Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

«Нас всё время куда-то пытаются втянуть…»

Опубликовано: 11 Марта 2016 12:30
0
10159
Онлайн-версия

11 марта в Ереване проходит заседание Совета парламентской ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) под председательством спикера Госдумы РФ Сергея Нарышкина. Накануне этого важного форума генсек ОДКБ Николай Бордюжа дал интервью «Совершенно секретно».

– Какой Вы видите роль ОДКБ в решении постсоветских «замороженных» конфликтов, в частности карабахского, которым уже не один десяток лет?

– Для урегулирования постсоветских «замороженных» конфликтов созданы разные международные механизмы: есть Минская группа ОБСЕ, которая занимается Нагорным Карабахом; есть такие же форматы сотрудничества по Приднестровью, Абхазии и Южной Осетии. ОДКБ не участвует в урегулировании, но постоянно мониторит военную и политическую обстановку, ведь все эти «замороженные конфликты» касаются напрямую государств – членов ОДКБ и влияют на общую ситуацию в зоне коллективной безопасности нашей организации. Поэтому ОДКБ в случае необходимости заявляет о той или иной своей позиции, связанной с конкретными событиями в регионах конфликтов, которые находятся в рамках компетенций нашей Организации.

В урегулирование «замороженных» конфликтов полностью вовлечено только высшее руководство стран – участников Договора о коллективной безопасности. Вы знаете, что были трёхсторонние встречи экс-президента Дмитрия Медведева, президента Владимира Путина с президентами Армении и Азербайджана. Были также различные инициативы президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и президента Белоруссии Александра Лукашенко.

ОДКБ, естественно, контролирует ситуацию, особенно вокруг Нагорного Карабаха. Регулярно получаем информацию от армянской стороны. Армения – активный член ОДКБ, очень заинтересованный в решении вопросов коллективной безопасности. Если ситуация в зоне Нагорно-Карабахского конфликта начинает обостряться, то, как правило, мы участвуем в подготовке официальных заявлений глав государств – членов ОДКБ и министров иностранных дел. Непосредственно никогда не вовлекаемся в эту деятельность, так как по опыту 90-х годов считаем, что это контрпродуктивно: любой новый игрок, любые новые идеи, любые попытки как-то вмешаться в конфликты, приводят к их обострению.

Из досье «Совершенно секретно»:Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), региональная международная организация, цель которой – укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов, приоритет в достижении которых государства-члены отдают политическим средствам». Создана 15 мая 1992 года после подписания Договора о коллективной безопасности в Ташкенте главами Армении, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. Высшим органом является Совет коллективной безопасности (СКБ), который назначает Генерального секретаря организации.

– В прошлом году Россия вступила в войну с «Исламским государством» (ИГИЛ, организация запрещена в РФ) на территории Сирии. Как ОДКБ планирует реагировать на возрастающую террористическую угрозу, исходящую из этого региона?

– Понятно, что «Исламское государство» – это самая сильная, самая развитая, самая финансово обеспеченная террористическая организация в мире. Есть и другие исламистские террористические организации, например «Талибан» и «Исламское движение Туркестана». Все они несут угрозу терроризма, для борьбы с которой у нас осуществляется комплекс мероприятий. Начиная с оказания помощи Таджикистану в прикрытии границы с Афганистаном, контроля за потоками беженцев, выявления организованных преступных групп, которые занимаются переброской боевиков в Турцию, Сирию, Ирак, Ливию, Йемен. И завершая проведением специальных операций по выявлению вербовщиков или информационных ресурсов того же ИГИЛ.

Вот сейчас, когда мы здесь беседуем, этажом выше проходит заседание Рабочей группы по борьбе с терроризмом и экстремизмом. На нём присутствуют представители от всех государств – членов ОДКБ – из аппаратов советов безопасности, спецслужб, министерств внутренних дел. Коллеги обмениваются информацией, вырабатывают предложения по дальнейшим мерам противодействия террористической активности.

– Как вы оцениваете возможности движения «Талибан»? Возможно ли сращивание боевиков этой организации и боевиков и ИГИЛ?

– Сращивание боевиков уже частично происходит: радикальная часть движения «Талибан» присягнула ИГИЛ и уже воюет на его стороне. В Афганистане не было отрядов ИГИЛ, теперь они появились почти во всех провинциях. Но, с другой стороны, сейчас фиксируют боестолкновения между отрядами «Талибан» и отрядами ИГИЛ за контроль над теми или иными провинциями Афганистана. Поэтому не думаю, что «Талибан» целиком сольётся с ИГИЛ.

В учениях ОДКБ участвуют самые элитные подразделения армий Содружества

Это реальность, с которой мы считаемся. «Талибан» не направлен на внешнюю экспансию, он пытается захватить власть в Афганистане, противодействует натовскому контингенту, борется с национальными вооружёнными силами и органами безопасности афганского государства. Главная же цель ИГИЛ – это экспансия, захват всей Ближнего Востока и Центральной Азии. И конечно, мы учитываем эти качественные изменения.

– Почему ОДКБ в сирийском вопросе оказалась в стороне и не заявляет о своих намерениях, как, к примеру, НАТО?

– Проблема в том, что НАТО пытается себя позиционировать как мировой игрок, которому до всего есть дело: до Афганистана, Ливии, Сирии, Украины, других регионов. ОДКБ действует только в рамках своего мандата, который распространяется на обеспечение безопасности только наших стран, входящих в организацию, – Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана. Например, мы отказались от участия в конфликте в Афганистане, несмотря на все попытки нас туда втянуть. Приезжали различные эмиссары в Секретариат ОДКБ, уговаривали ввести в Афганистан наши контингенты. Мы категорически отказались. В Сирии Россия действует по официальному приглашению законного правительства страны на двусторонней основе, без подключения союзников по ОДКБ, но информирует их о своих действиях и планах.

– Возможно ли возвращение полноценного членства Узбекистана в составе ОДКБ, особенно перед лицом террористической угрозы со стороны ИГИЛ?

– Было бы очень полезно, если бы Узбекистан в любом качестве принял участие в коллективных действиях по обеспечению безопасности и стабильности в Центрально-Азиатском регионе. Это очень важная, очень сильная страна, с мощной, развитой национальной системой безопасности. Глубоко убеждён, что ни одно государство, в том числе Соединённые Штаты Америки, сегодня в индивидуальном порядке не может полностью, на 100 процентов обеспечить свою безопасность. В глобализированном мире только общее взаимодействие позволит минимизировать те угрозы, с которыми сталкиваются государства. Это касается и Узбекистана. Не исключаю, что возникнет ситуация, при которой понадобятся коллективные усилия, и Узбекистан будет сотрудничать и взаимодействовать с государствами – членами ОДКБ. Это касается и других стран Центрально-Азиатского региона. Коллективная деятельность в этой сфере просто минимизирует те затраты, которые, возможно, понесут страны для того, чтобы обеспечить безопасность и стабильность при неблагоприятном развитии обстановки. А в Афганистане обстановка деградирует, развивается в неблагоприятном направлении.

– Можно чуть подробнее, какая ситуация складывается на границах Таджикистана, Туркмении и Узбекистана на афганском направлении?

– Открытых материалов по ситуации на границе с Афганистаном в этих странах практически нет. Но можно взять за основу то, что происходит на таджикско-афганской границе – не вижу большой разницы. По заявлению президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона, 60 процентов границы с Таджикистаном с афганской стороны контролируется отрядами «Талибана». Кое-где находятся даже не отряды «Талибана», а отряды более радикальных исламистов, в том числе с выходцами из стран бывшего СССР. Отмечается огромное количество попыток прорыва границ для проводки караванов с наркотиками, переброски групп вооружённых людей на таджикскую территорию. В последние нескольких лет отмечаем интенсивное увеличение боестолкновений на границе. Таджикистан сегодня принимает экстраординарные меры – создали так называемую территориальную оборону и регулярно проводят учения, поднимая и ставя под ружьё до 50–60 тысяч граждан из числа резервистов, отрабатывают задачи прикрытия таджикско-афганской границы. Думаю, то же самое происходит и на границах других сопредельных государств.

– Каковы перспективы присоединения других стран к ОДКБ, например Ирана, высказывавших намерения вступить в организацию?

– Сегодня у нас нет заявок на вступление в ОДКБ. Но мы сотрудничаем со многими странами. Кстати, до госпереворота в Киеве и с Украиной сотрудничали по некоторым проблемам безопасности, в том числе в информационной деятельности. В целом же к деятельности ОДКБ проявляют интерес многие государства. Недавно посол Сирии, выступая перед членами Постоянного совета ОДКБ, тоже говорил о желании сотрудничать. Я встречался с представителями Таиланда, которые говорили о том, что мы тоже хотим сотрудничать. Во всяком случае, нормативная база, определяющая решение вопроса о приеме, и порядок приёма существуют. В Парламентской Ассамблее ОДКБ, которую возглавляет председатель Госдумы России Сергей Нарышкин, статус наблюдателя предоставлен Сербии и Афганистану, а делегации Ирана, Китая, Пакистана присутствовали на заседаниях ПА ОДКБ в качестве гостей.

– Я не могу не спросить о Турции. Насколько опасен слом российско-турецких отношений?

– Межгосударственные отношения меняются постоянно. Например, Украина из братского государства превратилась в страну, которая главной своей политической целью ставит нанесение ущерба Российской Федерации, даже ценой потерь в своей политике, экономике и самочувствии своего народа. Но меня сегодня сильно беспокоит провокационная деятельность руководства Турции, которая влечёт за собой создание предпосылок к крупному международному конфликту. Все эти разговоры о наземной операции, эти попытки подключить к своим, на мой взгляд, абсолютно бездумным, действиям натовские страны… Эта провокационная деятельность, действительно, может привести к самым серьёзным последствиям, в том числе для самой Турции. Это наиболее опасная ситуация сегодня.

– Какие меры предпринимает ОДКБ для подготовки к уже наметившемуся процессу выдавливания беженцев из Северной Африки и других регионов Ближнего Востока из Европы на территорию стран ОДКБ?

– Не так давно в Минске прошло заседание Координационного совета руководителей компетентных органов государств – членов ОДКБ по вопросам борьбы с незаконной миграцией.

Подразделения, входящие в ОДКБ, находятся в постоянной боевой готовности

Участники этого заседания выделили два аспекта проблемы беженцев. Первый – это деятельность организованных преступных групп, которые занимаются рекрутированием и целенаправленной переброской людей в отряды ИГИЛ. Второй аспект – это массы беженцев, которых многие государства Европы пытаются выдавить со своих территорий, и я не исключаю, что этот поток естественным образом может пойти в направлении государств – членов ОДКБ. Мы договорились об обмене информацией о количестве беженцев, о направлении миграционных потоков. И если увидим угрожающие тенденции, естественно, будем принимать меры – потенциал для этого есть.

– Расскажите, пожалуйста о комплексе мер под условным «Нелегал-2016». В чём её отличие от предыдущих? Какие меры предпринимаются в странах ОДКБ для того, чтобы ликвидировать условия, порождающие нарушения миграционного законодательства? Насколько это просчитывается?

– Просчитывается. Мы, прежде всего, выявляем инфраструктуру по переброске нелегальных мигрантов, по их обустройству, незаконной организации их трудоустройства. И самое главное – это совершенствование законодательной базы, которая позволила бы направить потоки трудовых мигрантов в законное русло, санкционированно и управляемо. Вообще-то, трудовая миграция – это больше тема Евразийского экономического союза. А вот с точки зрения преступной деятельности по организации нелегальных потоков миграции… Помните события в Бирюлёво, когда громили овощную базу, избивали мигрантов? Только позднее выяснилось, что вокруг той овощной базы была создана инфраструктура для незаконного приёма мигрантов, их незаконной прописки в квартирах, трудоустройстве. И занимались этим конкретные люди. Выявлением такой преступной деятельности мы и занимаемся.

– Можно ли трактовать геополитические изменения последних лет на территории бывшего СССР как продолжение распада СССР? Почему, собственно, надо остановиться на той модели, которая создалась в 1991-м?

– Появление новых независимых государств – это глобальный процесс. Есть теория, которая говорит о том, что большие государства будут естественным образом распадаться на более мелкие образования – по культурным, национальным или географическим признакам. Что распадаться будут без войн, без революций… Впервые об этой теории я услышал ещё в начале 2000 года, и тогда не поверил. Даже, откровенно говоря, очень удивился, что такая теория вообще существует.

Но сейчас некоторые положения этой теории подтверждаются. Действительно, в Европе огромное количество территорий, которые заявляют о желании получить самостоятельность. Вспомните, например, Каталонию в Испании. Некоторые немецкие земли получили право на внешнеполитическую деятельность, хотя являются субъектами Федеративной Республики Германия. Недавний референдум в Великобритании о независимости Шотландии…

И республики бывшего СССР тоже находятся в этом глобальном процессе. Это желание получить суверенитет. Именно этим можно объяснить развитие молодых государств, которые продолжают формироваться, строят свою государственность.

– Вы могли бы предложить некую иерархию угроз для Российской Федерации, с точки зрения ОДКБ?

– Я бы не стал сегодня говорить о первой, второй, третьей угрозе. Перед нами комплекс угроз, каждая из которых очень серьёзная. Это и вопросы терроризма и экстремизма, и вопросы незаконного оборота наркотиков, и вопрос незаконной миграции. Сегодня ситуация с этими вопросами более-менее стабильна. А представьте, завтра к нам хлынут десятки и даже сотни тысяч мигрантов. На каком месте эта угроза будет стоять? Когда смотришь, что показывают по телевидению: неуправляемые потоки людей, их поведение, грязь, которую они после себя оставляют, – от всего этого не по себе становится. Поэтому иерархия угроз для России такова: наркотики, террор, незаконная миграция, военная инфраструктура НАТО вокруг наших государств. Еще надо добавить чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера…

Фотографии предоставлены пресс-центром ОДКБ


поделиться:
comments powered by HyperComments