ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ХОТЬ СВЯТЫХ ВЫНОСИ!

Опубликовано: 8 Апреля 2015 15:39
0
8888
"Совершенно секретно", No.12/341
СУДЕБНЫЕ ПРИСТАВЫ ИЗЫМАЮТ САРКОФАГ С МОЩАМИ В ХРАМЕ ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
СУДЕБНЫЕ ПРИСТАВЫ ИЗЫМАЮТ САРКОФАГ С МОЩАМИ В ХРАМЕ ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
screenshot/ YouTube.com
 
КАК МОЩИ ПРЕПОДОБНЫХ ЕВФИМИЯ И ЕВФРОСИНИИ СТАЛИ ПРЕДМЕТОМ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
 
Религиозная жизнь нашей страны в последнее время превратилась в тихую заводь, где фестивали духовной музыки сменяют «круглые столы», на которых бородатые мужчины в кипах, клобуках и чалмах усердно крепят духовные скрепы. Сектанты ушли в подполье или легитимировались, войдя в состав Общественной палаты РФ. И вот, как весточка из девяностых, – скандал! В Суздале судебные приставы под возмущенные крики верующих изъяли из храма мощи святых. Корреспондент «Совершенно секретно» провел собственное расследование этой истории и выяснил множество интригующих подробностей громкого церковного скандала.
 
то занимательное событие имело место 25 марта сего года. И для неподготовленного человека оно выглядит дико. Православный храм, святые мощи – и вдруг ребята в касках и бронежилетах без какого-либо почтения хозяйничают так, как будто выносят телевизор из обычной квартиры за неуплату коммуналки.
 
Храм, в котором произошли все эти обескураживающие события, принадлежит не Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП). Дело в том, что при всей кажущейся монолитности православия, копирайта на это название нет. И очень многие люди, как разделяющие, так и не разделяющие учение православной церкви, могут запросто назвать себя таковыми. Более того, по существующему российскому законодательству любая религиозная организация может зарегистрироваться, включив в свое название слово «православный».
 
ИКОНЫ ПРЕПОДОБНЫХ ЕВФИМИЯ И ЕВФРОСИНИИ
Фото: ru.wikipedia.org
 
 
ТАКИЕ РАЗНЫЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ
 
Религиозные организации, именующие себя таковыми, помимо канонической Русской православной церкви, можно разделить на три группы.
 
Первая – это те, кто просто использует семантику этого слова, объясняя, что «мы-де правильно славим бога (или богов)», и здесь среди «православных» огромное количество всяких языческих сект и течений.
 
Вторая группа – это те, кто под видом привычного обывателю православия, с его золотыми куполами, иконами, облачениями, священниками и богослужениями, проповедует противоречащие православию, а порой и откровенно антихристианские учения. В качестве самого яркого примера здесь можно привести известный в прошлом «Богородичный центр», или, как они сами именуют себя, «Православную церковь Божией Матери «Державная».
 
И наконец, третья группа – это те, кто действительно исповедует православное учение, но не имеет канонической иерархии.
 
Что это такое?
 
Дело в том, что в традиционных христианских церквях, таких как православная, католическая, армяно-григорианская или англиканская, нельзя вот так просто взять и стать священником. Для этого над человеком должны провести специальный обряд – рукоположение.
 
Степеней священства три: низшая – дьяконы, средняя – священники и высшая – епископы. Епископ может лично рукополагать и священников, и дьяконов. Но епископа могут рукоположить только два, три или большее количество других епископов.
 
И все духовенство, относящееся к каноническим иерархиям, через преемственность рукоположений восходит к апостолам, которые и были первыми епископами. В традиционных христианских церквях даже есть такой богословский термин – апостольское преемство.
 
Но есть такие религиозные группы, которые, исповедуя все догматы и каноны православия, утеряли или разорвали это апостольское преемство.
 
Здесь классический пример – старообрядцы. Когда Никон проводил свою реформу, все епископы безоговорочно приняли сторону патриарха. И хоть за старый обряд выступало огромное количество священников и монахов, среди них не было ни одного, кто имел право продолжить линию духовной преемственности.
 
ПОДАРОК НА ДЕНЬ КРЕЩЕНИЯ
 
Так вот, история с мощами разыгралась как раз в такой вот «православной церкви», не имеющей канонического статуса. Называется она Российская православная автономная церковь (РПАЦ), и история ее существования напрямую связана с упоминавшимися выше мощами.
 
А обстояло дело так. В конце 1980-х годов в старинном Суздале, в единственном на то время действующем в городе Цареконстантиновском храме служил архимандрит РПЦ МП Валентин (Русанцов).
 
К моменту празднования тысячелетия Крещения Руси в отношениях государства и церкви наметилось легкое потепление. На торжества обещали быть зарубежные гости, и советской власти надо было показать, что в стране хоть как-то соблюдаются права верующих, гарантированные Конституцией СССР.
 
В связи с этим государство в лице Совета по делам религий и Министерства культуры повелело Суздальскому музею-заповеднику передать Цареконстантиновскому приходу РПЦ мощи преподобного Евфимия Суздальского и преподобной княгини Евфросинии Суздальской. Оба эти человека оставили заметный след в истории православия на суздальской земле. Преподобный Евфимий жил в XIV веке. По приглашению суздальского князя он прибывает из Нижнего Новгорода с целью основать в городе монастырь. О значении этого человека в истории нашего государства достаточно полно говорят всего лишь два факта. Первый – он был другом Сергия Радонежского и часто гостил у него в Троицкой обители; и второй – игумену Евфимию удалось организовать огромный монастырь, еще при жизни преподобного в нем жило около трехсот монахов.
 
Кстати, Спасо-Евфимиев монастырь знаком нам по кинофильму «Иван Васильевич меняет профессию». Именно по его стенам Леонид Куравлёв и Юрий Яковлев удирают от толпы разъяренных стрельцов.
 
Евфросиния Суздальская жила на сто лет раньше преподобного Евфимия. Ее отцом был знаменитый князь Михаил Черниговский, принявший мученическую смерть за христианскую веру в ставке Батухана, дедом по матери – не менее знаменитый князь Роман Галицкий, а в женихи ей прочили родного брата Александра Невского – Феодора. Однако тот умер еще в подростковом возрасте, а княжна решила не искать другого жениха, а посвятить себя Богу, и постриглась в монахини в Суздальском монастыре.
 
Это действительно очень значимые личности для православия в Суздале, и вряд ли ошибешься, сказав, что их мощи – главные святыни этого древнего города. А святыня – как бы это цинично ни звучало – это в первую очередь постоянный источник дохода.
 
На фото: СУДЕБНЫЕ ПРИСТАВЫ ИЗЫМАЮТ САРКОФАГ С МОЩАМИ В ХРАМЕ ИВЕРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
Фото: screenshot/ YouTube.com
 
ИСТОРИЯ ОДНОГО РАСКОЛА
 
И вот, когда в 1988 году мощи этих святых передали Цареконстантиновскому храму Суздаля, это стало огромной перспективой благополучного существования не только прихода, но и основа личного успеха тогдашнего его настоятеля архимандрита Валентина (Русанцова). Ведь святыни привлекают паломников, а паломники – это пожертвования.
 
Однако через два года в патриархии решают перевести настоятеля этого храма в другое место. К сожалению, это одна из самых порочных практик, бытующих в нашем Московском патриархате.
 
Отца Валентина назначили в Цареконстантиновский храм в 1976 году, как только его вернули церкви. Непосредственно перед возвращением в нем располагался общественный сортир. В течение 14 лет священник восстанавливал храм, собирал общину – и вдруг, по одному росчерку пера, должен был немедленно сниматься с места и отправляться туда, куда укажет церковное начальство.
 
Ни в одной из поместных православных церквей подобный произвол с приходским священником просто невозможен. Епископ в подобных вопросах всегда советуется с прихожанами и руководствуется в своих действиях их мнением. Этого требует простая человеческая справедливость, и вот прихожане Цареконстантиновского храма стали добиваться от патриархии, чтобы им оставили их настоятеля. Сам настоятель на произвол церковных властей ответил собственным произволом. Он просто решил не подчиняться приказам священноначалия.
 
И когда все попытки прихожан быть услышанными разбились о традиционное безразличие Чистого переулка к простым мирянам, отец Валентин решился на серьезный канонический проступок, за который по церковному праву полагается лишение сана: на переход в другую юрисдикцию.
 
Так архимандрит Валентин (Русанцов) перешел из Русской православной церкви в Русскую православную церковь за границей (РПЦЗ).
 
Эта церковь возникла в первой половине ХХ века из эмигрировавших иерархов, священников и мирян дореволюционной церкви Российской империи. Представители Зарубежной церкви сохранили каноничность и апостольское преемство рукоположений, но, будучи в основной своей массе белоэмигрантами, считали Россию оккупированной большевиками, а Московский патриархат – коллаборационистской организацией, предавшей веру и отечество.
 
И конечно, главной мечтой и целью жизни многих представителей Зарубежной церкви была возможность свободно ездить на родину и поклоняться ее святыням. Поэтому архимандрита Валентина, настоятеля восстановленного храма в старинном Суздале, да еще и обладателя мощей древнерусских святых, приняли в Зарубежной церкви с распростертыми объятьями.
 
Уже через год архимандрит Валентин становится епископом. Мало того, его назначают экзархом, то есть начальником всех приходов и епархий Зарубежной церкви на территории России.
 
Однако уже через четыре года теперь уже епископ Валентин (Русанцов) порывает и с этой юрисдикцией. Он медленно, но верно организовывает собственную Российскую православную автономную церковь.
 
Что послужило причиной разрыва Русанцова с РПЦЗ, остается только гадать, но, как показало время, выбор он сделал лично для себя выигрышный. Всего лишь через 12 лет после его разрыва с зарубежниками произошло воссоединение двух ветвей Русской церкви.
 
Не стоит говорить, что и в РПЦ, и в РПЦЗ Валентин (Русанцов) был лишен сана, но в собственной структуре ему удается сделать солидную карьеру: в скором времени он становится предстоятелем, то есть самым главным иерархом, с титулом митрополита.
 
А мощи во время всех этих перипетий спокойно лежали в Цареконстантиновской церкви, привлекая паломников, в том числе и из Московского патриархата. А следовательно, и пожертвования в самых разных формах.
 
БОРЬБА С РЕЛИГИОЗНЫМ МРАКОБЕСИЕМ
 
В течение второй половины 1990-х – начале 2000-х РПАЦ стала магнитом, который собирал вокруг себя многих верующих, доведенных до отчаяния довольно частыми, если не сказать регулярными, проявлениями произвола иерархов РПЦ.
 
И это усиление, по сути, раскольнической секты, которой и является РПАЦ, вызвало самую неадекватную реакцию из всех возможных.
 
В дело вступили власти. Сначала появились судебные преследования в отношении «митрополита» Валентина (Русанцова), которого обвиняли в растлении несовершеннолетних, затем начали по суду отбирать храмы. И если засудить «митрополита» в преступлениях сексуального характера не получилось, то с храмами все прошло успешно.
 
Лишенные церквей суздальские раскольники были вынуждены обустроить храм в личном доме «митрополита». Туда же были и перенесены мощи преподобного Евфимия и преподобной Евфросинии.
 
«Митрополит» Валентин умер в начале 2012 года в возрасте 73 лет. И его кончина стала поводом для новой волны судебных тяжб. Теперь их предметом стали мощи суздальских святых.
 
БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ
 
Поскольку правовая система имеет дело с автомобилями гораздо чаще, нежели с останками средневековых монахов, то процедура установления владельца машины отработана, а вот со святыми мощами все гораздо сложнее, особенно в этом, суздальском случае.
 
В представлении простого человека Русская православная церковь – некая единая организация. Это не совсем так. На самом деле с правовой точки зрения, причем как с гражданской, так и с точки зрения церковного права, церковь – это конфедерация независимых организаций.
 
Каждая епархия, более того, каждый приход регистрируются в Министерстве юстиции или его территориальных управлениях как отдельные религиозные организации.
 
С точки зрения канонического права поместная церковь – это не унитарное государство, а объединение независимых княжеств-епархий. А патриарх, в отличие от Папы Римского у католиков, – не глава церкви, а первый среди равных ему епископов, управляющий церковью на основании коллегиального решения о вверении ему этой власти.
 
Поэтому имущество, которое передается или возвращается религиозной организации, юридически оформляется не на всю церковь, как таковую, а на конкретную общину или епархию.
 
В советские времена дело обстояло еще сложнее. Идеология не позволяла государственным организациям взаимодействовать с религиозными, поэтому нередко передачи оформлялись на физических лиц.
 
И вот, как раз тогда, в 1988 году, Суздальский музей-заповедник передал, как написано в документах, «разрозненные костные останки» на хранение лично трем людям: Мищуку А. Т., Макаровой А. В. и Русанцову А. П. (в миру первоиерарха РПАЦ звали Анатолием Петровичем).
 
На данный момент из этих троих в добром здравии пребывает только Тимофей Адамович Мищук. В 1988 году, на момент составления документа, Тимофей Адамович был епископом Владимирским и Суздальским Русской православной церкви Московского патриархата. Сейчас владыка Валентин (такое имя было дано Тимофею Адамовичу при монашеском постриге) возглавляет Оренбургскую и Саракташскую митрополию РПЦ МП.
 
Поэтому с формальной точки зрения именно у него и должны храниться мощи суздальских святых.
 
Но истцом по делу об изъятии у РПАЦ этих святынь почему-то выступает не он, а государство – в лице территориального управления Росимущества.
 
Этому факту тоже есть определенное объяснение. В православной церкви есть традиция, по которой духовенство не имеет права решать любые спорные вопросы в государственном суде.
 
И есть примеры церковных наказаний за нарушение этого правила, поражающие своей абсурдностью. На рубеже 2000-х годов в Подмосковье один священник подал в суд на своего соседа, который незаконно прирезал полметра его земельного участка по длине забора. Суд батюшка выиграл, но за обращение для решения тяжбы к государству был лишен права служить службы и вынужден был, чтобы прокормить семью, найти себе светскую работу.
 
Возможно, именно поэтому права оренбургского митрополита негласно представляет в суде госструктура.
 
Тяжба длится с самого 2012 года. Ответчики, община РПАЦ, по всей видимости, в традициях доброго русского разгильдяйства просто прошляпили права на владение мощами. Будь покойный «митрополит» Валентин (Русанцов) предусмотрительней, он бы написал завещание насчет мощей. И, судя по тому, что позиция юристов РПАЦ в суде заключается в казуистическом требовании к правовой системе сначала доказать, действительно ли эти «костные останки» принадлежат Евфимию и Евфросинии, никаких документов, оправдывающих владение мощами, у суздальских раскольников просто нет. А значит, выиграть разбирательство при живом митрополите Валентине (Мищуке) им будет практически невозможно.
 
В ИЗЪЯТЫХ САРКОФАГАХ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНЫХ НЕ ОКАЗАЛОСЬ
Фото: internetsobor.org
 
ПОБЕДНОЕ ФИАСКО
 
И вот, в конце марта в храм РПАЦ, находящийся на территории частного владения, пришли приставы. Причем не местные, владимирские, а федеральные, из Москвы. Зрелище, конечно, выглядит диковато. Молодые ребята в бронежилетах и касках, обмундированные так, будто идут на захват ваххабитского подполья, деловито раздвигают бабушек и один за другим выносят два деревянных ящика из храма.
 
Бабушки кричат: «Не отдавайте раки, это наши раки!» Властный мужской голос командует: «Блокируем! Коридор! Коридор делаем!» Нестройный хор затягивает: «Царице моя Преблага-а-а-а-я!»
 
Смесь безумного фарса с Ледовым побоищем.
 
Но ящики, один за другим, под крики «Бандеровцы! Владыку затоптали!» исчезают в дверном проеме. Бабушки, которые кричат «это наши раки», имеют в виду не речных обитателей, которых принято использовать как закуску к пиву, а саркофаги, в которых лежат святые останки. Вот эти саркофаги, называемые в церковном обиходе раками, тоже определенное имущество, за изготовление которого прихожане платили деньги.
 
В исполнительных документах, которые после изъятия зачитывает главный судебный пристав Михаил Анатольевич Панченко, речь идет о «костных останках, именуемых мощами», но никак не о саркофагах, в которых они хранятся.
 
Так что у верующих автономной церкви могут возникнуть вполне оправданные претензии к Федеральной службе судебных приставов по поводу незаконного изъятия материальных ценностей.
 
Вообще, у всех участников этой истории нервы натянуты до предела. В территориальном управлении Росимущества, сотрудники, занимающиеся этим делом, моментально переходят на крик, отправляя за комментариями к начальству, начальство спокойным голосом диктует телефоны ответственных сотрудников. Круг замыкается. Никому не приятно участвовать в этом деле.
 
История с мощами суздальских святых не окончилась. Новый поворот в деле дает сообщение ГТРК «Владимир» от 27 марта: «Изъятые раки уже перевезены в Ризоположенский женский монастырь Русской православной церкви Московского патриархата в Суздале. Раки опечатаны приставами в качестве «объекта взыскания» по данному делу. Мощей преподобных в них не оказалось».
 
Когда этот материал готовился к печати, информационные ресурсы РПАЦ распространили информацию, согласно которой у их организации никогда не было указанных мощей, они никогда не передавались их организации, а государству следует за них спрашивать с тех, кому оно их доверило, то есть с покойных Русанцова и Макаровой, а также со здравствующего митрополита Оренбургского.
 
Всё. Это называется концы в воду. Суздальские святыни на десятилетия канули в Лету. К сожалению, история ничему не учит. Уже был период, когда государство в угоду церкви преследовало старообрядцев. И никому ничего хорошего это усердие не принесло.
 
Раскольники и в этот раз спрячутся, уйдут на дно и затаят обиду. А там, где должно быть хотя бы уважение к таким же верующим, пусть и вставшим на суверенный путь, опять мелькают шлемы государевых людей.
 
ИСТОРИЯ РУССКОГО РАСКОЛЬНИЧЕСТВА
 
Церковная реформа патриарха Никона в Российском государстве в XVII веке – ряд нововведений, направленных на изменение существовавшей обрядовой традиции для приведения в полное соответствие с греческими обычаями. Эти нововведения были синхронно одобрены Русской православной церковью и Московским государством.
 
Каждый институт преследовал собственные интересы. Государство было заинтересовано, поскольку таким образом стремилось ограничить могущество священнослужителей, кроме того, объединение православных церквей облегчало бы воссоединение Украины с Россией. У Русской православной церкви после падения некогда могущественной Византийской империи появилась возможность возглавить православное христианство, именно для этого нужно было провести церковную реформу.
 
Суть церковной реформы заключалась в изменениях богослужебной традиции, которая оставалась неизменной со времен принятия христианства. Греческие богословы при посещении служб Русской православной церкви неоднократно указывали на несоответствие церковных канонов Московской церкви греческим канонам.
 
Наиболее явные разногласия были в традиции осенять себя крестным знамением, произносить аллилуйю во время молитвы и порядке совершения крестного хода. Много ошибок греки богословы обнаружили в русских богослужебных книгах. Все эти разночтения должны были быть исправлены в результате реформы.
 
Патриарх Никон специальным указом постановил всех, кто не будет подчиняться нововведениям, считать еретиками, отлучать от церкви и предавать анафеме. Это привело к недовольству значительной части священнослужителей и мирян, которые были готовы на восстания, уход в леса и самосожжения, лишь бы не подчиняться реформаторским нововведениям. Сторонников старообрядчества в России официально стали называть раскольниками. Этот церковный раскол стал бедствием для всего русского народа почти на три века и не преодолен окончательно по сегодняшний день.
 

поделиться: