ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ФИЗИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Опубликовано: 22 Мая 2015 04:46
0
13478
"Совершенно секретно", No.17/346
Фото из личного архива Владимира Голубева
 
КАК УЧЕНЫЕ СТАНОВЯТСЯ ФИГУРАНТАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПО РАЗГЛАШЕНИЮ ГОСТАЙНЫ
 
В Нижнем Новгороде физика-ядерщика обвинили в государственной измене. Следствие утверждает, что Владимир Голубев разгласил секретные сведения, выступив на конференции в Чехии и послав за границу текст доклада, содержащий закрытую информацию. По версии самого ученого, никаких тайн он не раскрывал: речь идет о материалах, опубликованных еще в 90 х годах прошлого века. Корреспондент «Совершенно секретно» разбирался в обстоятельствах дела.
 
Ученый считает, что дело против него сфабриковано и является результатом давнего затяжного конфликта между Голубевым и руководством Российского федерального ядерного центра ВНИИЭФ (Всероссийский НИИ экспериментальной физики), где подследственный работал.
 
Владимир Голубев окончил аспирантуру и защитился в «ядерном» институте закрытого Арзамаса-16 (ныне Саров), там же в 1975 году и остался работать. Ни с атомными бомбами, ни вообще с радиоактивными веществами Голубев дела практически не имел, а исследовал он влияние взрывов на различные материалы. Судя по статьям (а их более 300), это основное направление его научной деятельности.
 
По словам Голубева, успевшего до недавнего ареста раскрыть подоплеку происходящего, где-то в 1985 году произошел конфликт между ним и непосредственным начальником, который возглавлял газодинамическое отделение № 3 (ныне это Институт физики взрыва, входящий в структуру Федерального ядерного центра. – Прим. ред.). Этот конфликт якобы задел самых высокопоставленных атомщиков.
 
«На имя руководителя отделения начали организовываться разного рода подметные и коллективные письма о том, что трудящиеся не хотят работать в одном отделе со мной, – вспоминает ученый. – Поскольку я могу проявить неуважительное отношение к начальнику отдела и его ближайшим подчиненным, некоторые из сотрудников опасаются, когда я к ним приближаюсь, и уж становятся совсем перепуганными, когда я принимаю участие в совместно проводимых взрывных работах с применением взрывчатых веществ».
 
В конце концов Владимира Голубева перевели в другое отделение, но и там ему спокойно не жилось: отношения с руководством были напряженными все последующее время, а в последние годы в отношении ученого вообще, по его мнению, была организована травля…
 
ИСТОКИ КОНФЛИКТА
 
В чем изначально была суть этого злополучного конфликта? Что странно – ни в одном из своих заявлений Голубев этого не разъясняет, а сразу переходит на тему травли, минуя главное – первопричину. Один только раз он обмолвился, что виноваты его неуживчивый характер и склонность отстаивать свою позицию.
 
Адвокат ученого Евгений Губин сообщил «Совершенно секретно»: его подзащитный рассказывал, что именно он не поделил в 1980 е годы с руководством, но спросить у Голубева разрешения раскрыть эти подробности сейчас по понятным причинам невозможно. Зато кое-что нам прояснил источник «Совершенно секретно» в Институте физики взрыва, пересекавшийся с Владимиром Голубевым по работе.
 
Прежде всего нужно понимать, что в Ядерном центре существует перечень секретных сведений, которые разглашению не подлежат – это государственная тайна. Однако есть еще ряд разработок, в том числе и новейших, которые тайной не являются, но информация о которых должна остаться в стенах института: во первых, некоторые такие материалы тесно связаны с содержимым секретного перечня, а во вторых, есть риск того, что чужие научные учреждения (в том числе и зарубежные) могут присвоить себе интеллектуальную собственность, которая, возможно, еще не запатентована сотрудниками ВНИИЭФ.
 
И вот, чтобы не произошло нежелательных утечек, в институте существует регламент, согласно которому все тексты для публикаций в каких бы то ни было изданиях должны проходить горнило специальной комиссии.
 
Эта комиссия, основываясь на перечне секретных сведений и оценивая вообще все возможные риски, «рекомендует» ту или иную информацию из статьи убрать. Каждый ученый расписывается в том, что он ознакомлен как с регламентом в целом, так и с выводами цензоров в частности. Расписывался и Владимир Голубев. Но вот беда – эти «рекомендации» он, по словам нашего источника, не учитывал, не считал нужным обращать на них внимание. В результате статьи выходили в исходном виде. Почему – остается загадкой.
 
Наш собеседник упоминает лишь о непростом характере Голубева: «Его невозможно было в чем-то переубедить».
 
«Как ученый и научный сотрудник он работал отлично, претензий к нему не было, – говорит представитель института, – но вот эта его особенность, конечно, мешала нам нормально работать, происходили скандалы».
 
По словам источника «Совершенно секретно», после перевода в другое отделение Голубев продолжал гнуть свою линию. Он начал подвергаться взысканиям за нарушение регламента, но это ученого не остановило. Скорее всего, он считал, что цензоры чересчур бдительны и что раскрытие информации не навредит ни стране, ни институту. Очевидно, дирекция Федерального ядерного центра считала иначе, стремясь максимально не «светить» то, что было наработано в недрах этого центра.
 
Фото: из архива автора
 
ДОСТУПНЫЕ СЕКРЕТЫ
 
В последние годы работы во ВНИИЭФ наш герой активно выезжает на международные конференции и публикуется за рубежом. Получает предложение переехать в Германию, в один из ведущих физических институтов, но отказывается.
 
«Взвесив все за и против, учтя все возможные обстоятельства и особенности своего «менталитета», я решил оставаться самим собой и проводить свою оставшуюся жизнь, лежа на диване в окружении четырех считающих разные простые задачки компьютеров», – объясняет ученый свое решение.
 
В 2008 году Владимир Голубев везет шесть докладов на конференцию «Новые модели и программы для ударно-волновых процессов в конденсированных средах», которая проходила в Португалии. По одному из докладов служба безопасности ВНИИЭФ возбудила внутреннее дело, посчитав, что там фигурировали материалы для служебного пользования. В результате директор Ядерного центра объявил ученому выговор – правда, Владимир Голубев утверждает, что добился впоследствии через суд отмены этого выговора.
 
Далее была серия ежегодных поездок в город Пардубице, где проходит конференция «Новые тенденции в исследованиях энергетических материалов». В 2012 году Владимир Голубев летел на эту конференцию – и во время пересадки в Минске его неожиданно задержали сотрудники белорусского КГБ, отобрав у него кое-что из личных вещей (в том числе какой-то электронный носитель). Голубев провел «собственное расследование», которое якобы показало, что инициаторами этого задержания стали режимные службы ВНИИЭФ. Ученый обращался к директору института, а потом и к главе Росатома Сергею Кириенко, чтобы ему отдали вещи, но безрезультатно.
 
В 2013 году наш герой снова оказывается в Пардубице, где делает доклад «Прочность и разрушение энергетических материалов в условиях ударного нагружения». Перед поездкой ученый отправляет текст доклада организаторам конференции, его печатают в сборнике.
 
Вскоре после этого Владимир Голубев прекращает сотрудничество с ВНИИЭФ, выходит на пенсию и переезжает из Сарова в Нижний Новгород. В 2014 году ему – уже пенсионеру – предъявляют обвинения в разглашении гостайны, которое якобы произошло путем отправки доклада в Чехию.
 
Что же там такого секретного содержалось, если вообще содержалось? В пресс-службе управления ФСБ России по Нижегородской области (дело ведет следователь этого ведомства. – Прим. ред.) ситуацию никак не комментируют, ибо ведется следствие. Сам Владимир Голубев прокомментировал все в своем блоге на сайте «Открытая Россия». Там у него было несколько постов – на сегодняшний день они удалены, очевидно, по требованию ФСБ.
 
Дело в том, что Владимир Голубев, стремясь доказать общественности свою невиновность, воспроизвел те самые сведения, за которые ему грозит срок и которые, по его мнению, никакой тайны не составляют. У следствия другая точка зрения.
 
Кстати, в этих своих выступлениях на просторах Интернета Владимир Голубев, судя по неудаленным комментариям, со смаком и неоднократно прошелся и по ФСБ, и по Росатому, и по бюрократической системе в современной России в целом. Тем не менее точную копию одного из этих удаленных постов нам удалось отыскать во Всемирной паутине.
 
СЕКРЕТОМ ЯВЛЯЛСЯ СОСТАВ ЧЕТЫРЕХ ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ
 
Разбирая сведения, послужившие причиной для возбуждения уголовного дела, Владимир Голубев цитирует постановление следователя:
 
«В период времени до 10 апреля 2013 г. Голубев В. К., находясь в жилом помещении в г. Сарове Нижегородской области, действуя умышленно (…) лично подготовил, перевел и направил путем размещения на сайте в сети Интернет для открытой публикации в сборнике семинара (конференции) New Trends in Research of Energetic Materials (NTREM – Новые тенденции в исследованиях энергетических материалов), проходившей в период с 10 по 12 апреля 2013 года в Пардубицком университете (г. Пардубице Чешской Республики) доклад под названием Strength and fracture of energetic materials under shock wave loading, автор Vladimir K. Golubev, Russian Federal Nuclear Center – VNIIEF, Sarov, Russia («Прочность и разрушение энергетических материалов в условиях ударного нагружения» Владимир К. Голубев, Российский федеральный ядерный центр – ВНИИЭФ, Саров, Россия), содержащий сведения о рецептуре и характеристиках взрывчатых веществ, составляющие государственную тайну степени секретности «секретно».
 
Казалось бы, теперь с этими данными может ознакомиться каждый, но не все так просто. На сегодняшний день в Интернете выложены лишь краткие аннотации к докладам, фигурировавшим на конференции в Пардубице в 2013 году. Есть аннотация и к выступлению Голубева, но никакой конкретики, никаких формул там нет. Сборник же, скорее всего, вышел с полной версией доклада нашего героя, но ограниченным тиражом.
 
Иными словами, ученые (в том числе и иностранные), связанные с конференцией, имеют доступ к этим материалам, широкая же публика – нет. Владимир Голубев попытался устранить и этот пробел, сообщив в своем посте, за какую именно информацию он подвергся уголовному преследованию. Нам остается верить ему, поскольку доступа к сборнику у нас нет, а следователь в своем постановлении, естественно, не указал, какие именно сведения он имел в виду.
 
Итак, ученый утверждает, что секретной информацией (с точки зрения следователя) является состав четырех взрывчатых веществ. Этот состав – с указанием конкретных (не радиоактивных) элементов и процентных отношений – был озвучен Голубевым в семинарском докладе, а потом и на сайте «Открытая Россия». Интересно, что половина перечисленных элементов используется в хозяйстве в качестве растворителей, лакокрасочных и изоляционных материалов и имеется в свободной продаже. Ну это так, к слову. Более важно для нас утверждение подследственного о том, что все эти сведения неоднократно публиковались в российских специализированных журналах начиная с 1995 года, причем статьи проходили цензуру.
 
Действительно, сходу, без всякого труда, мы отыскали описание состава двух из четырех приведенных взрывчатых веществ в журналах «Проблемы прочности» и «Физика горения и взрыва». Обе статьи вышли до 2013 года, и у обеих в числе авторов значится Владимир Голубев.
 
О чем это может говорить? Да, по сути, о чем угодно. Например, о том, что сведения действительно составляют государственную тайну, но специальная комиссия начиная с 1995 года работала из рук вон плохо. Возможно, это как раз те случаи, когда Владимир Голубев игнорировал «рекомендации» цензоров – но тогда не очень понятно, почему его не привлекли за разглашение гостайны ранее. Может быть, ждали, что ученый «успокоится», чтобы не поднимать скандала и не обращать внимание общественности на все эти утечки?
 
Возможно также, что сведения эти действительно не закрытые – тогда получается, что Голубева хотят наказать «уголовкой» за систематическое игнорирование «рекомендаций». Кстати, сам ученый утверждает, что рецептура этих веществ (то есть способ их изготовления) действительно есть в ведомственном перечне секретных сведений, но он описал не рецептуру, а состав, который государственной тайной не является.
 
«В соответствии с упомянутым перечнем, вопросы технологии указанных составов, к которым относились и сведения о рецептурах, оставались засекреченными, – пишет ученый. – Однако я никогда в жизни не занимался вопросами технологии смесевых взрывчатых веществ, не интересовался и не знакомился с такими данными, и они в принципе не могут присутствовать ни в одной из моих научно-исследовательских работ».
 
Пока что нам приходится довольствоваться только этим мнением. Оппоненты у ученого в данном вопросе есть, но они молчат.
 
ДОИГРАЛСЯ?
 
Уголовное дело в отношении Голубева было возбуждено около года назад. «Своими действиями Голубев Владимир Константинович совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 238 УК РФ – разглашение сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому она стала известна по работе, если эти сведения стали достоянием других лиц, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 275 и 276 УК РФ», – говорится в постановлении следователя.
 
Однако весной этого года данная история снова «всплыла» – в связи с тем, что подписку о невыезде ученому заменили заключением под стражу. Сейчас Владимир Голубев находится в одном из нижегородских СИЗО. По словам адвоката, жалоб на обращение и условия содержания от него не поступало.
 
Известно, что более жесткая мера по отношению к ученому была принята в связи с тем, что он нарушил подписку о невыезде и надлежащем поведении. Адвокат Евгений Губин сообщает, что с «невыездом» все в порядке, а вот поведение, по мнению следствия, было как раз ненадлежащим. А именно – Владимир Голубев вел бурную деятельность на просторах Интернета, в ходе которой продолжал разглашать сведения о взрывчатых веществах. Чтобы это пресечь, представители ФСБ и обратились в суд с ходатайством, которое было удовлетворено.
 
Таким образом, на сегодняшний день по «делу Голубева» существуют две основные версии. Версия официальная (ее придерживаются представители ФСБ и ВНИИЭФ): никакого конфликта между ученым и руководством института не было, не было и никакой травли. А было систематическое нарушение регламента со стороны подследственного, в результате чего происходила утечка той информации, которой лучше оставаться в стенах ядерного центра.
 
До поры до времени эти утечки были болезненными, но не критичными – в смысле того, что они не касались секретного перечня. Но в конце концов Владимир Голубев «доигрался» и разгласил то, что составляет гостайну. Шпионом его, конечно, называть смешно, но тем не менее Уголовный кодекс он нарушил.
 
Версия самого ученого: с 1985 года он из-за чего-то конфликтует с руководством ВНИИЭФ, которое в конце концов организовало настоящую травлю – сначала выговор за Португалию, затем задержание в Минске и, наконец, «сфабрикованное» и «заказанное атомной мафией» уголовное дело. Все это, по словам ученого, не имеет ничего общего с разглашением секретов – просто группа лиц, «обиженная» им в ходе конфликтов, пытается мстить и избавиться от ученого, который является «нехорошим примером для более покладистых и сговорчивых». Кстати, ученый потребовал, чтобы в отношении неизвестных, обратившихся в ФСБ, было возбуждено дело по статье «Заведомо ложные показания».
 

поделиться: