Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

АРХИПЕЛАГ КУЛАК

Опубликовано: 29 Июля 2015 11:00
0
11408
"Совершенно секретно", No.27/356
Фото: ТАСС
Михаил Почуев
 
Зачем администрациям колоний и СИЗО понадобились дополнительные полномочия по применению силы к заключенным
 
Начиная с весны этого года в Государственную думу России один за другим внесены на рассмотрение сразу три законопроекта расширяющие полномочия Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН), МВД и ФСБ. Голосовать по этим инициативам народные избранники, как ожидается, будут уже осенью. Ну а пока российским силовым ведомствам окончательно «не развязали руки», из различных уголков нашей страны практически каждую неделю приходят сообщения о пытках, издевательства и вымогательствах в тюрьмах, следственных изоляторах, колониях и полицейских участках. «Совершенно cекретно» попыталась разобраться, кто стоит за скандальными инициативами и действительно ли силовикам не хватает их полномочий?
 
Первый пробный шар на рассмотрение депутатам забросило правительство. В конце мая этого года законопроект с предложением расширить полномочия сотрудникам ФСИН по применению силы против заключенных поступил в профильный комитет Госдумы и вызвал серьезную обеспокоенность у правозащитников. В частности, в документе прописывалась возможность пользоваться электрошокерами при любом нарушении заключенными правил режима. Председатель Совета при Президенте РФ по правам человека Михаил Федотов тогда заявлял, что «законопроект открывает путь к произволу, что абсолютно не на пользу системе исполнения наказаний».
 
Уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова приводила более конкретные последствия принятия этого документа: «Не так поздоровался с сотрудниками администрации, не так сделал упражнения на зарядке – и осужденного можно избить».
 
Представители же ФСИН и надзирающего за ним Министерства юстиции отрицают опасность увеличения произвола со стороны персонала колоний. Так, первый заместитель руководителя ФСИН Анатолий Рудый заявил, что «концепция проекта закона, с нашей точки зрения, современна и соответствует тем требованиям времени, в котором мы живем». А заместитель министра юстиции Алу Алханов, отвечая на критику правозащитников, сказал, что «опасения насчет злоупотреблений со стороны персонала колоний преувеличены».
 
НА РАЗНЫХ ПЛАНЕТАХ
 
Когда слушаешь высокопоставленных чиновников ФСИН и Минюста, а затем читаешь свежие сводки о регулярных ЧП в тюрьмах, колониях и Следственных изоляторах, возникает стойкое убеждение в существовании параллельной реальности.
 
Так, буквально на следующий день после поступления в Думу законопроекта по расширению полномочий сотрудников ФСИН, в Челябинске в суд направлено новое уголовное дело в отношении экс начальника колонии № 6 в Копейске Дениса Механова. По версии следователей регионального Следственного комитета, в период с 2010 по 2012 год Механов, желая «прослыть у руководства ГУ ФСИН успешным руководителем», решил при отсутствии централизованного финансирования улучшить материально-техническое состояние колонии за счет денег заключенных. Для этого он создал целую систему, в которой родственники осужденных платили за то, чтобы их родные получали либо более мягкий режим отбывания наказания, либо возможность условно-досрочного освобождения.
 
Надеюсь, не нужно никому рассказывать, что происходило с теми, кто по тем или иным причинам отказывался от этих заманчивых предложений. Но уголовное преследование Дениса Механова настигло только после того, как в 2012 году более 500 заключенных устроили в Копейской колонии бунт, требуя послабления режима.
 
А 16 июля этого года следователи Свердловской области предъявили обвинение начальнику исправительной колонии № 46 города Невьянска, его заместителю и начальнику отдела безопасности этого учреждения, которые оказались причастны к избиению 4 июля 26-летнего заключенного. Молодого человека забили так, что даже врач медсанчасти колонии распорядился срочно перевезти осужденного в гражданскую больницу. Но спасти его не удалось. Юноша скончался на следующий день, а медики зафиксировали у него на теле множественные гематомы.
 
Об этом смертельном случае в Невьянской исправительной колонии № 46 стало известно уже на следующий день после избиения. Утром 5 июля более 400 осужденных этого учреждения в знак протеста против пыток отказались от приема пищи. Скандал замять не удалось. А по факту гибели отбывающего наказание в этой колонии молодого человека возбуждено уголовное дело. Решением суда все трое – начальник колонии, его заместитель и начальник отдела безопасности арестованы на два месяца.
 
«Сообщения о пытках и вымогательствах в колониях и тюрьмах к нам приходили и продолжают приходить со всей страны. Их сотни, – рассказывает «Совершенно секретно» основатель социальной сети «Гулагу.нет» Владимир Осечкин. – Но высокопоставленные чиновники ФСИНа как будто не видят этого или не хотят видеть. Нас, наоборот, убеждают – дайте нам больше полномочий, иначе мы не сможем справляться с нашим контингентом. Ну да, мы видим, как они не справляются».
 
Фото: Станислав Красильников/ТАСС
 
САРАТОВСКАЯ ПЫТОЧНАЯ
 
16 июля 2015 года. Город Энгельс Саратовской области. В исправительной колонии № 13 – очередное ЧП. Сотрудники колонии обнаружили безжизненное тело 54-летнего мужчины, этапированного накануне из СИЗО города Саратова. По данным судебно-медицинского исследования причиной смерти стала «сочетанная травма тела с повреждением внутренних органов». Другими словами, заключенный был забит в колонии до смерти.
 
«В среде большинства заключенных, прошедших саратовские лагеря и колонии, этот регион называют пыточным. А саратовскую областную тюремную больницу (ОТБ-1. – Прим. ред.) заключенные именуют не иначе как «кровавый ФСИН». По данным правозащитников, в ОТБ-1 фактически происходили внесудебные казни. По указанию либо недобросовестных следователей, либо из-за наличия конфликта заключенного с администрацией исправительных учреждений, его этапировали по надуманному предлогу без всяких медицинских показателей в ОТБ-1 и там с ним фактически расправлялись силами секции дисциплины и порядка», – рассказывает руководитель социальной сети «Гулагу.нет» Владимир Осечкин.
 
Что такое секция дисциплины и порядка (СДИП. – Прим. ред.)? Это группа заключенных, которая активно сотрудничает с администрацией колонии или тюрьмы, выполняет все их распоряжения и наделена контрольно-распределительными функциями над другими осужденными. Представители СДИПов всегда находились в привилегированном положении. Но с 2011 года в Уголовно-исполнительный кодекс были внесены изменения, и секции дисциплины и порядка были упразднены. Правда, в случае с саратовской областью, судя по всему, это произошло только на бумаге. По словам правозащитника В. Осечкина, к беспределу сдиповцев прибавились случаи рукоприкладства сотрудников самих исправительных учреждений.
 
Впервые на федеральном уровне о методах работы саратовского ФСИН узнали в конце апреля 2012 года. Тогда, как выяснится в ходе судебного разбирательства, пятеро сотрудников колонии № 13 жесточайшим образом избили и расправились с осужденным Артёмом Сотниковым.
 
«Парня просто убили, – раскрывает подробности Владимир Осечкин, – Сотникову на тот момент было 26 лет. До конца срока ему оставалось менее года. Продолжительное время Артём сам занимал должности в секции дисциплины и порядка и взаимодействовал с администрацией колонии. А его мама Лариса Сотникова, чтобы сына никто не трогал, привозила в колонию строительные материалы, КамАЗы кирпича и другие материальные ценности на общую сумму в 300 тыс. рублей. И в период, когда его мама фактически влезала в кредиты и долги, у Артёма было положение лучше, чем у обычного заключенного».
 
Но возможности у Ларисы Сотниковой были не безграничны. И когда женщина сообщила начальнику колонии Бочкареву, что у нее закончились деньги и больше кредиты она брать не может, реакция была незамедлительной. Тюремщики перевели Сотникова в штрафной карцер, где пятеро сотрудников колонии избивали молодого человека, требуя уговорить мать продолжать финансовую помощь администрации. Но что-то пошло не так.
 
После очередного избиения Артём заявил, что ему надоело сотрудничать с администрацией, он им больше не верит и когда в ближайшее время к нему приедет мама с адвокатом, он покажет им свои синяки и напишет заявление, где опишет все известные ему коррупционные схемы администрации колонии.
 
После этих слов, как позже установит суд, пятеро сотрудников колонии, в числе которых был и начальник по безопасности, жесточайшим образом повторно избили Сотникова, а под конец подвесили его на дыбе и ушли по свои делам.
 
Бездыханное тело Сотникова обнаружили на следующий день при обходе, а медицинский осмотр установил огромное количество гематом на теле заключенного. Разрушенные от ударов внутренние органы молодого человека, а так же перелом позвоночника в двух местах не оставили ему не единого шанса выжить.
 
Реакция на это ЧП руководства саратовского управления ФСИН была удивительной. Вместо того чтобы начать объективное расследование, начальник УФСИН по Саратовской области генерал Александр Гнездилов вместе с председателем общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав граждан в местах принудительного содержания Таисией Якименко собрал в начале мая 2012 года пресс-конференцию.
 
«Здесь нужно отметить, кто защищает права заключенных в Саратове, – продолжает Осечкин, – Таисия Якименко – это полковник МВД в отставке. Фактически аффилированное с Гнездиловым лицо. И они вдвоем пытались представить журналистам смерть Артёма Сотникова как несчастный случай. Генерал Гнездилов полностью отрицал вину тюремщиков и публично обещал уйти в отставку в случае, если установят вину его подчиненных. Таисия Якименко пыталась убедить журналистов, что Сотников упал с лестницы, ступеньки которой были размером в 70 сантиметров. И что, спускаясь по крутой лестнице из ШИЗО, молодой человек сам упал и сломал себе позвоночник».
 
На той пресс-конференции Александр Гнездилов, как рассказывает В. Осечкин, попытался обвинить столичных правозащитников в том, что они работают на западные гранты и выполняют заказ по дискредитации ФСИН. Но это обвинение рассыпалось, как карточный домик, когда два года спустя в апреле 2014-го, Энгельсский городской суд Саратовской области вынес обвинительный приговор в отношении пяти сотрудников колонии № 13, признав их виновными в смерти Артёма Сотникова, а также в избиении свидетелей смерти молодого человека. Тех свидетелей, которые давали показания следователям Следственного комитета о причастности офицеров ФСИН к убийству 26-летнего парня.
 
После скандала с убийством Сотникова не прошло и года, как в марте 2013-го в саратовской ОТБ-1УФСИН был жесточайшим образом избит вновь прибывший осужденный Алексей Степанов. «Степанов был осужден на 10 месяцев в колонии за якобы кражу оконного стеклопакета, – говорит, разбиравшийся в этом деле, Владимир Осечкин. – То есть за совершенно незначительное преступление. На свободе его ждали жена и годовалый ребенок. Но его они не дождались. Спустя несколько дней после этапирования Степанова в ОТБ-1, его жесточайшим образом избили, и он умер от полученных травм. Заявления родственников погибшего в Следственный комитет, прокуратуру не принесли результатов. До сих пор виновные в гибели Алексея Степанова не наказаны и продолжают нести службу».
 
На этом саратовский смертельный конвейер не остановился. Спустя еще год, в начале мая 2014 года, в злополучную ОТБ-1 привезли осужденного Фёдора Воловика, которого тут же, по показаниям свидетелей, поместили на мягкие вязки и в лежачем состоянии, привязанный ремнями и жгутами к кровати, он провел около недели. Находившиеся в это время рядом другие заключенные, рассказали в последующем правозащитникам, что Воловика регулярно навещали заключенные из секции дисциплины и порядка и жесточайшим образом избивали прикованного к кровати мужчину. В результате полученных травм и долго лежания привязанным к кровати, сердце мужчины не выдержало, и 12 мая Фёдор Воловик умер.
 
Целых полгода администрации больницы удавалось скрывать гибель мужчины. И только осенью уже бывшие заключенные ОТБ-1, которые являлись свидетелями смерти Воловика, дозвонились на горячую линию социальной сети «Гулагу.нет» и в подробностях рассказали об этом убийстве. И как Фёдор умирал, будучи привязанным к кровати, в собственных испражнениях. И как после его смерти администрация больницы и члены секции дисциплины и порядка отмывали его тело в душе и переносили в другое место, имитируя его смерть либо от падения в душевой, либо в другом помещении по естественным причинам.
 
В это самое время, весной 2014 года, решался вопрос о переводе генерала Гнездилова на должность заместителя директора ФСИН России. По удивительному совпадению, если бы это назначение состоялось, то Александр Гнездилов курировал бы именно соблюдение режима и надзор во всех российских исправительных учреждениях.
 
Однако в конце 2014 года из-за шума, поднявшегося вокруг предстоящего назначения Гнездилова в центральный аппартат ФСИН, этот приказ не стали подписывать. Генералу Гнездилову, полгода пробывшему в Москве в статусе исполняющего обязанности замдиректора службы, пришлось вернуться обратно в Саратов. Но генерал, судя по всему, не сделал никаких выводов. Очередное убийство в саратовской колонии № 13 16 июля этого года осужденного, которого привезли за день до этого из СИЗО, наглядно показывает, что никаких организационных мер не проведено, и проводить их не собираются. А саратовское управление ФСИН под руководством Гнездилова продолжает считаться в XXI веке территорией пыток.
 
СТРЕЛЯТЬ РАЗРЕШАЕТСЯ
 
Законопроект, существенно расширяющий полномочия полиции, в начале июля внесли на повестку дня Государственной думы председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и ее заместитель по комитету Александр Хинштейн. По словам депутатов, целый год над ним работали эксперты из Генпрокуратуры, МВД, Минюста, а также других ведомств и общественных объединений.
 
Однако столь долгие согласования не уберегли поправки от жесткой общественной критики. Основные возмущения касаются нормы проекта, которая разрешает полицейским стрелять по толпе людей, а также открывать огонь на поражение по женщинам, если у них, цитата, «отсутствуют явные признаки беременности».
 
Пока политики и общественные деятели спорили – нужно или нет давать больше полномочий полицейским, сама жизнь, казалось бы, давала правильный ответ.
 
Житель города Тольятти Пётр Татаринов не совершал правонарушений или преступлений и не числился в розыске. В один из теплых дней в конце июня он просто ждал на автовокзале Сызрани свой автобус и хотел поскорее добраться до дома. То, что произошло с ним дальше, Пётр не мог себе представить даже в самом страшном сне.
 
Он купил зеленый чай и спокойно сидел на лавочке, когда к нему подошли два сотрудника полиции и потребовали документы. Знающий не только свои обязанности, но и права, Пётр Татаринов спросил представителей правопорядка – на каком основании? Полицейские, поначалу опешив от такого поворота событий, сказали мужчине пройти вместе с ними в отделение. Татаринов понял, что правового разговора у него с полицейскими не получается, к тому же через 20 минут отходил его автобус, достал свой паспорт и передал стражам правопорядка.
 
База розыска показала, что Татаринов в ней не числится. Но сотрудникам этого было уже мало. Они заявили, что теперь нужно провести личный досмотр его сумки, а сделать это необходимо только в полицейском участке. И снова без всяких оснований. Пётр предложил им досмотреть его на месте, так как автобус уже отъезжает. Расстегнул сумку. Но сотрудников полиции это не устроило, они захотели его досмотреть у себя в отделе. Мужчина отказался. Увидев, что его автобус вот-вот отъедет, Татаринов направился к нему.
 
В этот момент полицейские стали крутить Петра. Он оказался на асфальте. Физически не подготовленные правоохранители не смогли вдвоем справиться со спортивным парнем. Распылив ему в лицо перцовый газ, вызвали подкрепление. Спустя время прибыл дополнительный наряд полиции. К Петру подбежала агрессивная женщина-полицейский и семь раз ударила его шокером. Он стал звать на помощь очевидцев.
 
Народ откликнулся. Видео, где Татаринова пытаются, в буквальном смысле, отволочь в полицейский участок, сразу разлетелось по Интернету. На кадрах хорошо видно, как пожилой пенсионер вступается за мужчину, но женщина в форме кидается в его сторону и тоже бьет шокером.
 
Позже в официальном заявлении Сызраньского УВД будет сказано, что поводом для задержания и личного досмотра мужчины на автовокзале стало его странное поведение при появлении полицейских и попытка спрятать большую спортивную сумку. «Я ничего не прятал, сумка при мне была всегда, – расскажет после инцидента сам Татаринов, – И там ничего не обнаружили, потому что опись есть. Я получил повреждения слезоточивым газом, получил удары шокером – зафиксировали семь раз, и ссадины на коленях и локтях».
 
Итог – ночь Пётр Татаринов провел в ИВС, а на следующий день его осудили за неповиновение полиции и выписали штраф в 500 рублей. Пётр купил новый билет и наконец-то уехал к себе домой в Тольятти. Если предположить, что подобный конфликт произошел бы после принятия скандальных поправок в закон «О полиции», страшно предположить, чем бы он закончился.
 
УСЛОВНО НАКАЗАННЫЕ
 
«Расширение полномочий полиции всегда внушает опасения, – говорит руководитель проекта «Общественная дума» Роман Терехин. – Ведь у полиции и так довольно много полномочий – им предоставлено право задерживать и обыскивать, изымать имущество, у них имеется оружие и право применения силы. Злоупотреблений же в таком случае не избежать – это видно и по опыту отечественной полиции, и по примерам зарубежных коллег. Однако законодателю приходится решать, сколько невиновных может пострадать для поимки одного преступника – и это очень тяжелый вопрос».
 
Авторы поправок объясняют необходимость расширения прав полицейских на применение оружия исключительно профилактикой правонарушений. Ирина Яровая уверена, что «все без исключения нормы направлены на пресечение преступлений и обеспечение общественной безопасности». Председатель комитета по безопасности считает, что негативная реакция на этот законопроект вызвана тем, что кто-то просто «пытается исказить ситуацию» в то время, как применение оружия людьми в погонах «во всех случаях имеет строгую регламентацию, нарушение которой является преступлением». Что же касается женщин, то не стоит «лепить» из них божьих ангелов, считают в Госдуме. Так, по данным Ирины Яровой, в прошлом году именно представительницы слабого пола совершили почти 1,5 тысячи убийств.
 
Возможность «массовых злоупотреблений» в связи с наделением полиции правом стрелять по толпе исключает и Александр Хинштейн. «Каждый случай применения сотрудником оружия – это уже ЧП. В обязательном порядке проводится прокурорская, а также служебная проверка в органах внутренних дел», – отмечает депутат.
 
Но статистика неумолима и заставляет называть вещи своими именами. Социальной сети «Гулагу.нет» удалось собрать 22 случая за последние несколько лет, когда дела по избиениям, пыткам и даже изнасилованию полицейскими простых граждан дошли до суда, но закончились условными сроками. И это только те случаи, когда люди в форме понесли хоть какое-то наказание. Приведем лишь несколько вопиющих примеров.
 
Так, в январе 2012 года заместитель начальника по оперативной работе Вуктыльского отделения полиции (Республика Коми. – Прим. ред.) Константин Пискун и заместитель начальника по оперативной-режимной работе изолятора временного содержания того же отделения полиции Евгений Плетнев решили отличиться и раскрыть громкое преступление. Подозревая 28-летнего жителя города Вуктыла в причастности к совершенным ранее кражам из городских магазинов, сотрудники полиции под покровом ночи вывезли молодого человека на автомобиле в безлюдное, заброшенное место в одном из микрорайонов города. Там Пискун и Плетнев начали совместно избивать задержанного руками и ногами, требуя сознаться в причастности к совершенным кражам.
 
Затем «подозреваемого» привезли в здание городского отделения полиции, где в кабинете одного из полицейских избиения продолжились. Так и не добившись признательных показаний, задержанного все же отпустили. А через некоторое время, сотрудники собственной безопасности МВД арестовали уже самих незадачливых стражей порядка. В суде Пискун и Плетнев согласились с предъявленным им обвинением и признали свою вину. А вот дальше еще интересней – приговором суда теперь уже бывшие сотрудники полиции хотя и признаны виновными, но осуждены к наказанию в виде лишения свободы на срок три года условно (!), с испытательным сроком три года.
 
Идем дальше. Июнь 2007 года. Оперуполномоченные УВД по Республике Марий Эл МВД России майоры полиции Алексей Першунин и Михаил Дубников, а также начальник отделения оперативно-розыскной части № 1 УМВД России по городу Йошкар-Оле старший лейтенант полиции Алексей Шестаков и оперуполномоченный отдела уголовного розыска Заречного отдела полиции Борис Белавин расследовали убийство девушки – местной жительницы.
 
Бравые оперативники, недолго думая, сразу очертили круг подозреваемых. Точнее сказать, подвели черту под одним возможным для них вероятным преступником. Им, по убеждению полицейских, оказался молодой человек убитой девушки Иван Козлов. 26 числа около 18 часов парня доставили в Заречный отдел полиции. А дальше, согласно обвинительному заключению, горе полицейские более 20 часов в изощренной форме выбивали из молодого человека признательные показания. Четверо взрослых мужиков избивали Ивана руками и ногами, надев предварительно наручники.
 
Связав за спиной руки и ноги, подвешивали за веревку. Надевали противогаз и перекрывали доступ кислорода, душили руками, ставили в позу «лотоса» и в этой пытке использовали палку. А после того как Козлов сказал им о перенесенной на коленном суставе операции, нанесли несколько целенаправленных ударов по больной ноге. Домой его отпустили на следующий день около 16 часов и только после вмешательства адвоката. Драматичность ситуации, заключается еще и в том, что в последующем истинный убийца девушки был установлен и отправлен в колонию.
 
А теперь внимание, за все вышеперечисленные злодеяния суд приговаривает Першунина и Дубникова всего к 1 году и 6 месяцам колонии общего режима. А Шестаков и Белавин получают хотя и по 4 года лишения свободы, но с таким же испытательным сроком. Другими словами, в тюрьму они не попали.
 
Расширяя полномочия полицейских, в Госдуме предлагают одновременно гарантировать «презумпцию доверия сотруднику полиции по выполнении им своих служебных обязанностей».
 
«Если вводить такое понятие, как доверие, то давайте сначала спросим у граждан, какое у них доверие конкретно к тем полицейским, с которыми им приходится сталкиваться ежедневно – к сотрудникам патрульно-постовой службы, участковым, автоинспекторам, – говорит руководитель Федерации автовладельцев России Сергей Канаев, – Полиция и сейчас обращается с нами, мягко говоря, без церемоний, а если они получат право досматривать меня, мой автомобиль, на основании своих подозрений, что я пьян, или не включил фары, потому что пьян – это будет вообще беспредел. У меня нет ощущения гарантии, что мне при досмотре не подкинут наркотики или еще что-нибудь запрещенное. Эти поправки, на мой взгляд,  совершенно недопустимы при сегодняшнем кадровом составе полиции».
 

поделиться:
comments powered by HyperComments