Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Настоящая история внебрачного сына Сталина

Опубликовано: 29 Января 2016 08:09
0
62034
"Совершенно секретно", No.2/379, февраль 2016

«Дело о сожительстве ссыльного поселенца Джугашвили с несовершеннолетней Лидией Перепрыгиной».
«Совершенно секретно» впервые публикует закрытые материалы из Особой папки Президиума ЦК КПСС о сыне Сталина Александре Давыдове

 

Внебрачный сын Сталина Александр и «официальные» дети Василий и Светлана

 

Про внебрачных детей Иосифа Сталина в последнюю четверть века писали и говорили довольно много. Началось всё это с 1990-х годов, когда стали появляться псевдодокументальные книги и статьи. Можно отметить такие произведения: Колесник А. Хроника жизни семьи Сталина. – Харьков, 1990; Бастарды красного вождя: документальный рассказ о двух неизвестных сыновьях Сталина – Константине Кузакове и Александре Джугашвили-Давыдове // газета «Час пик».– 1995.– 21 окт.; Торчинов В. А., Леонтюк А. М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. – Санкт-Петербург, 2000.

В 2007 году в Великобритании была опубликована книга журналиста и историка Саймона Себага Монтефиоре «Молодой Сталин». Он писал: «Мать ещё одного непризнанного ребёнка Сталина – 13-летняя Лидия Перепрыгина, с которой 34-летний Сталин жил в Курейке, куда был сослан в 1914 году… К этой связи в Курейке отнеслись бы терпимо, однако Лидия забеременела, и её братья обозлились. Местные жандармы грозили возбудить уголовное дело, и лишь обещание Сталина жениться на Лидии, когда она достигнет необходимого возраста, предотвратило скандал… Сын Сталина Александр родился в 1917 году. Однако Сталин бежал из ссылки ещё раньше. Лидия стала парикмахером в Игарке, выйдя замуж за местного рыбака Якова Давыдова, который усыновил её ребенка. В секретном докладе Хрущёву главы КГБ СССР генерала Серова говорится, что «Сталин никогда не помогал ей». Александр стал почтальоном. В 1935 году его вызвали в Красноярск и потребовали, как и в случае с сыном Кузаковой, подписать обещание никогда не рассказывать о своём происхождении. Александр Давыдов воевал, был дважды ранен, дослужился до майора. После войны работал директором столовой в Новокузнецке. У него было трое детей – внуков Сталина. Александр скончался в 1987 году».

После публикации этой книги было и расследование «Огонька» в том же 2007 году, и статьи в «МК» и «Комсомольской правде», в которых версия о существовании внебрачного сына Сталина по имени Александр базировалась на семейных преданиях, рассказах соседей и пр. Точно так же, по рассказам и легендам, в 2008 году был снят фильм канала НТВ из серии «Главный герой». Единственным документом, который вообще упоминается какими-либо авторами, был «секретный доклад Ивана Серова Никите Хрущёву», датированный июнем 1956 года и рассекреченный ещё лет двадцать назад. Кстати, об этом докладе говорят и историк Борис Илизаров в фильме телеканала ТВЦ «Внебрачные дети» из серии «Хроники московского быта», вышедшем на экран в октябре 2015 года, и автор книги «Сталин: парадоксы власти, 1878–1928 гг.» американский историк, профессор Принстонского университета Стивен Коткин. В «докладе Серова» (его подлинность сомнений не вызывает) много странного.

Лейтмотивом всех этих фильмов и материалов было то, что Сталин судьбой своего сына Александра и его матери никогда не интересовался, что никаких архивных документов об этой истории не сохранилось. И действительно, кроме изложения этого доклада, в СМИ не публиковалось ни одного реального документа силовых структур СССР или высших партийных инстанций, который мог бы пролить свет на это дело…

Я, как профессиональный историк, имеющий опыт работы с государственными архивами, довольно часто сталкивался с тем, что неожиданно находятся документальные подтверждения, казалось бы, самых фантастических версий событий из отечественной истории. И, работая над темой «60-летие ХХ съезда КПСС» в Российском государственном архиве социально-политической истории, обнаружил дело № 494 из описи 171 фонда № 17 (Политбюро ЦК КПСС). Лист его использования (это первая страница, на которой расписываются исследователи, изучавшие данные документы) был практически чистым. Единственная запись сообщала о том, что все документы этого дела были рассекречены в 1998 году, задолго до появления западных книг и отечественных журналистских расследований на тему о внебрачном сыне Сталина. Я оставил на странице свой автограф и дату – 18 января 2016 года и начал изучать все документы подряд. И уже в первом комплексе документов меня ждала сенсация!

 

«Ими интересуется тов. Сталин»

Растиражированный в историко-публицистической литературе и интернет-статьях фрагмент «секретного доклада Серова» об обстоятельствах жизни Сталина в ссылке на самом деле не итоговый материал расследования, которое проводилось Президиумом ЦК КПСС по этому поводу, а один из сюжетов, подтверждавших факты, уже известные высшему партийному руководству. Чтобы по этому поводу не было никаких разногласий с коллегами-историками, приведём сюжет из письма Серова Хрущёву полностью.

«Кроме того, по рассказу гр-ки Перелыгиной было установлено, что И. В. Сталин, находясь в Курейке, совратил её в возрасте 14 лет и стал сожительствовать.

В связи с этим И. В. Сталин вызывался к жандарму Лалетину для привлечения к уголовной ответственности за сожительство с несовершеннолетней.

И. В. Сталин дал слово жандарму Лалетину жениться на Перелыгиной, когда она станет совершеннолетней.

Как рассказала в мае месяце с. г. Перелыгина, у неё примерно в 1913 году родился ребёнок, который умер. В 1914 году родился второй ребёнок, который был назван по имени Александр. По окончании ссылки Сталин уехал, и она была вынуждена выйти замуж за местного крестьянина Давыдова, который и усыновил родившегося мальчика Александра. За всё время жизни Сталин ей никогда не оказывал никакой помощи. В настоящее время сын Александр служит в Советской армии и является майором».

Напомним читателям, что цитируемый и растиражированный доклад, выполненный не на личном бланке председателя КГБ, а на обычном бланке КГБ СССР, датируется 4 июня 1956 года. И в нём есть ссылка на то, что в мае 1956 года «гражданку Перелыгину» допрашивали относительно обстоятельств её знакомства со Сталиным и рождения детей. И вот тут начинается самое интересное. В июньском письме на имя Хрущёва много путаницы. Например, сожительница Сталина Лидия Перепрыгина из Курейки именуется Перелыгиной, год рождения сына Александра указан не 1917-й, а 1914-й. А ещё при этом Серов ссылается на то, что «Перелыгина» рассказала о деталях отношений с будущим «вождём народов» и о том, что у неё в 1913 году родился сын, который умер. Отметим в скобках, что Сталин прибыл в Курейку не в 1913 году, а в марте 1914-го…

А при чём же тут упоминавшийся допрос в мае 1956-го? Кому Лидия Перепрыгина (будем называть её фамилию правильно) рассказывала о Сталине? Были ли свидетели их связи? С чьей подачи жандарм Лалетин вдруг озаботился моральным обликом будущего «вождя народов»? И правда ли, что товарищ Сталин никогда не интересовался судьбой своих родственников из Курейки? На все эти вопросы мы получили исчерпывающие ответы, исследовав материалы расследования относительно Сталина и его внебрачного сына, которое было предпринято Президиумом ЦК КПСС и КГБ СССР весной 1956 года.

Итак, начнём с самого начала. Как выяснилось, самым важным источником информации по данной проблеме оказался секретарь ЦК КПСС Аверкий Борисович Аристов. Его письмо Никите Хрущёву (РГАСПИ, фонд 17, опись 171, дело 494, лист 1) выполнено не на бланке секретаря ЦК, а на обычном листе бумаги формата А4. Но справа вверху есть пометка: подчёркнутые буквы О.П., что обозначает высокую степень секретности и передачу этого письма в Особую папку Президиума ЦК КПСС.

Вообще-то уже первый абзац этого текста разбивает все тезисы исследователей и журналистов относительно того, что Сталин не интересовался семейством Перепрыгиных. Вот что написал Хрущёву Аверкий Аристов: «В бытность мою секретарём Красноярского крайкома КПСС (с июля 1944 по февраль 1950 года. – Авт.) в один из приездов в Москву в конце 1946 года мне позвонил тов. Поскрёбышев (секретарь Сталина. – Авт.) и спросил меня, что я знаю об Ивановых и Перепрыгиных, проживающих в Курейке, где был в ссылке тов. Сталин. Я ему ответил, что ничего не знаю об Ивановых и Перепрыгиных. Тов. Поскрёбышев попросил меня навести справки об этих людях по возвращении в Красноярск, так как ими интересуется тов. Сталин».

Выполняя поручение, Аристов направил инструктора крайкома КПСС П. Сиротенко в Курейку и Дудинку, чтобы тот собрал интересующую Сталина информацию. Но собранные Сиротенко факты носили такой характер, что рассказывать о них полностью генералиссимусу было нельзя. Вот что писал об этом секретарь ЦК Аристов: «Возвратившись из командировки, т. Сиротенко доложил мне, что он нашёл Ивановых и Перепрыгиных, и рассказал мне о том, что т. Сталин жил с 14-летней Лидией Перепрыгиной, и что она имеет от него сына. Лидия Перепрыгина тогда же передала фотографию сына Александра.

В то время, получив такие сведения, я, конечно, не мог передать т. Поскрёбышеву об Иванове Петре, который знал Сталина и возмущался его сожительством с несовершеннолетней Лидией Перепрыгиной и о Перепрыгине Ионе – старшем брате Лидии, жаловавшемся на Сталина жандарму. Перепрыгины Ион и Лидия были сиротами. Сейчас я всё это восстановил и решил Вас об этом информировать».

Письмо Аристова датировано 28 мая 1956 года. На письме резолюция заместителя заведующего Общим отделом ЦК КПСС Владимира Чернухи (он часто выполнял самые важные поручения Хрущёва): «Разослать членам Президиума ЦК, кандидатам в члены Президиума ЦК и секретарям ЦК КПСС».

Знал ли Иван Серов, председатель КГБ СССР, о письме Аристова и расследовании инструктора крайкома Сиротенко? Мы отвечаем и на этот вопрос. 19 мая 1956 года, то есть за девять дней до того, как Аристов отправил своё послание Хрущёву, Серов написал Аристову записку, показывающую, что отчёт Сиротенко передавался в Москву по каналам КГБ. В отличие от его июньского «доклада» выполнена она на бланке Председателя КГБ СССР при Совете Министров СССР. Синим карандашом (машинисткам, видимо, Серов не доверял) было написано: «ЦК КПСС. Тов. Аристову А. Б. (лично). Направляю при этом полученную из Красноярска записку Сиротенко и фотографии! И. Серов».

Послание немного необычное. Мало того что оно выполнено карандашом, в нём ещё присутствует пометка «лично», как будто письмо председателя КГБ секретарю ЦК можно было передать через посредников. А ещё восклицательный знак в конце письма. Это знак важности. Скорее всего, Аристов очень ждал этого письма и особенно фотографий. Интересно то, что и в письме Аристова, и в записке Серова говорится о фотографиях во множественном числе, но в послании Хрущёву есть исправление: вместо первоначально напечатанных слов «прилагаются две фотографии» – просто «фотография». Одна фотография присутствует и в исследованном нами архивном деле…

Но самое интересное и подробное описание похождений Сталина в Курейке и содержится в письме бывшего инструктора Красноярского крайкома КПСС П. Сиротенко, который в 1956 году занимал пост директора Берёзовского карьероуправления, но прекрасно помнил все события девятилетней давности…

 

«Получала от него письма»

4 мая 1956 года П. Сиротенко, бывший инструктор отдела пропаганды и агитации Красноярского крайкома КПСС, исполнитель поручения Сталина – Поскрёбышева – Аристова, отправил последнему достаточно подробное письмо. Он писал (орфография и пунктуация сохранены. – Авт.): «В январе месяце 1947 года, когда Вы были Секретарём Крайкома КПСС, Вы поручили мне вылететь на север: Дудинка – Курейка и найти носителей двух фамилий: ИВАНОВ и ПЕРЕТОКИН.

 

Письмо секретаря ЦК КПСС Аристова Хрущёву. Май 1956 года

 

На основании материалов, собранных во время поездки, мною было установлено, что никакого ПЕРЕТОКИНА на свете нет, а что это ни кто иной, как ПЕРЕПРЫГИН, фамилия той семьи, у которой на квартире жил тов. СТАЛИН.

Мне в Дудинке удалось очень быстро установить, что ИВАНОВ Пётр, близко знавший тов. Сталина, по утверждению его жены Дарьи Алексеевны, очень был возмущён, что Сталин вступил в сожительство с одной из дочерей ПЕРЕПРЫГИНЫХ».

Судя по всему, Пётр Иванов, знавший Сталина лично и возмущавшийся его склонностью к педофилии, до 1947 года не дожил. А инструктор Сиротенко продолжал своё расследование, которое заняло не один месяц. В конце марта 1947 года он отправился в Курейку к местному старожилу Алексею Яковлевичу Тарасееву. «Встретился я с ним в конце марта 1947 года, ему было в то время 102 года. Он мне рассказал, что с ИВАНОВЫМ он и ПЕРЕПРЫГИН Ион, старший из детей сирот ПЕРЕПРЫГИНЫХ, вызывались к жандарму ЛАЛЕТИНУ, для составления дела о сожительстве ссыльного поселенца ДЖУГАШВИЛИ с несовершеннолетней Лидией ПЕРЕПРЫГИНОЙ.

И только после того, как он дал слово, что оформит с нею брак по наступлению совершеннолетия, дело было прекращено…

Старик мне сказал, что Лидия Платоновна ПЕРЕПРЫГИНА (ДАВЫДОВА) живёт в станке Ангутихе, что расположен между Курейкой и Туруханском (посёлок Ангутиха был расположен в 1558 километрах от Красноярска и в 50 километрах от Туруханска. – Авт.). При встрече с ней в апреле месяце 1947 года я узнал следующее:

ПЕРЕПРЫГИНА Лидия Платоновна 1900 года рождения, начала жить со СТАЛИНЫМ 14 лет, при СТАЛИНЕ родила мальчика, но он прожил недолго и умер. СТАЛИН дал слово жандармам, что когда она достигнет совершеннолетия, он оформит брак с ней. Перед его побегом (Сталин покинул Курейку в декабре 1916 года. – Авт.) она осталась беременной и родила мальчика уже без него, которого назвала Александром.

Утверждает, что первое время получала от него письма и даже одну карточку, которую по её указанию директор музея ЮРИН нашёл спрятанную на крыше домика в Курейке».

Здесь мы на минуту остановимся, отметив для себя, что в 1947 году вряд ли кто-нибудь из простых смертных осмелился бы говорить неправду секретарю крайкома партии. Так что, скорее всего, Сталин не только был отцом Александра, но и переписывался с его матерью первое время.

Но Сталин Сталиным, а жить-то всё-таки надо. До нынешнего времени все исследователи как-то обходили вопрос о том, когда и почему Лидия Перепрыгина вышла замуж. Записка инструктора Сиротенко отвечает на него: «А когда пошёл слух, что СТАЛИН убит на фронте, её посватал ДАВЫДОВ Яков Семёнович, и она вышла за него замуж. И только через четыре года, когда ей показали один из портретов СТАЛИНА в газете, она узнала в нём отца своего сына, но так как она была теперь замужем за другим, то не сочла нужным напоминать ему о себе и своём сыне. По моей просьбе Лидия Платоновна передала мне карточку своего сына Александра, которую я и передаю вам с этим письмом».

 

Доклад секретарю ЦК «Об обстоятельствах появления на свет сына Сталина»

 

Интересен тот факт, что бывший инструктор Красноярского крайкома КПСС почти десять лет хранил у себя фотографию внебрачного сына Сталина, что само по себе было достаточно опасно…

 

Обещал жениться и не женился

На самом деле в высших органах партийной власти – Политбюро и Президиуме ЦК КПСС ничего не делалось «просто так». Для начала давайте задумаемся об истории 1946–1947 годов, когда 67-летнему Сталину вдруг захотелось получить информацию о своих родственниках. Исполнителю сталинского поручения, инструктору отдела пропаганды и агитации Красноярского крайкома КПСС Сиротенко пришлось четыре месяца путешествовать по заснеженным сибирским просторам. Напомним, что это были первые послевоенные годы, когда в стране был голод и каждая копейка, каждый литр горючего были на особом счету. Но инструктору, выполнявшему поручение вождя, были выделены все средства – от самолётов полярной авиации (из Красноярска на северные территории можно было оперативно добраться только авиатранспортом) до вездеходов и собачьих упряжек.

Курейка, Ангутиха и другие посёлки в относительной близости от Туруханска традиционно были местами ссылки – как до Сталина, так и после. Среди их основателей можно встретить знакомые нам фамилии Давыдов и Тарасеев. А в 1947 году в «сталинских местах» жили высланные «буржуазные националисты». Правда, докладывать об этом Сталину не стали. Но в письме секретарю ЦК КПСС Аристову бывший инструктор крайкома Сиротенко всё же упомянул рассказ местного жителя о том, какой была жизнь в Курейке во время его поездки: «Этот же ТАРАСЕЕВ обратил моё внимание, что они, старожилы, как мыкали горе при царизме, так мыкают его и теперь. В самом деле все они жили в развалившихся лачугах, испытывая невероятную нужду, тогда как спецконтингент (имеются в виду ссыльные и высланные. – Авт.) латыши и эстонцы, семьи фашистов, состоя в колхозе, получают ссуды, строят дома, и всё под предлогом того, что колхоз Курейки, где жил СТАЛИН, должен выглядеть зажиточным».

Скорее всего, затраченные на четырёхмесячную командировку средства материализовались в краткую справку для Сталина. Содержание её нам неизвестно, но из письма секретаря ЦК Аристова Хрущёву можно понять, что никакие детали относительно отношений Сталина с Лидией Перепрыгиной и мнение о нём покойного тов. Иванова вождю не сообщались. Было задание найти «носителей фамилий» – нашли, живут там-то и там-то. Инициатива в те времена была наказуемой. А подробности оставили в памяти «на всякий случай».

А случай выпал на весну 1956 года, когда после ХХ съезда КПСС в стране началась кампания по разоблачению культа личности Сталина. Для чего нужно было выяснять подробности сорокалетней давности о житье-бытье и сексуальных утехах молодого, 36-летнего Иосифа Джугашвили в сибирской ссылке? Ответ тут, скорее всего, кроется в намерении Хрущёва собрать как можно больший объём компромата на Сталина, чтобы в случае необходимости выбросить его в информационное пространство. А компромат, судя по имеющимся документальным источникам, подбирался вполне основательный. Сталина можно было обвинить сразу в нескольких грехах.

Первое – это, конечно, сожительство с несовершеннолетней. И сюжет о том, что знавший Сталина во время ссылки Пётр Иванов был возмущён этим фактом, а брат Лидии Перепрыгиной Ион пожаловался на него жандарму Лалетину, вполне укладывался в схему компромата.

Второй сюжет, который в основном мог повлиять на мнение женщин о Сталине – тот факт, что он официально обещал жениться и не женился. Из Курейки он уехал в самом конце 1916 года, когда его сожительнице уже исполнилось 16 лет (брачный возраст для женщин в России с 1830 года).

Третье прегрешение – это то, что он, зная о появлении у него ребёнка (об этом упоминала старшая сестра Надежды Аллилуевой, второй жены Сталина), не только не помогал ему и матери, но до 1946 года почти не интересовался его судьбой.

Из всего этого при помощи отлаженной системы советской пропаганды можно было составить достаточно яркий морально-нравственный «коктейль», демонстрировавший отрицательные особенности личности товарища Сталина. Но к июлю 1956 года от этой идеи, похоже, было решено отказаться. Во всяком случае, на письме секретаря ЦК КПСС Аристова Хрущёву есть пометка красным карандашом: «В архив. В. Чернуха. 2.VII.56». А через пару недель был отправлен в архив (за подписью Молотова) и упоминавшийся нами «доклад Серова».

Можно предположить, что к середине лета 1956 года у Президиума ЦК КПСС было уже вполне достаточно материалов, чтобы в случае необходимости продолжать критику культа личности Сталина и самого Сталина в том числе. А сына генералиссимуса никто не боялся. Шансов на то, что он будет признан законным, не было никаких, сам Александр Давыдов от политической жизни был далёк, его мать никаких претензий не предъявляла. Тем, кто интересуется дальнейшей судьбой сына Сталина Александра Давыдова, а также внуков и правнуков вождя по этой линии, можно поизучать отечественную прессу последних лет – там есть и интервью с внуком, и другие сведения из семейной истории.

Мы же ограничились исключительно документальными источниками, которые, как нам представляется, рисуют достаточно близкую к истинному положению дел картину. Но на самом деле картина эта не полная. Пока ещё недоступны материалы расследования КГБ СССР, предпринятого в Красноярском крае в апреле – мае 1956 года (о нём вскользь упоминает Иван Серов), нет информации об обсуждении этого вопроса членами Президиума ЦК КПСС, отсутствуют полные биографические данные всех упоминавшихся в письмах Аристова, Серова и Сиротенко граждан. Так что простор для исследований у историков ещё имеется…

 

«Место преступления» – домик Сталина в Курейке. в 1949 году был помещён внутрь Пантеона

 

Редакция благодарит сотрудников Российского государственного архива социально-политической истории http://www.rgaspi.su за помощь в подготовке материала и предоставленные иллюстрации.

 

 

Подробности о сегодняшней судьбе пантеона Сталину в Курейке читайте в материале «Зуд памяти»

 

Англоязычный вариант текста тут


поделиться:
comments powered by HyperComments