ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

«АГЕНТЫ ВЕРБУЮТСЯ ИЗ ЧИСЛА ЛИЦ, НЕ ЗАСЛУЖИВАЮЩИХ ДОВЕРИЯ…»

Опубликовано: 10 Апреля 2015 05:48
0
11919
"Совершенно секретно", No.12/341
Фото: rgo-sib.ru
 
РУССКАЯ ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА ВРЕМЕН ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: НЕ ТОЛЬКО ПОБЕДЫ
 
Исторические полки книжных магазинов буквально заполонены массой дилетантских и графоманских опусов о разведке, после ознакомления с коими широкая публика всерьез верит, что отечественная разведка, особенно военная, всегда была на недосягаемой высоте. В действительности все обстояло не совсем так. Обратимся к документам.
 
18 (31) января 1916 года исполняющий дела генерал-квартирмейстера (генерал-квартирмейстер – штабная должность в Русской императорской армии; в его ведение входила разработка военных операций, а также организация и руководство разведкой, в том числе агентурной. – Авт.) Генерального штаба генерал-майор Максим Леонтьев адресовал и. д. генерал-квартирмейстера штаба Верховного Главнокомандующего генерал-майору Михаилу Пустовойтенко документ весьма нетривиального содержания.
 
Фото: генерал-майор Максим Леонтьев
Фото: coollib.com
 
Он официально информировал коллегу, что в июле 1915 года от военного агента (то есть военного атташе) в Копенгагене были получены «тревожные сведения, что находившаяся в этом городе группа агентов разведки бывшего Штаба Главнокомандующего Армиями Северо-Западного фронта ведет себя настолько неосторожно, посещая увеселительные места и вращаясь в обществе подозрительных лиц, что обращает на себя внимание местных жителей».
 
Более того, такое поведение агентов русской военной разведки «повлекло за собою обнаружение их роли перед агентами германской контрразведки, которые, воспользовавшись стесненным материальным положением наших агентов и отсутствием руководительства ими, переманили девять агентов из одиннадцати, находившихся в Копенгагене, на службу в свою организацию, командировав завербованных агентов в Варшаву, Вильну и др. местности, занятые временно неприятелем». По сути, речь шла о провале всей агентурной сети, устроившей себе столь веселую гулянку в нейтральной Дании!
 
Но это еще далеко не все. Далее генерал Леонтьев информирует, что, согласно более поздним сведениям, «немцами было обнаружено в г. Варшаве восемь оставшихся там наших агентов, которые и были преданы смертной казни. Сопоставление времени только что упомянутой командировки туда заагентуренных немцами в Копенгагене наших агентов с временем этих казней дает основание заключить, что казненные агенты были выяснены благодаря указаниям изменников. Есть в то же время указания на то, что и из числа последних немцами казнено несколько человек по использовании их».
 
 
Провал всей варшавской сети – это уже чудовищная катастрофа. Разумеется, тут же произвели расследование причин провала, скорее походившее на лихорадочные поиски «козла отпущения». Было установлено, что «ближайшим виновником столь грандиозного по размерам и значению провала» разведывательной сети является агент штаба Северо-Западного фронта некий Осип Михайлович Герц, которому пресловутый штаб поручил формирование, а затем и руководство этой организацией. Итак, выяснилось, что пресловутый агент-групповод (или, по-современному, резидент), «во-первых, завербовал в свою организацию совершенно несоответствующих, как по своим нравственным качествам, так и по степени подготовки, своему назначению агентов».
 
Резидент доставил агентов в Копенгаген, как оказалось, даже «не озаботившись заблаговременно приобретением для них паспортов, с коими их можно было бы направить по месту назначения». Мало того, «присвоив себе некоторую часть денег, вверенных ему для разведки», тот же резидент, «задерживая выдачи денег израсходовавшим в Копенгагене полученные авансы агентам (а израсходовали те авансы наши «разведчики», как уже сказано выше, на «увеселительные места» – читай, на кабаки и публичные дома! – Авт.), поставил их в безвыходное материальное положение, каковым и воспользовался, внушив им мысль работать, в целях улучшения заработка, на две стороны, говоря при этом цинично: «такого случая <…> не скоро дождешься».
 
Кроме того, сей резидент, «желая спекулировать на иностранной валюте, пытался вовлечь к участию в этом деле одного из агентов, командированного с разведывательными целями». После этих провалов Герца, разумеется, арестовали. Хотя о его дальнейшей судьбе документ не сообщает, но не будем сомневаться, что вскорости после завершения расследования ренегата повесили: в конце концов, не из числа же господ офицеров-агентуристов или, боже вас упаси, высокопоставленных штабных в чинах полковничьих и генеральских было искать виновника провала. Благо фигура для заклания более чем подходящая. Как констатирует документ, «агенты часто вербуются из числа лиц, не заслуживающих доверия».
 
В качестве подтверждения приводится пример того же Герца, который, оказывается, состоял секретным агентом штаба Варшавского военного округа еще с 1912 года и уже тогда считался «не заслуживающим доверия «вследствие склонности ко всем видам шантажа и мошенничества», как говорится о нем в циркуляре Департамента полиции розыскным органам от 9 июля 1912 года за № 103579, предупреждавшего эти органы «на случай предложения Герца своих услуг по розыску».
 
В переводе на современный язык это означает, что будущий резидент уже тогда вовсю торговал услугами, предлагая себя полицейским органам в качестве стукача-осведомителя и агента-провокатора.
 
«В том же циркуляре отмечено, – сообщал документ, – что в то время Герц был арестован по делу о провокации и злоупотреблениях в Варшавской таможне». Да уж, «человеческий материал» тот еще! Только ведь военные разведчики, – невзирая на то, что таким «товаром» побрезговали даже не особо разборчивые в средствах чины Департамента полиции, – не только взяли его к себе в качестве агента, так еще и повысили затем до уровня резидента! Дабы потом с детской наивностью написать, что «описанное выше поведение Герца в Копенгагене <…> казалось бы, вполне подтверждает такую характеристику».
 
Но кто-то же этого Герца подбирал, проверял (по крайней мере, должен был это сделать), в том числе по полицейским учетам, вербовал, обучал, годами держал на связи?! Да и в Копенгаген посылал не какой-нибудь желторотый птенец-подпоручик, а чин вполне себе солидный. Ныне не так уж и сложно вычислить того, кто вывел этого ренегата в люди (если дело действительно обстояло именно так, как описано): во главе разведслужбы штаба Варшавского военного округа в 1912 году был полковник Николай Батюшин.
 
Тот самый Батюшин, коему ныне вдруг стала петь дифирамбы… отечественная госбезопасность, посмертно лепя из него фигуру чуть ли не отца-основателя всей отечественной агентурной разведки. Разумеется, в том документе его имя и близко не названо: как можно, он к тому времени уже генерал-майор, его карьера на взлете, у него репутация суперразоблачителя всех вражеских шпионов, да и вообще он уже весь в сферах высших и чуть ли не придворных!
 
 
В документе приведены характеристики и других агентов заграничного аппарата российской военной разведки: кто-то «до поступления на службу по разведке занимался подделкой векселей, за что отбыл тюремное наказание», другой, продавший немцам нашу организацию, «занимался ранее контрабандой», еще один торговал какими-то подделками – и т. д. и т. п. Как печально констатирует документ, опасно уже само наличие «агентов со столь порочным прошлым и настоящим», поскольку уже одно это «привлекает на них внимание русской и иностранной полиции», что неизбежно влечет за собой «открытие сначала их занятия, а затем и всей организации, к которой они принадлежат, что привлекает внимание на последнюю агентов неприятельского шпионажа». Впрочем, не будем слишком суровы: агенты того времени – любой из разведок мира – работали не за идею или страну, а исключительно за деньги…
 
«По мелочам» выясняются и другие болячки: «существование у нас одной из школ разведчиков было тайной, известной лишь самому ограниченному кругу лиц», но оказалось, что об этой спецшколе ведает куча «лиц, и не имевших прямого отношения к разведке». Отдельно упомянуто, что офицеры, руководившие подготовкой агентов, не скрывали своего пренебрежения и презрения к ним, позволяя «себе даже бесцельно унижавшее агентов отношение к ним». Собственно же качество подготовки агентуры, как видно из документа, было ниже плинтуса.
 
Особо потрясает игнорирование самых элементарных норм конспирации: «Агенты выезжают за границу группами, перезнакомившись друг с другом: это дает возможность лицам с недостаточно устойчивой нравственностью войти в соглашение между собою…»
 
Ох, если бы дело было только в нравственности! В общем, некоторые типовые болячки тогдашней русской военной разведки описаны достаточно красочно, да вот только времени на их исправление уже не оставалось… Правда, справедливости ради надо сказать, что это не относилось к русской военно-морской разведке, офицеры и агенты которой действительно были на высоте, но это уже отдельная история.
 

поделиться: