-этической стороны они все достойны наград, чтобы об их подвиге знали. Мы с этим столкнулись в прошлом году, когда школа и наш музей обращались в Госдуму и Минобороны… Этих подводников нужно поминать всех, а не одну лодку. Думаю, что нужно для всех моряков учредить какой-то знак, и пока живы их родственники, это отметить. И если говорить – нужно говорить обо всех в равной степени. Никого не выделять.  Все они выполняли одну и ту же задачу – по прорыву коммуникаций и выходу в Балтийское море. Ни одна лодка, к сожалению, не смогла это выполнить».

В ближайшее время у поисковиков стоят новые задачи – найти ещё две подводных лодки, которые находятся в российских водах финского залива.

«Мы хотим продолжить сотрудничество с финскими и эстонскими коллегами, — говорит Богданов. — И неважно сейчас, какая у кого политика – на уровне поисковых команд у нас существует абсолютное понимание. Все это гораздо важнее всякой политики. По братским могилам нельзя и невозможно провести границы. Память об этой войне жива. Неважно, что сейчас мы три разных государства. Мы собираемся, ставим себе цель, ищем корабли и увековечиваем память о погибших экипажах».

 

 


поделиться: