ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ИЗ ТРЁХ ЗОЛ

Опубликовано: 1 Декабря 2015 07:32
0
19769
"Совершенно секретно", No.45-46/374-375
Фото: ZUMAPRESS.com/Global Look Press
Elena Aquila
 
ТУРЦИЯ БЕЗ ЭРДОГАНА МОЖЕТ СТАТЬ ЕЩЕ БОЛЕЕ ВРАЖДЕБНОЙ ДЛЯ РОССИИ
 
В момент беспрецедентного ухудшения в отношениях между Россией и Турцией занять однозначно бескомпромиссную позицию и бросаться взаимными обвинениями и угрозами намного легче, чем попробовать разобраться в происходящем с «холодной головой».
 
Напомним, что обе стороны с самого начала сирийского конфликта занимали диаметрально противоположные позиции, не наладив при этом даже военного взаимодействия. Так, Турция утверждала, что в САР, кроме ИГ («Исламское государство» – запрещённая в России террористическая организация. – Прим. ред.), находятся другие вооружённые группы, которые противостоят войскам Асада и ИГ.
 
Москва же упорно отказывалась видеть в сирийских вооружённых группировках хотя бы «тень» тех, с кем можно было бы вести переговоры. Россия делала и делает ставку на сохранение власти Президента Сирии Башара Асада любой ценой. Отношение Турции к Асаду прямо противоположное. В результате российская и турецкая стороны не слышали друг друга и были уверены в том, что это никак не отразится на нашем стратегическом партнёрстве.
 
ЗА ЭКОНОМИКОЙ ЗАБЫЛИ О ПОЛИТИКЕ
 
Характерная особенность российской внешнеполитической линии, которую до сих пор проводил наш МИД, сводилась к тому, что экономические отношения между Россией и Турцией способны в условиях политических разногласий сгладить ситуацию, став залогом долгосрочного сотрудничества и, если хотите, заменой политического диалога между странами.
 
Так, экономические взаимодействие России с Турцией достигло своего пика после того, как Анкара приняла политическое решения о неприсоединении к антироссийским санкциям, даже при «уважении территориальной целостности» Украины. Решение же президентов Путина и Эрдогана по созданию «Турецкого потока» стало своеобразным венцом сотрудничества России и Турции.
 
Однако экономические победы явно «вскружили голову» обеим сторонам, когда политическое взаимодействие, несмотря на неоднократные предупреждения отечественных международников и тюркологов, было, мягко говоря, заброшено. Опасный крен двусторонних отношений в сторону экономики был очевиден и турецким специалистам.
 
Политические разногласия накапливались год от года, не получая своего решения. Напомним хотя бы часть из них: апрельский визит Путина в Ереван на мероприятия в память о резне 1915 года, начало воздушной операции ВКС РФ в Сирии вблизи турецких границ в октябре, а также высказывания российского лидера на саммите G20 в Белеке, где он сообщил, что некоторые участники организации поддерживают террористов ИГ. Понятно, что у Турции все эти шаги ничего кроме раздражения не вызывали.
 
МЫ ЕЁ ТЕРЯЕМ
 
Сегодня, после обострения отношений между двумя странами, в самой Турции всё ещё остаются люди, которые позитивно относятся к нашей стране. Тем не менее существует серьёзный риск того, что те граждане Турции, которые симпатизируют России и даже лично Путину (а таких в стране немало), просто разочаруются в России из-за принимаемых Москвой мер — объявления экономических санкций, прекращения безвизового режима, усложнения таможенных и прочих процедур для турецкого бизнеса.
 
Несложно догадаться, что теперь даже пророссийски настроенные турки примут сторону своего президента Эрдогана по принципу «наших бьют». Их будет трудно убедить в обратном, особенно после мер, объявленных Москвой, что лишь поможет действующему турецкому руководству спекулировать на этом, разумеется, не в нашу пользу.
 
Но как же обе стороны умудрились довести ситуацию до такой степени ухудшения? Да, у нас существовали определённые разногласия по вопросу ухода или оставления Асада у власти, но критически на отношения России и Турции сам факт проведения военно-воздушной операции не влиял.
 
«Тревожный звонок» прозвучал в начале октября, когда российская сторона несколько раз пересекла воздушное пространство Турции. Российское командование признало факт этих нарушений и даже обещало, что установит связь с турецкими военными, во избежание подобных проблем. К слову, такая связь у нас прекрасно работает с израильскими военными, ведущими свои операции в Сирии. С тех пор, как прозвучало это обещание, прошло почти два месяца. Но, к сожалению, по какой-то неизвестной причине эта связь не работала.
 
Турецкая сторона недвусмысленно заявила в начале октября, что дальнейших нарушений границы она не потерпит. Заметим, что Россия не выразила тогда никакого протеста или недоумения в связи с этим уведомлением. Стало быть, стороны пришли к соглашению. При этом вопрос о сотрудничестве между российскими и турецкими военными повис в воздухе.
 
Впрочем, по утверждению одного военного источника: «Вполне естественной во время подобных международных операций является практика согласования действий между странами. Такие согласования обычно воплощены в инструкциях военным, где чётко прописано: «В случае отсутствия движения воздушного судна вглубь территории Турции на кратковременные нарушения нами воздушного пространства просим не реагировать».
 
Соответственно, такой договоренности по факту не было. Если же российская сторона пыталась наладить такой диалог, а турецкая сторона от него систематически уклонялась, почему мы во всеуслышание об этом не заявили? Этот вопрос пока остаётся без ответа.
 
ПЕРВАЯ ПОЛОСА ОДНОЙ ИЗ ТУРЕЦКИХ ГАЗЕТ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ТРАГЕДИИ
 
А ЕСЛИ БЕЗ ЭРДОГАНА?
 
Отдельного внимания заслуживает турецкая официальная и народная реакция на происходящее. Начнём с официальной. Попытки Эрдогана «юлить», уходя от ответа, были видны невооружённым глазом. Для него явно было невыносимо сложно принести извинения за сбитый самолёт. Объяснение на поверхности: популистское реноме авторитарного лидера не позволяет приносить извинений.
 
Что касается народного восприятия, то достаточно сказать, что на следующий день после произошедшего инцидента социальные сети были завалены турецкими сообщениями, где выражались глубочайшее сожаление, извинения и сочувствие, а турецкие газеты даже вышли со словами сожаления на русском языке. Вряд ли все эти факты свидетельствуют однозначно о намеренности сбить наш самолёт. Скорее, речь идёт о чудовищной ошибке.
 
Особо стоит обратить внимание на внутренний политический расклад Турции, где сейчас идут непростые процессы. Несмотря на популизм и авторитарный стиль правления, президента Эрдогана поддерживает солидная часть населения, как минимум половина турецких избирателей. Безусловно, враги у президента есть, и они постараются воспользоваться его промахом на российском направлении.
 
Однако необходимо учесть, что свержение Эрдогана в Турции или отстранение его от власти вряд ли принесут какую-то пользу для России. Хотя, судя по непримиримой риторике российских властей, именно уход лидера Турции является однозначным условием возобновления российско-турецкого диалога. Дело в том, что именно в период правления Партии справедливости и развития и её лидера Эрдогана отношения России и Турции вышли на качественно новый, практически союзнический уровень. Данное обстоятельство неоднократно подтверждал и лидер России Владимир Путин.
 
В этой связи даже отстранение президента Эрдогана от власти, особенно на фоне сохранении российских антитурецких мер, больно бьющих по простым туркам, будет игрой с непредсказуемым исходом для России.
 
Популярность и победа Партии нацио-налистического движения под руководством её лидера Девлета Бахчели вряд ли будут хорошей новостью для России, поскольку их риторика заметно отличается от риторики Эрдогана. Стремление объединить тюркские народы под турецким началом в России, скорее всего, не коррелируется с планами Кремля.
 
Победа Народно-демократической партии Турции с её лидером Кемалем Кылычдароглу также совсем не обязательно сулит пророссийскую или хотя бы дружественную ориентацию страны, поскольку проамериканские и проевропейские настроения там достаточно сильны.
 
Следует добавить, что вооружённое противостояние, которое может начаться в случае дестабилизации внутриполитической обстановки в Турции совсем не отвечает нашим интересам. В борьбе за власть верх могут одержать также и сторонники влиятельного турецкого богослова Фетхуллаха Гюлена, отличившегося своей активной «просветительской деятельностью» в среде российских мусульман.
 
Одним словом, Турция без Эрдогана может оказаться ещё более враждебной, чем с ним. Россия уже сделала верный и жёсткий шаг, разместив комплексы С 400 на границах с Турцией и усилив группировку наших ВКС. Этих шагов пока вполне достаточно. Тем не менее остаётся важная нерешённая проблема – как восстановить полноценное военно-политическое сотрудничество с Турцией. Даже во времена холодной войны стороны умудрялись договариваться по этим вопросам. Создание же проблем для рядовых турок в России вряд ли перетянет их на нашу сторону.
 

поделиться: