ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ТВОРЦЫ «ХЛЕСТАКОВСКИХ» СТРАТЕГИЙ

Опубликовано: 2 Декабря 2015 09:28
0
20309
"Совершенно секретно", No.45-46/374-375
ПОКА ЦЕНТРОБАНК НАХОДИТСЯ В ВАСCАЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФРС, ГОВОРИТЬ О ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ БЕСПОЛЕЗНО
ПОКА ЦЕНТРОБАНК НАХОДИТСЯ В ВАСCАЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФРС, ГОВОРИТЬ О ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ БЕСПОЛЕЗНО
Фото: ТАСС
Вячеслав Прокофьев
 
ПОЧЕМУ РОССИЙСКИЕ ЛИБЕРАЛЫ У ВЛАСТИ НАМЕРЕННО ЗАМАЛЧИВАЮТ РЕАЛИСТИЧЕСКУЮ «НЕОКЕЙНСИАНСКУЮ» КОНЦЕПЦИЮ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ
 
Газета «Совершенно секретно» завершает публикацию большой статьи бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова «Между двумя Сциллами и двумя Харибдами… Банкротство вульгарного «монетаризма» и кейнсианская альтернатива – акценты прагматичной антикризисной стратегии – 2015» (начало в № 43/372 и № 44/373). В последней части Лужков уделяет особое внимание созданию экономических «фабрик мысли», способных разработать совершенно новую, нелиберальную стратегию экономической модернизации России.
 
Пиар-технологии всё искуснее, а антикризисные меры правительства – незамысловатее. Куда ни кинь – везде у нас монополия. И самое губительное из всех – узурпация экономической политики государства. Тайное тайных – экспертная кухня, где келейно готовятся наукообразные, «либерального» толка программы и разработки. Впоследствии они становятся бюджетными посланиями премьера и законопроектами. Новации нередко сомнительные и загадочные, вроде замены твёрдой вывозной таможенной пошлины на углеводороды «скользким» налогом за пользование недрами.
 
«Креатив» заимствуется из дилетантских штудий гайдаровских времён по шпаргалкам МВФ. Вице-премьеры, все как один, причастны к либеральному клану. Экспертная обслуга тоже держит нос по ветру. Фразеология и «дискурсы» стали не такими одиозными, даже с вкраплениями здравого смысла… Экономическая наука в полоне секты «монетаристов». Последние пребывают будто в полном отрыве от экономической реальности. Казалось бы, весь свет в окошке для них – Запад. Отчего же они не празднуют продвинутые направления экономической мысли на том же Западе, оспаривающие догмы Чикагской школы?
 
РОЯЛЬ НА ОВОЩНОЙ БАЗЕ
 
Не секрет – за рубежом многие авторитетные экономисты, в их числе и нобелевские лауреаты, нелестного мнения о наших доморощенных последователях Милтона Фридмана. Скептическое отношение к «институциональным» свершениям Гайдара, Чубайса и компании высказал известный венгерский экономист Янош Корнаи. В незапамятные времена «гуляшного» социализма он прослыл диссидентом, красноречивым критиком плановой экономики. Но и он же решительно осудил махинацию ваучерной приватизации в России. К слову, приватизация госсобственности в Венгрии проходила совсем по-иному.
 
Корнаи побывал в Китае в самый разгар рыночных реформ. И с удивлением узнал, что его научные труды и публицистика там переиздаются и внимательно изучаются. Не говоря уже о классических произведениях Бухарина, Кейнса, Гэлбрейта и других творцов экономической мысли. У нас же даже классическая политическая экономия не преподается студентам высшей школы. «Капитал» Маркса подменен «псалтырью» «Экономикса».
 
Михаил Абызов, вице-премьер правительства Медведева, возглавляет затейливую институцию под вывеской «Открытого правительства», которое отвечает за долгосрочное стратегическое планирование. Г-н Абызов – сподвижник Чубайса на ниве «реформ». Один из творцов «великого деяния» – расчленения Единой энергосистемы России наподобие, ни дать ни взять, разделки автомобиля, по отдельности – на мотор, трансмиссию и колеса.
 
Уникальная трансконтинентальная РАО ЕЭС, распроданная по дешёвке по частям, утратила эффективность и надёжность. Вместо обещанного «реформаторами» удешевления тарифов на электроэнергию они возросли кратно! И вот с такими-то «заслугами» на государственном поприще г-н Абызов выбился в кураторы разработки стратегии экономического развития страны.
 
Газета «Коммерсантъ» сообщила, что готовы первые наброски новой «Стратегии-2030». Правительство привлекло к «мозговому штурму» аж 300 экспертов! Хлестаковские «10 тысяч курьеров» тотчас приходят на ум. Итак, целый легион экспертов прислали свои толкования, воззрения и «концепты». Возможно, в их числе есть толковые и дельные. Но разве экономические стратегии творят методом опроса? Это ведь не маркетинговое прогнозирование динамики продаж на рынке, к примеру, пшеницы или бензина. Но в том-то и уловка, что замкнутый, узкий круг экспертной группы при правительстве Медведева создает видимость, что очередная стратегия – совместное творение научного и делового сообщества России.
 
Отчёт в «Коммерсанте» о дискуссии разработчиков «Стратегии-2030» в МГУ содержит удивительные подробности. Евсей Гурвич, руководитель экспертной группы экономистов ещё со времён «серого кардинала» Кудрина, невозмутимо напомнил коллегам, что за судьба постигла предыдущую «Статегию-2020». Объём ВВП должен был, по долгосрочному прогнозу, к 2020 году возрасти на 125 %. Задним числом, «корректировка» – кратно меньше. А между 2014 и 2015 годами валовый продукт тяготеет к нулевым значениям.
 
Почему же приключилась грубая промашка? Евсей Гурвич: «Было решено (очевидно, прописано в Стратегии. – Прим. авт.), что делать государству и бизнесу. Но не сказано, зачем». Далее прозвучало меланхоличное признание: дескать, авторами Стратегии предложено было несколько вариантов развития, но «правительство так и не сделало предложенного ему выбора».
 
Сказанное можно понять и так, что фолиант «Стратегии-2020», о котором в кругу «либералов» столько славословили, требовался правительству не для живого дела, а как некий атрибут основательности, креативности, прозорливости замыслов и планов. Невольно припоминается райкинский уморительный сюжет о «рояле на овощной базе».
 
ПРАВИТЕЛЬСТВО ЛИБЕРАЛОВ СДАЛО 3/4 РЫНКА ТРАКТОРОВ И ТЯЖЕЛОЙ ТЕХНИКИ
Фото: Борис Клипиницер/ТАСС
 
СЕКТА СВИДЕТЕЛЕЙ «ДЕШЁВОГО ГОСУДАРСТВА»
 
Уж лучше бы они, учёнейшие эксперты, толковали о своём без посторонних. В узком кружке единоверцев. А то ведь читаешь отчёт в «Коммерсанте» и глазам своим не веришь! Неужто и впрямь мир крыт соломой? Коли предыдущая, грефовская «Стратегия-2010» – и следующая – до 2020 года – оказались макулатурой, видать, ничего другого и не остаётся, как засучить рукава и сочинять новую, по той же колодке. Вновь обращённую в «даль светлую», в 2030 год. С кого тогда и чей спрос?
 
Из высказываний Гурвича и коллеги Александра Аузана следует, что замыслены, на выбор, три «стратегии». И в каждой отдельный образ будущего. «Россия – военная сверхдержава». «Страна умных людей». «Развитие через инвестиции в инфраструктуру». Что выберет заказчик-правительство, то и сгодится. По принципу «чего изволите?» Эксперты набили руку, как ловко прописать Стратегию на десятилетие вперед, чтобы комар носа не подточил. Сомнительность такого сценарного плюрализма проглядывает. На самом деле настоящая долгосрочная стратегия требует глубоко выверенной и прозорливой постановки Сверхзадачи.
 
Выбор её задает иерархию целей и приоритетов развития экономики и общества. Как соотносится гипотетическая «Стратегия-2030» с уже заявленным Кремлём и действительно начатым разворотом к самостоянию страны? Теперь уже не в роли пристяжной экономики «золотого миллиарда», а преемницы имперской судьбы, исторического предназначения России.
 
Ныне власть, наверстывая упущенное, восстанавливает военно-промышленный потенциал – поруку реального суверенитета. «Либеральные» круги истеблишмента, «западники» ропщут, выдвигают «экономические» доводы против. Дескать, затея с «милитаризацией», «все в ружьё!» – зряшная и разорительная, непосильная для казны. Зачем, мол, понапрасну будить лихо и наживать врагов вместо того, чтобы держаться «сильных мира сего».
 
Вышеупомянутые эксперты-экономисты, обиняками, тоже не жалуют «имперский» уклон. В прежних долгосрочных «опусах» об этом и разговора не было. Зачем же затеваться? Триллионные инвестиции в восстановление военно-промышленного потенциала и в самом деле требуют огромной мобилизации ресурсов. Но это никак не вяжется с либеральной идеей «дешёвого» государства.
 
Сторонникам её будто бы невдомёк, что мощный самодостаточный ОПК – основа экономического суверенитета страны. И что во всём мире, как правило, основной хайтек создается в прорывных областях военных наукоёмких технологий и НИОКРов. Частному капиталу такие траты и риски заведомо не по карману. И врозь с его природой – всё во имя прибыли.
 
Второй по счету сценарий – «Россия – страна умных людей». Опережающие вложения в развитие человеческого капитала нации жёстко обусловлены не одним только изменением бюджетных приоритетов. Речь вновь о перераспределении национального дохода с неизбежным урезанием доли олигархического капитала. Но об этом, запретном, в речениях экспертов – ни слова. Третье.
 
«Перспективные инфраструктурные инвестиции до 2030 года» никак не могут быть самоцелью без прорыва по всему экономическому фронту. Последнее невозможно без преодоления ущербной модели петростейта, при которой основной продукт экономики и рента создаются в сырьевых отраслях.
 
На самом деле первейшим приоритетом на длительную перспективу должно стать восстановление, на новом технологическом витке обрабатывающей промышленности и высокотоварного сельского хозяйства. Отечественный хайтек не получит развития без избавления от ущербной колониальной структуры хозяйства.
 
ВО ВСЕ ВРЕМЕНА ЕСТЕСТВЕННАЯ НАУКА РАЗВИВАЛАСЬ ТОЛЬКО С ПОМОЩЬЮ ГОСУДАРСТВА
Фото: Владимир Войтенко/ТАСС
 
ТЕОРЕТИКИ-ПРИСПОСОБЛЕНЦЫ
 
Все официозные стратегии, какую ни возьми, на самом деле исходят из незыблемости петростейта – «дойной коровы». И «монетаризма» в качестве «святого причастия». Частное присвоение природной ренты неприкосновенно. Коли так, все эти прорицания и «проектировки» не стоят денежных смет и бонусов, с которых кормится экспертное сообщество. Негласные правила игры в «стратегии» – прокрустово ложе для живой мысли. Кажется, у Ильфа в «Записных книжках» подмечено: «Учебник высшей математики начинается со слов: «Мы знаем…»
 
Отчёт «Коммерсанта» о совещании синклита мудрецов в МГУ оживил саркастический выпад одного из участников. Напомнил присказку из фильма про «Доктора Айболита»: «Это очень хорошо, что пока нам плохо!» И вот что молвил достославный эксперт: «Для развития нужно сохранить цену за баррель нефти на уровне 40–60 долларов. Когда (котировки) высоки, мы мозги отключаем». Кто же неволит отключать рацио? Да и цена барреля от нас, в России, никак не зависит. А что если взять, да так прямо и вписать в «Стратегию-2030»: цена барреля свыше 40–60 долларов экономике строго противопоказана. Боюсь, заказчик не только не вразумится, а станет «рвать и метать».
 
У Шиллера сказано: «Когда короли строят, у возчиков есть работа». Пускай даже у правительства «либералов» особых дерзаний созидать не заметно, придворным экспертам работёнка обеспечена. Глава экспертной группы никакой не Лука-утешитель: «Деградация экономики!» Сильно сказано, но, помилуйте, есть ли средство спасти положение? Эксперты упрямо настаивают на ультралиберальных средствах. В чём же, на их просвещённый взгляд, самый корень зла?
 
«Разгосударствление» бизнеса идёт с проволочками. Под натиском косного «этатизма» правительство-де отступает от заветов «дерегулирования». В идеале же превращение государства в простую «статистическую инстанцию» в духе Августа фон Хайека. Словом, если не выдворить государство из экономики, не покончить с «нерыночными секторами» хозяйства, то белого света не видать. Далее набивший оскомину «джентльменский набор» – наукообразные перепевы инструкций МВФ.
 
На ближайшие годы г-н Гурвич не обещает роста ВВП свыше скромных 1–1,5 %. Лишь на доли процента его прогноз расходится с оценками Минэкономразвития и Центробанка. Поразительно тонкий, просто филигранный прогностический метод. И то сказать: Минэкономразвития в 2014 году напророчило на год вперед цену нефти 91 доллар за баррель и курс 40 рублей за доллар! Мягко говоря, впросак попали.
 
Эксперты призывают к «консенсусу элит». Вокруг какой путеводной цели? Ничего не попишешь, креативные «идеи» «Стратегии-2020» придётся вымарать. Знатная затея про мировой финансовый центр в Белокаменной повисла в воздухе. Проехали… Поглядим, какой новый перл изобретут сочинители «Стратегии-2030».
 
На совещании экспертов проскользнула любопытная подробность. Работа над «Долгосрочной экономической стратегией до 2030 года» завершится, оговорено, никак не раньше начала 2016 года. Даже если весь «либеральный» клан звездочётов от экономической науки под водительством главы Высшей школы экономики г-на Кузьминова возьмётся за этот воистину сизифов труд, быстрее никак не управиться.
 
Если даже весь «либеральный» клан экспертов с ВШЭ дружно примется за этот труд. Прогностические занятия не таковы, чтобы восклицать «Эврика!». Прежде всего – степенность и дотошность, медленно поспешая. В точности по закону Паркинсона: «Объём работы возрастает в той мере, в какой это необходимо, чтобы занять время, выделенное на её выполнение».
 
«Нигде, кроме как в Моссельпроме!» – то бишь в Высшей школе экономики и в экспертных «междусобойчиках» не кроят и не шьют из «аглицкого сукна» по мерке заказчика долгосрочные умозрительные стратегии. Те самые, что никогда не сбываются. Зато просветительских заслуг не отнять. На сомнительных «либеральных» догмах, куцых «монетарных» представлениях о природе экономики воспиталось уже второе поколение экономистов, менеджеров, финансистов и чиновников. Впору говорить о непоправимом ущербе интеллектуальному потенциалу страны.
 
В экономической науке приспособленчество столь повальное, какого не было и при власти КПСС. Приверженность, языческое поклонение «либерализму» – входной билет в высшие круги бюрократии, госкорпорации и банковского сообщества. У нас что ни мздоимец при высокой должности, то непременно ревностный «монетарист».
 
В ПОИСКАХ «ТРЕТЬЕГО ПУТИ»
 
Существует ли в стране отличная от «либерального» мейнстрима творческая реалистическая, с опорой на современный уровень знаний об экономике, продвинутая концепция, противостоящая бесплодному «монетаризму»? Да, речь главным образом о неокейнсианском направлении экономической мысли и прагматики. В российском академическом и бюрократическом истеблишменте это направление намеренно замалчивается. Как что-то заведомо неприемлемое, чуждое, чуть ли не «крамола». Даже знаменитый «Трактат о деньгах» Джона Мейнарда Кейнса не переведён на русский язык.
 
Автор этих строк, основываясь на методологии «Капитала» Карла Маркса и неокейнсианства, опубликовал программную статью «Российские особенности мирового кризиса». Вышла она в свет в «Российской газете» в 2009 году, когда финансовый кризис обрушился как снег на голову. В ней обосновывалась альтернатива «Третьего пути». Решительный отход от ущербной модели участия России в мировом разделении труда – энергоносители в обмен на технологии и потребительские товары. «Партия власти» восприняла публикацию в правительственной «Российской газете» как покушение на основы основ.
 
Но вот и грянул 2014 год, сбылось предвидение, что кризис непременно вернётся. На этот раз его вызвали не внешние причины, но накопление «негатива» в самой российской экономике. Зря, опрометчиво власть имущие прикипели к петростейту! Между тем правительство Медведева и не скрывает, что вознамерилось храбро перетерпеть кризис, не делая резких движений. Они ещё год назад на полном серьёзе холили воображаемую стабильность!
 
Свет клином не сошёлся на вульгарном «либерализме». На слуху альтернативные, наперекор мейнстриму, экономические разработки и концепты. Среди независимых экономистов, в предпринимательском сообществе, общественном мнении живой отклик встретил содержательный доклад советника президента Сергея Глазьева на комиссии Совета безопасности РФ. В нём предложена развернутая радикальная антикризисная система мер. Есть что обсудить и о чём поспорить.
 
Добавим к этому, что толковые разработки промышленной, инвестиционной, налоговой и тарифной политики в активе находящейся в тени «Партии дела». Значительный банк идей накоплен независимыми экономистами «Изборского клуба».
 
Интеллектуальное превосходство работ «инакомыслящих», знающих предмет не по вершкам, а по первоисточникам Маркса, Кейнса, Гэлбрейта, Калицкого, Леонтьева, неоспоримо. Я бы отнёс сюда и наследие «отца социологии» Питирима Сорокина. В особенности его блестящую системную социологию и методологию, раскрывающую глубинные причины процветания и упадка цивилизаций и государств. … К слову, прагматичные системные разработки Глазьева воплотились в построении архитектуры Таможенного союза и общего рынка ЕАЭС. Пожалуй, и не припомнить другой оказии, когда сведущий экономист нелиберального толка властью востребован.
 
ВШЭ НЕ ТО МЕСТО, ГДЕ МОЖЕТ ПОЯВИТЬСЯ НАСТОЯЩАЯ СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ
Фото: academica.ru
 
КЕЙНСИАНСКАЯ «ФАБРИКА МЫСЛИ»
 
Как бы убедительно ни развенчивали сведущие экономисты некомпетентность и безрукость министров правительства Медведева, сколько бы остро и точно ни вскрывали глубинные причины неблагополучия в экономике, никак это не сказывается на реальной политике и целеполагании исполнительной власти. Другим был бы эффект, если бы нелиберальное, конструктивное творческое направление экономических исследований выделилось в отдельный самостоятельный кластер.
 
Тесно связанный с промышленным, оборонным и аграрным сообществом деловых людей. Такой проект вполне осуществим через инициативное деловое, финансовое, организационное содружество предпринимателей и независимых экономистов, а также экспертов смежных дисциплин. Давно следовало развернуть в столице и регионах деятельность «фабрик мысли» на постоянной основе.
 
Ещё в 1970-х годах в США вышло исследование Пола Диксона «Фабрики мысли». Уже в те времена в Америке их насчитывались тысячи и тысячи. Конгресс, Пентагон, Минэнерго, ВВС, университеты, Фонд Форда, власти штатов и корпорации большого бизнеса заказывали и финансировали прикладные, теоретические и прогнозные исследования. Подчас – даже сугубо футуристические. Именно эти гуманитарные и политтехнологические системные исследования и дали решающий перевес Соединённым Штатам в противоборстве со второй сверхдержавой.
 
Этот банк идей, моделей и политических технологий непрерывно пополняется. Даже на фоне оскудения и внешнего примитивизма американской политической кухни при Буше-младшем и Обаме. У нас, в СССР, индустрия «фабрик мысли» не получила развития. Виной тому догматические рамки идеологов Старой площади. И всё-таки на технократическом уровне толковая аналитика ценилась высоко. Например, Совет по изучению производительных сил (СОПС) при Госплане СССР был сильным и влиятельным «мозговым центром». Другие исследовательские группы работали под завесой секретности…
 
А что сейчас? У нас расплодились аналитические центры и экспертные артели. Многие из них на казённом довольстве. Другие ещё с 1990-х годов кормились на гранты западных «благотворительных» фондов. Ангажированность их очевидна. Российские олигархи тоже делают пожертвования «яйцеголовым». И все вместе они привержены или тяготеют к западным ценностям и идеологемам. Независимые «фабрики мысли» – востребованный ответ гражданского общества на «либеральную» узурпацию стратегии экономического развития. Системная думская оппозиция недалеко продвинулась на этом поприще.
 
Исследовательская деятельность «фабрик мысли» по неправительственным заказам – разветвленная практика во многих развитых странах. Те из них, которые не прислуживают истеблишменту, основаны не на политизированной, а на гражданской, корпоративной и личностной основе. Какие, например, ключевые, насущные проблемы экономики и общества, состояния и преобразования производительных сил могли бы стать предметом исследований новой «фабрики мысли»?
 
– Разработка экономической концепции, обеспечивающей гибкий маневр перемещения доли природной ренты и избыточного капитала сырьевых отраслей в инвестиции обрабатывающей промышленности, восстановление и рыночный оборот не утраченных ещё высоких технологий советского ВПК.
 
– Разработка алгоритма создания независимого от глобальной финансовой системы Запада эмиссионного и кредитного механизма. Вывод ЦБ из вассальной зависимости от ФРС США.
 
– В отличие от едва ли реалистической идеи налаживания торгового оборота в ЕАЭС с использованием «мягких» валют стран-участниц со слабыми экономиками, сделать твёрдый рубль, обеспеченный золотовалютными резервами, единой валютой расчётов. Подобно евро в ЕЭС, доллару НАФТА, юаню в Азии… Разработать гибкий экономический механизм сочетания интересов стран ЕАЭС, согласных торговать, кредитоваться и делать накопления в рублях.
 
– Особой важности проблема – поиски экономических рычагов регулирования стихийного потока экономических беженцев – гастарбайтеров из средней Азии в Россию. По мере прогнозируемого роста безработицы в РФ баланс рабочей силы станет напряжённым. Возможно, одним из инновационных подходов упорядочения миграционного «нашествия» является исследование и прогнозирование экономических и экологических аспектов масштабной переброски пресной воды из дельты Волги и Обского бассейна в Казахстан и Узбекистан. Таким путём вовлечь в сельскохозяйственный оборот миллионы гектаров засушливых и опустыненных плодородных земель. Цель – занять безработное местное население. В перспективе совместные инвестиции под эгидой ЕАЭС в водохозяйственный и аграрный проект Север-Юг прочнее интегрируют экономику стран бывшего СССР.
 
– Правительство «либералов» сдало три четверти внутреннего рынка грузовиков, дорожных машин, экскаваторов и тракторов зарубежным компаниям-производителям. А теперь хватились и пытаются административным нажимом принудить строительный бизнес срочно оснаститься отечественной техникой. Экономического, правового механизма вытеснения импорта не придумано. Недалеко ушли и другие «задания» рынку по импортозамещению. Независимые экономисты призваны разработать методы и средства, обеспечивающие постепенное высвобождение внутреннего рынка от экспансии западных «партнеров».
 
– В России огромная невосполнимая утечка человеческого капитала. Миллионы высококвалифицированных молодых учёных, технократов, инженеров, изобретателей работают на корпорации Америки, Западной Европы, Китая. Патриотическими призывами их не вернуть в родные пенаты. Это – ёмкая, экономическая, политическая, социокультурная проблема. Надо искать к ней ключ.
 
– Вектор развития производительных сил России в ближайшие десятилетия развернут в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Здесь производится более половины мирового ВВП. Удельный вес экономики России в товаропотоках АТР незначителен. Французский геополитик, сподвижник де Голля, генерал Галуа ещё в 1990-х годах высказывал недоумение, почему российское правительство безоглядно связывает перспективу развития экономики и внешней торговли с Европой. По его предвидению, в XXI веке доля ЕС в мировом разделении труда будет снижаться. А в АТР, напротив, последует бурный рост. «Евроцентризм» и в самом деле оказался опрометчив. И много времени упущено.
 
Самая большая незадача не нехватка инвестиций и неразвитость инфраструктуры Дальнего Востока, а исход населения с территорий восточнее Байкала. Демографический баланс серьёзно нарушен. Правительство приняло программу опережающего развития Дальнего Востока. Она требует глубокого научного системного исследования причин, из-за которых происходит «обезлюдивание» богатого ресурсами региона. Надо выработать стратегию, которая позволит заново заселить и обустроить этот «нашенский», словами Ленина, край.
 
Вот примерный круг исследований и разработок задуманной «фабрики мысли» под эгидой администрации Президента России.
 
ДОЖДЁМСЯ ЛИ СВЕТА В ОКОШКЕ?
 
…Испанский мыслитель Ортега-и-Гассет: «Правительство живёт изо дня в день… Оно живёт без жизненной программы, без плана. Оно не знает, куда идёт, ибо, строго говоря, без намеченной цели и предначертанного пути оно вообще никуда не идёт». Ныне у нас в России, увы, такое же правительство. У него нет стратегии. Министры финансов и экономики на людях увлеченно спорят, куда податься. Кто во что горазд. Дискуссионный клуб, а не правительство. Экономика сама выправится. Есть такое твёрдое убеждение в верхах. «Худшее миновало. Кризис идёт на убыль…»
 
Так не должно быть. Правительство обязано трезво смотреть на вещи. Без иллюзий, грёз «дерегулирования». Должна быть выверенная стратегия, как перебороть кризис. Чёткий, самоотверженный, зрячий образ действия. На Краснопресненской набережной никакой драмы нет. Напротив, у промышленности, села, предпринимателей, домохозяйств – без просвета. Страна беднеет. Долги и нехватки – как снежный ком.
 
Говорят, бывали времена и похуже. Мы пережили разруху хозяйства, отчаяние после скоропостижного распада Союза ССР. В другой раз страна оказалась на краю погибели, куда её завела утопия «военного коммунизма». Большевики нашли в себе мужество отречься от «святых» символов веры. Волевым усилием ввели НЭП, вернули к жизни частное предпринимательство. И страна ожила.
 
Не в пример в 1990 году, когда экономика пошла вразнос, Горбачёв и присные повели себя как последние обыватели. Вместо того чтобы обуздать центробежные силы развала, торговались с «демократами» и сепаратистами. И под венец к ним примкнули.
 
Вот два противоположных примера из нашей истории. Какому из них последует власть, случись новый Судный день? Какой образ действия предпочтёт?
 
Другой, недавний горький опыт: финансовый кризис 2008 года. Считается, что российская власть с ним справилась. Даром что наш ВВП попросту обрушился, как ни у кого. Да вышли ли мы и впрямь из кризиса 2008 года на торную дорогу? Убеждён, что новый, но только с виду, кризис 2014–2015 года на самом деле – продолжение приключившегося с нами в 2008 году. Только на этот раз первопричина беды «домашняя». Экономика отбилась от рук из-за недальновидной, опрометчивой экономической политики государства. Так повелось с самого начала нового столетия.
 
Власть пытается найти точку опоры, чтобы остановить самопроизвольное разрастание кризиса хозяйства и финансов. Но никаких зрелых, прорывных практичных идей не представлено.
 
Пожили на серебряные деньги, проживем и на медные! Вот, образно говоря, весь «дискурс» правительства. Антикризисные меры либо в разнобой или сугубо косметические. Всё свелось к перераспределению и урезанию бюджетных трат. И – семь раз отмерь, один раз отрежь – рачительному расходованию тающих резервов казны. И все наперебой – госкорпорации, территории, олигархи просят подмоги у правительства. Что ставится во главу угла? Товарное производство или балансы банков? Правительство каждый раз склоняется к тому, что у банковского сообщества – привилегия первой руки. Будто они и впрямь столпы экономики. Так записано в «монетаристских святцах». Макроэкономическая политика Краснопресненской не блещет.
 
Но есть и другого толка изъян. «Социальный механизм размещения индивидов» начинает работать исключительно плохо»! Социолог Питирим Сорокин именно в этом видел порок социальной системы, когда перекрыта дорога даровитым личностям с лидерскими качествами. Нынешний кризис тотчас выявил управленческую немощь властной вертикали. Некомпетентность не помеха удачливой карьере. Она неразлучна с преуспеванием сановных лиц.
 
Алексей Гастев – пионер научной организации труда (НОТ) – возмущался: портной поставлен во главе громадного металлургического завода, художник – руководителем текстильного производства. Был у большевиков такой вывих: инженеров, прежних управляющих изгнали как «классово чуждых». Руководить предприятиями поставили «идейных», но малограмотных из рабочей среды. У наших «либералов» кадровый отбор тоже идеологического толка.
 
Во главе экономических ведомств – правоверные «либералы». Как сапоги запросто берётся тачать пирожник, так непрофессионалы – чередой во власть. Юрист долго рулил аграрной отраслью, а до него некая Скрынник – врач… В департаментах министерств кругом «монетаристы». У этой публики знание дела – куцее. Но вот грянул кризис, и всё валится из рук. Уличить кого-то в явной некомпетентности – дурной тон.
 
Как бы плохо ни шли дела, к ответственной должности и близко не подпустят чужака-«нелиберала». Будь он хоть семи пядей во лбу. Государственное управление как сфера деятельности в ещё более худшем состоянии, чем финансы казны.
 
И всё-таки свет в окошке брезжит. Что в нашем противоречивом прошлом могло бы послужить примером и порукой? Если взяться за гуж по-настоящему? В 1930-х годах вся Европа была попросту ошеломлена невероятным стремительным шагом сталинской индустриализации. Ныне, среди безвременья, многие невольно обращают взор в ту эпоху. Пусть даже убеждения демократические. Валентин Катаев написал патетическую повесть «Время, вперёд!» Но ведь это всё было на самом деле. Страна совершила взлёт – от сохи до трактора «Фордзон». От морозовских мануфактур к индустриальному могуществу.
 
И крупный западный капитал, как ни враждебен был, вовлёкся в советскую индустриализацию. Потому что по ту сторону бушевала Великая депрессия. О несравненном феномене индустриализации 1930-х годов сейчас много горячих споров. Возможно, ключ к верному пониманию – в острой мысли Ортега-и-Гассета: «…То, что составляет его (сталинского марксизма. – Прим. авт.) силу, кроется не в коммунизме, а в российской истории
 

поделиться: