Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

ЗУД ПАМЯТИ

Опубликовано: 22 Апреля 2015 15:40
0
9558
"Совершенно секретно", No.14/343
Фото: ngs24.ru
 
В РЕГИОНЕ, С КОТОРЫМ СВЯЗАНЫ СУДЬБЫ 600 ТЫСЯЧ РЕПРЕССИРОВАННЫХ, ХОТЯТ ПОСТАВИТЬ ПАМЯТНИК СТАЛИНУ
 
История Сибири и Красноярского края неразрывно связана со ссылками, репрессиями, опалой, раскулачиваниями – в каждый исторический период по-своему… Только за сталинский период с этим регионом так или иначе оказались переплетены судьбы едва ли не миллиона советских граждан. Около полутора сотен тысяч из них были расстреляны именно здесь. В Красноярском крае живут не только потомки ссыльных и раскулаченных – до сих пор живы и непосредственные участники и свидетели той страшной эпохи. Между тем больше половины красноярцев выступают за установку памятника Сталину в центре «столицы репрессий». Газета «Совершенно секретно» решила разобраться в этой практически непостижимой ситуации.
 
Для начала – просто несколько дат. Из разных периодов нашей истории.
 
7 апреля 2015 года в нашей стране отмечался недоброй памяти «юбилей». Ровно 80 лет назад, 7 апреля 1935 года, Иосиф Сталин подписал постановление Центрального исполнительного комитета СССР, аналогов которому в мировой истории нет. Согласно документу, начиная с этой даты к ответственности с высшей мерой наказания (то есть расстрелом) разрешалось привлекать 12-летних детей. Цель – снижение детской преступности.
 
ХРОНИКА И РЕТРОСПЕКТИВА
 
В середине марта 2015 года красноярец, председатель регионального общества «Мемориал» Алексей Бабий сообщил о том, что в базе данных организации (точнее, в составленном ей мартирологе) находятся имена 130 тыс. репрессированных, чьи судьбы связаны с Красноярским краем. Причем только за два года – 1937–1938 – в регионе было расстреляно 12 тыс. человек.
 
5 марта 2015 года красноярские коммунисты в дату смерти вождя провели согласованный с городской администрацией митинг памяти Сталина. Кстати, впервые в истории города: прежде коммунисты отмечали дни рождения Ленина, устраивали акции, «продвигающие» определенные взгляды, но вот Сталин в Красноярске подобным образом «отметился» впервые.
 
«Какие-либо политические лозунги участники митинга выдвигать не собирались, цель акции – почтить память Сталина, ведь это часть нашей истории, и если ее не знать, вряд ли стоит говорить о каком-либо будущем», – говорит один из организаторов митинга Сергей Котов.
 
То, что происходило в промежутке между этими датами, всколыхнуло не только город, но и без преувеличения всю страну.
 
18 марта шестнадцать из 36 депутатов красноярского горсовета обратились с петицией в администрацию города и правительство края с просьбой выделить территорию для установки памятника Иосифу Сталину. Он, кстати, давно уже готов – стоит в помещении крайкома КПРФ, отлит несколько лет назад. Только повода достойного нет для установки. Сейчас, накануне 70-летия Победы – самое время. Разумеется, все делается для того, чтобы уважить ветеранов.
 
«История нашей страны неразрывно связана с деятельностью и достижениями Иосифа Виссарионовича Сталина. К нам обратились участники Великой Отечественной войны с просьбой о восстановлении справедливости. Этот памятник должен быть установлен в Красноярске для того, чтобы ветераны и горожане помнили, за что воевали их деды, а именно «За Родину! За Сталина!», – поясняет председатель крайкома КПРФ Петр Медведев.
 
Пять дней спустя, 23 марта, к руководству города обращается председатель общества «Мемориал».
 
Позволим себе привести его лишь с незначительными сокращениями:
 
«Заместителю главы администрации г. Красноярска Игнатенко А. Л.
 
Уважаемый Андрей Леонидович!
 
Обращаюсь к вам как к председателю комиссии по увековечению памяти граждан и исторических событий на территории города, которая будет рассматривать вопрос об установке в Красноярске бюста Сталина.
 
Вопрос об установке бюста уже рассматривался комиссией в 2005 году. Тогда было принято решение не устанавливать бюст Сталина в Красноярске.
 
Поскольку сторонники установки бюста, насколько нам известно, начали сбор подписей за установку бюста, мы, в свою очередь, передаем вам собранные нами подписи красноярцев, которые однозначно против установки бюста Сталина. К сожалению, эти красноярцы не смогли подписаться сами, поскольку они в результате сталинской политики были расстреляны, умерли в лагерях и спецпоселках. В том числе не менее 12 тыс. красноярцев были расстреляны в 1937–1938 гг. по лимитам, утвержденным лично Сталиным.
 
Мы передаем для ознакомления комиссии двенадцать томов Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края… В первых десяти томах – списки арестованных по политическим мотивам и впоследствии реабилитированных граждан Красноярского края (50 006 человек). Еще два тома содержат сведения о 9188 раскулаченных в Красноярском крае семьях (в каждой крестьянской семье – не менее пяти человек). Работа по раскулаченным крестьянам только началась, эта цифра увеличится в разы. Кроме того, Информационный центр ГУ МВД по Красноярскому краю выдал свыше 550 тыс. справок о реабилитации спецпоселенцам, отбывавшим ссылку в Красноярском крае…
 
Мнение этих более 600 тыс. человек необходимо учесть, когда будет приниматься решение об установке или неустановке бюста. Каждый из пострадавших был живым человеком, имел свою судьбу. В книге опубликованы не только биографические справки, но и фотографии этих людей. Пожалуйста, перед тем, как принимать решение, почитайте эти справки, посмотрите в глаза этим людям на фотографиях, приведенных в заключительной части книг. Мы настаиваем на том, чтобы все члены комиссии до заседания ознакомились с этими книгами и чтобы во время заседания комиссии эти книги находились на видном месте в зале заседания.
 
С уважением, председатель правления Красноярского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал» Алексей Бабий».
 
На следующий день мэр Красноярска Эдхам Акбулатов заявил, что решение об установке бюста не будет принято без специальной комиссии, в которую войдут представители власти, общественности, интеллигенции.
 
На фото: ЗАКЛЮЧЕННЫЕ НОРИЛЬЛАГА
Фото: Виталий Иванов. ТАСС
 
ДВА ПАМЯТНИКА СТАЛИНУ
 
А ведь в Красноярском крае памятники Сталину есть. И установлены они на самом севере региона, в полусотне километров друг от друга. Первый поставили вождю зэки Норильского исправительно-трудового лагеря (Норильлага).
 
Второй фактически он воздвиг сам себе.
 
Начнем со второго.
 
На севере Красноярского края есть поселок Игарка. Сейчас население его – не больше 5 тыс. человек. В 40–50 е годы прошлого века оно было вдесятеро больше. За счет политических заключенных – не только русских, но и репрессированных немцев, литовцев, латышей. Именно они осваивали Норильский промрайон и его месторождения, строили Норильск (сами при этом жили в бараках) и нынешний промышленный гигант – никелевый комбинат.
 
Понятно, что для любого крупного строительства нужна транспортная инфраструктура. Сталин представлял ее сооружение по-своему – так у него родилась идея прокладки железной дороги Салехард – Игарка, она же «стройка № 503», она же «мертвая дорога», или «дорога на костях». Строилась она в буквальном смысле на костях заключенных – при сооружении засекреченного объекта погибли десятки тысяч зэков. При жизни Сталина успели проложить 1700 км магистрали – хотя изначально предполагалось, что дорога пройдет едва ли не до Чукотки. Однако сразу после смерти генералиссимуса в 1953 году строительство было прекращено – его сочли нецелесообразным. Хотя периодически железнодорожная ветка все-таки использовалась по назначению – то есть для нужд геологов и строителей комбината. Однако со временем «дорога на костях» стала совершенно непригодна для использования. Частично ее разграбили – разобрали на металлолом. А то, что осталось, – настоящий памятник той эпохе. И Сталину, конечно, тоже.
 
А чуть южнее Игарки находится село Курейка. Здесь в 1914–1916 годах отбывал ссылку Иосиф Джугашвили. И здесь уже в советское время был построен Пантеон Сталина.
 
Пантеон, конечно, слово громкое, так его называли и называют в народе. Но мемориальный комплекс в старинном селе за полярным кругом того, в общем, стоит. Только история его строительства насчитывает около 20 лет.
 
Распоряжение о создании здесь музея Сталина было отдано в 1934 году. Поначалу это был дом-музей – избушка семьи Перепрыгиных, у которых Джугашвили жил в ссылке. В таком виде музей находился до 1948 года.
 
Затем на месте избушки было построено большое деревянное здание – но и оно простояло недолго, до 1950 года.
 
В конце 1949 года, когда отмечалось 70-летие Сталина, Норильский горно-металлургический комбинат выделил деньги и людей для строительства в Курейке того самого пантеона – сооружения на этот раз капитального и монументального. Рядом был установлен памятник вождю.
 
Мемориал возводили 200 заключенных со сравнительно небольшими сроками.
 
Со временем и пантеон пришел в запустение. Хотя остов здания и памятник рядом – все еще на месте. Как и 1700-километровый «памятник на костях», построенный чуть севернее…
 
ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
 
Как мы уже знаем, идея с установкой памятника Сталину в Красноярске взывала, по сути, раскол в обществе. Обмен петициями, взаимные обвинения (а то и оскорбления) в соцсетях, пикеты с той и другой стороны…
 
Но, пожалуй, не меньший резонанс, чем сама инициатива с бюстом, вызвал опрос, оперативно организованный местным интернет-изданием. Вопрос был сформулирован незамысловато: вы за или против установки памятника?
 
Ответ «против» первое время лидировал с двукратным перевесом. Но закончилось недельное голосование с таким раскладом: 68 % сторонников установки бюста и 32 % противников. Новая волна активности в соцсетях, обвинений, стенаний и оскорблений – но главный вопрос: как оказались возможны такие результаты в регионе с 600 тыс. репрессированных, Норильлагом, дорогой на костях и заполярным пантеоном?
 
«Здесь и незнание истории, и нежелание понимать определенные ее моменты, и даже, я бы сказал, некоторая психологическая защита, – говорит независимый политолог Андрей Верещагин. – Отнюдь не все, позволю себе их так называть, «сталинисты» – представители старшего поколения. И даже в основном не они. Тут срабатывает довольно сложный механизм.
 
Одна его составляющая – бесконечные трактовки советской истории и действительности, которые в советское же время сменяли друг друга как в калейдоскопе. Представьте сами: вчера некто был богом – сегодня он злодей – завтра даются некие «поблажки» в трактовке его образа – затем отношение вроде бы нейтральное (Сталин – часть истории, никуда не денешься) – а потом, в перестройку, он вновь кровавый злодей… Люди, десятилетиями ходившие под страхом смерти и репрессий, не то что не позволят себе публично осуждать деяния Сталина – они и думать себе запретят в этом направлении (даже если формально это вроде бы и можно).
 
Это одна из причин, по которой сейчас, 60 лет спустя после смерти вождя, до сих пор не дана внятная общественная (и государственная!) оценка его личности, его делам, той эпохе. В Германии, например, это сделано. И уже потому там никому не придет в голову ставить памятник Гитлеру. А у нас этой оценки нет. Возможно, еще и потому, что, анализируя эпоху, придется «резать по живому»: разоблачен ведь будет не один только Сталин, но и те, кто служил в органах, работал в лагерях, расстреливал своих сограждан… Живы их потомки, а то и сами эти люди. Вот почему суд истории нам так страшен».
 
Андрей Верещагин, рассуждая об этом явлении, проводит параллель с другим периодом нашей истории – перестройкой и постсоветскими годами:
 
«Пока жили при Брежневе – все понимали, что застой, дефицит, невозможность путешествовать, видеть и слышать, реализоваться в полной мере в профессии, в конце концов, покупать, – все это ужас и тоска смертная. Теперь у людей все это есть. И посмотрите, у скольких появилась ностальгия по позднесоветскому застою. Уже никто не помнит о пустых полках и железном занавесе. Зато тогда мы были молодыми – а значит, и трава была зеленее, и солнце ярче. А главное – все было предсказуемо, все, так или иначе, решалось за нас. Можно было, что называется, «не рыпаться». Просто и понятно. В стране, в которой крепостное право толком не успели отменить, а уже коммунизм начали строить – желание объяснимое. При Сталине оно вполне реализовалось. Так что отчасти причина «тоски по сильной руке» еще и в этом. Здесь, словом, и история наша, и политика, и психология».
 
Впрочем, есть и специалисты, по мнению которых результатам подобных опросов доверять не слишком стоит.
 
«Я оставлю за скобками этический аспект проведения таких «интернет-исследований», организованных по невнятной методике, – говорит социолог Сибирского федерального университета Олег Бурмакин. – В конце концов, в Интернете одному и тому же пользователю ничто не мешает проголосовать несколько раз, так что нет никаких гарантий, что обе стороны поучаствовали в фальсификации на несколько кругов. Да и голосовали, как потом признался редактор упомянутого интернет-издания, не только красноярцы: мощный (а то и основной) трафик шел с московских и питерских IP-адресов.
 
Но даже и не в этом дело. А в том, что подобные опросы сами подогревают интерес к проблеме, и зачастую в ключе, далеком от разумного. Сторонники Сталина (возможно, очень немногочисленные) приводят результаты опроса как доказательство своей правоты и силы. Противники начинают бить во все колокола и ужасаться: мол, до чего дошли. Далее следует новая волна споров, аргументов, раскола… В итоге полузабытый вождь, как статуя Командора, является по общественному запросу, когда и не ждали.
 
Поймите меня правильно: забывать содеянное Сталиным нельзя, все это требует и анализа, и оценки, и осмысления, и, возможно, покаяния. Вот только бурные эмоции здесь не лучший помощник. А за подобными интернет-опросами ничего, кроме эмоций, и не стоит. Можно сказать даже, что Сталину они на пользу (если можно так выразиться). Человек ведь существо коллективистское. Если бесконечно внушать ему, что 90 % общества – за, в какой-то момент он может и перестать верить в свою правоту».
 
МЕМОРИАЛЬНАЯ ЭПИДЕМИЯ
 
Кстати, в Красноярске в последнее время началась настоящая «мемориальная эпидемия» – предложения об организации мемориалов следуют одно за другим. Так, активно обсуждается (и уже практически решен) в городе вопрос об установке памятника еще одному деятелю – генералу Александру Лебедю. В Красноярский край он впервые приехал накануне губернаторских выборов 1998 года и поначалу путал его с Краснодарским. Губернатором пробыл до 2002 года. Это четырехлетие запомнилось красноярцам небывалой и безудержной «прихватизацией» местных промышленных гигантов, которые организовали Лебедь и его команда, и физическим устранением владельцев этих компаний, не желавших отдавать их «по-хорошему». Ни для города, ни для края при этом ничего сделано не было.
 
Напомним, что 28 апреля 2002 года вертолет, на котором Лебедь отправился в рабочую поездку по краю, потерпел крушение, запутавшись в проводах ЛЭП. Из 19 человек, находившихся на борту, погибло 8, включая самого генерала. В числе погибших – журналисты, спортсмены, чиновники. Большинство тех, кто выжил, находятся на инвалидности до сих пор. Члены экипажа вертолета пошли под суд за нарушение правил безопасности.
 
По одной из наиболее достоверных версий случившегося, Лебедь сам решил поуправлять вертолетом, приказав опытному пилоту оставить кабину…
 
…Сейчас сторонники установки памятника генералу заявляют, что это дань его памяти не как политику и руководителю региона, а как военному, командовавшему воздушно-десантной дивизией в Приднестровье, отмеченному государственными наградами, способствовавшему заключению Хасавюртовских соглашений…
 
«Не логичнее ли было бы в таком случае установить памятник Лебедю в Приднестровье или Чечне – такое мнение приходится слышать от красноярцев, и я с ними в целом солидарен. Есть ведь еще и такой феномен: мы стремимся воспринимать сколько-нибудь видных, заметных деятелей слишком однозначно, не вдаваясь в подробности. И не можем зачастую провести грань между личностью, сыгравшей действительно выдающуюся роль в жизни всей страны, и тем, кто имел харизму, «громкое» имя. Остальное для нас как бы и несущественно, – замечает Олег Бурмакин. – В самом Красноярске немало Героев Советского Союза, воевавших в Великую Отечественную, но об установке памятников к юбилею Победы речи нет. Ни один из городских депутатов или общественных активистов об этом даже не заикнулся… В целом же считаю, что установка памятников Сталину и Лебедю в определенном смысле явления одного порядка, если вдуматься».
 
…Переплетения истории, причуды памяти, загадки психологии…
 
В Красноярске должно состояться заседание комиссии по увековечению памяти граждан и исторических событий на территории города. Именно на нем решится судьба двух памятников – генералу и генералиссимусу.
 
Если вопрос решится положительно, то Лебедь появится в нашем городе к 28 апреля – дате своей гибели. Сталин – к 9 Мая.
 
СПРАВКА
 
Норильлаг – исправительно-трудовой лагерь ГУЛАГа, находился в Норильске Красноярского края. Труд заключенных лагеря использовался на «Норильскстрое». Во время Второй мировой войны в НИТЛ умерло 7223 человека. Основной причиной смерти было то, что заключенных почти не кормили, а сама еда была без надлежащего количества витаминов.
 
Приказом МВД № 0348 от 22 августа 1956 года существование Норильлага было прекращено, ИТЛ приказано ликвидировать с 1 сентября 1956 года и закончить ликвидацию к 1 января 1957 года.
 
В ИТЛ умер почти каждый четвертый заключенный, а в ИТК – каждый третий заключенный.
 
В свое время в Норильлаге отбывали заключение писатель Лев Гумилёв, актер Георгий Жжёнов, советский и российский архитектор, конструктор, инженер-строитель, теоретик строительного проектирования Юрий Дыховичный, белорусский советский поэт Павел Прудников, советский футболист Андрей Старостин и др.
 
Ссылки по теме
ЦВЕТЫ СМЕРТИ - "Совершенно секретно", No. 6/301 2014
В ПОСТЕЛИ СО СТАЛИНЫМ - "Совершенно секретно", No. 15/310 2014

поделиться:
comments powered by HyperComments