Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Преступная сделка

Опубликовано: 1 Апреля 2000 00:00
0
9790
"Совершенно секретно", No.4/131

 

 
Александр ЗИНУХОВ
 

 

 

Карта Северной Америки 1710 года

 

После Петра Великого Россия движется по инерции, утверждал Александр Пушкин. К середине ХIХ века энергетический запас резко пошел на убыль. Первым сигналом беды стала продажа Аляски.

Продажа своей территории есть акт национального позора, и Россия хлебнула его полной мерой. Прошло сто тридцать три года, но и сегодня российская общественность чувствует всю тяжесть оскорбления, нанесенного ей. Чувство это питается интуицией. Я попытаюсь переместить его из области интуитивной в область фактическую.

 

В марте 1857 года новый министр иностранных дел России князь А.М. Горчаков получил письмо от великого князя Константина Николаевича с предложением продать российские колонии в Северной Америке.

«Продажа эта была бы весьма своевременна, – писал великий князь, – ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты… желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их не была бы слишком чувствительна…»

Князь Горчаков попал в сложное положение: он не был сторонником продажи Аляски, но и не мог игнорировать мнение члена правящей фамилии. Он доложил о письме великого князя императору. А тот совершенно неожиданно отнесся к предложению младшего брата с интересом, собственноручно начертав на письме: «Эту мысль стоит сообразить».

Вполне возможно, что «соображали» по этому поводу в царской семье давно. Вся сделка осуществлялась как заговор. О ней знал только узкий круг участников, причем единственным противником продажи русских владений был министр иностранных дел князь Горчаков, но без него обойтись невозможно, поэтому разыграна сценка: великий князь, отдыхающий в Ницце, обращается к министру письменно, ставя его перед необходимостью доложить о содержании письма императору. Тем самым Горчаков передвигается с позиции решительного противника продажи на позицию лояльности и непротивления. Император делает вид, что идея продажи его очень заинтересовала, и предлагает мысль эту «сообразить».

Заговорщики не учли, что Горчаков к тому моменту был уже сорок лет в политике. Он знает, что еще три года назад великий князь Константин Николаевич встречался с американским бизнесменом В. Сандерсом из Сан-Франциско, посетившим Петербург с деловым визитом. Именно Сандерс мог подтолкнуть великого князя к мысли о продаже Аляски. Затем с идеей ознакомили императора, и она, видимо, пришлась по душе Александру.

 

Легендарный чек, которым США расплатились с Россией

Горчаков пытается затянуть практическое осуществление идеи. Он обращается к адмиралу Ф.П. Врангелю, который с 1830 по 1835 год был правителем Русской Америки.

 

Конечно, адмирал не мог идти против мнения великого князя, поэтому в своей записке министру иностранных дел он придерживается разумной середины: «Если наше правительство в видах предусмотрительной осторожности и по своим политическим соображениям находит, с одной стороны, неудобным удержать владения России в Америке и на разбросанных островах Восточного океана за нами и тем лишит нас желательного поощрения к морским торговым предприятиям в дальние моря; а с другой – признает нужным или полезным уступить эти владения правительству Соединенных Штатов Северной Америки, то сделка могла бы быть основана на следующем расчете…»

В первой записке барона фигурировала сумма 7 442 800 рублей серебром. Во второй – 20 миллионов серебром.

Опираясь на записку Врангеля, князь Горчаков предложил Александру II не спешить с продажей, а подождать, пока посланник в Америке, барон де Стекль, выведает мнение правительства США по этому вопросу. (В последующие десять лет именно барон Стекль с завидным упрямством будет готовить позорный договор. Именно он займется и финансовой стороной дела.)

А заговорщики теперь сочли за лучшее отступить. Император, ознакомившись с докладом Горчакова, написал на нем: «Осталось без исполнения, пока не окончится вопрос об уничтожении контракта между компанией нашей с Сан-Франциско, условия которого могут чрезвычайно уронить ценность владений наших в Северной Америке. Апреля 29 дня 1857 года».

Вопрос откладывается на десять лет. За это время сложилась инициативная группа сторонников продажи: великий князь Константин Николаевич, министр финансов М.Х. Рейтерн и посланник в Соединенных Штатах Северной Америки барон Э.А. Стекль.

У каждого из них своя роль: великий князь инициирует вопрос через посредство министра иностранных дел Горчакова; Рейтерн запугивает императора финансовым кризисом, предлагая в качестве выхода обратиться к западным странам за кредитом; барон Стекль осуществляет связь с правительством Соединенных Штатов.

Поразительно, что эти государственные лица могли потратить десять лет своей жизни на решение в нужном для них смысле одного-единственного вопроса – продажи части территории Российской империи! Это свидетельствует об огромном значении, которое придавалось вопросу. Шутка сказать: добиться от России отторжения, причем добровольного, шести процентов ее территории! (В 1860 году Российская империя занимала 375 тысяч квадратных миль. С продажей Аляски США отошло 23 тысячи.)

 

Император Александр II

Аляска – ключ к Тихому океану, так полагали многие американские политики того времени. Этот ключ заговорщики передали США всего за 7 200 000 долларов золотом. С одной стороны, 7 миллионов золотых монет, а с другой – золотые запасы Русской Америки на сотни миллионов рублей, уголь, нефть, рыбные и пушные промыслы. К моменту продажи (1867 г.) Российско-Американская компания (РАК) начала добычу угля и золота, но финансовые возможности ее были ограниченны. Государство не могло оказать ей должную поддержку. Но выход-то был. Он очевиден – ликвидировать монополию РАК на освоение Аляски и открыть доступ к богатствам Русской Америки для русского частного капитала и частного предпринимательства.

 

В конце 60-х годов прошлого столетия в России ходили упорные слухи о том, что высокопоставленные чиновники получили взятки. А такими чиновниками могли быть только те, кто непосредственно лоббировал этот вопрос, – великий князь Константин Николаевич, министр финансов Рейтерн и посланник в США барон Стекль. Скажем мягче: у каждого из них была весьма серьезная личная заинтересованность в положительном решении вопроса о продаже Аляски именно США. В противном случае просто нечем объяснить их деловую активность.

Действительно, почему Россия не предложила купить Аляску Великобритании? Отвечают: Великобритания – наш политический противник. Но наши американские владения граничили именно с владениями Великобритании. Сделав ей подобное предложение, мы вполне могли приобрести политического союзника, тем более что Великобритания была в состоянии заплатить значительно больше, а казна Соединенных Штатов после Гражданской войны была пуста.

Следовательно, правительство Соединенных Штатов – фиктивный покупатель. За ним стоит тот, кто давал деньги. В ходе подготовки подписания договора промелькнуло имя Августа Бельмонта.

Бельмонт появился в США в возрасте двадцати трех лет. До этого молодой человек, подающий большие надежды, уже успел поработать во Франкфурте управляющим филиала банка «Де Ротшильд Фрэр». В Нью-Йорке Бельмонт купил для Ротшильдов банк и стал его управляющим.

А вскоре он стал не только советником президентов США по экономическим вопросам, но и кредитором правительства. Следовательно, Ротшильды через своего агента дали правительству деньги на покупку Аляски.

Одновременно необходимо оказать давление на Россию. И вот в сентябре 1866 года министр финансов М.Х. Рейтерн запиской ставит в известность императора, что в ближайшие два-три года казна должна будет собрать 45 миллионов рублей для погашения долгов. Деньги взять негде. Выход один: погашать долги новыми зарубежными кредитами.

Дальше все просто. Получение кредита ставится в зависимость от сговорчивости России по вопросу продажи Аляски США. Или немного иначе: продаете Аляску – мы вам отсрочим уплату долгов. Скорее всего, именно так.

 

Великий князь Константин Николаевич

В октябре 1866 года барон Стекль покидает Вашингтон и приезжает в Петербург. Инициативная группа встречается у великого князя Константина Николаевича. Продолжается нажим на князя Горчакова. Готова и цифра, которую готовы заплатить США за все русские владения на Аляске, – 5 миллионов долларов золотом.

 

16 декабря в 13 часов все действующие лица строго секретно встречаются у министра иностранных дел Горчакова. Император, посетивший «тайную обедню» в министерстве иностранных дел, дает согласие на продажу русских владений в Северной Америке. Протокол заседания не ведется. В дневнике императора Александра II об этом пара строк: «В 1 час дня у князя Горчакова совещание по делу Американской компании. Решено продать Соединенным Штатам».

А руководство Российско-Американской компании ничего о принятом решении не знало. Только после того как договор был подписан и текст его стал комментироваться в зарубежной прессе, об этом известили правление РАК. Ничего не знали о планах высокопоставленных заговорщиков ни Совет Министров, ни Государственный Совет.

Барон Стекль был уполномочен вести переговоры и подписать договор. Дальше падать некуда! Важнейший межгосударственный договор подписывает даже не министр иностранных дел России, а посланник в США, имеющий чин тайного советника. Более того, Стекль не получил никаких письменных инструкций. Рейтерн в устной форме передал ему: «Проси пять миллионов долларов».

Условия договора фактически диктовались американской стороной. В пяти из семи пунктов договора говорится о том, что в результате его заключения получит правительство США, и только в двух о том, что останется в собственности православной церкви на Аляске и какое, по форме, получит вознаграждение Россия.

Если в декабре 1866 года русские заговорщики согласны были отдать Русскую Америку за 5 миллионов долларов, то к концу марта возникла цифра 7 миллионов, причем барон Стекль почти восторженно описывал, как успешно он торговался и получил на 2 миллиона больше, чем предполагалось. Барон не скрывает, что помогли ему в этом некие «влиятельные американцы». Неужели кто-то мог всерьез верить в эти байки? Стекль знал: проверить его сообщение невозможно. Он давал понять сообщникам, что из 2 миллионов, которые он якобы выторговал у американцев, некоторая часть принадлежит лично ему. В Петербурге считали иначе. Император переслал барону орден и 25 тысяч рублей серебром.

Стекль обижен, в письме к своему другу и покровителю в министерстве иностранных дел В.И. Вестману жалуется: «Что касается моего денежного вознаграждения, я думаю, что оно могло быть более щедрым, принимая во внимание, что я добился больше того максимума, который был установлен, и что для завершения этого дела потерял пост в Европе, и только Господь знает, буду ли я иметь другой шанс…» Из этого же письма видно, что барон еще не потерял надежду исправить свое материальное положение: если император не смог по достоинству оценить вклад своего посланника, то нужно взять что возможно самостоятельно.

Если бы деньги выплачивались в соответствии с буквой договора, то сделать он ничего бы не смог, но выплата правительством США произведена с определенными нарушениями и сроков, и формы оплаты. Это могло быть только в случае, когда обе стороны – и США, и Россия в лице своих высших чиновников – знали, куда пойдут деньги.

 

Э.А. Стекль

Первое упоминание о том, куда необходимо направить деньги, полученные от продажи Аляски, появилось в шифрованной телеграмме министра иностранных дел А.М. Горчакова барону Стеклю в Вашингтон от 14/26/ марта 1867 года: «Император разрешает продажу за 7 миллионов долларов и подписание договора…» Это ответ на обширную телеграмму Стекля с перечислением условий договора с американцами.

 

Из полного текста ответа очевидно, что заговорщиков в тот момент уже не интересовали никакие условия. Видимо, существовали серьезные опасения, что о тайных переговорах с правительством США станет известно и тогда возникнут трудности с уводом денег из казенного кармана в личный.

Далее Горчаков кратко указал, куда направить денежный поток: «Постарайтесь получить плату в более близкое время и, если возможно, в Лондоне Барингу. Заключайте без согласования». Это означало, что если американцы согласятся направить деньги в Лондон Барингу, то принимаются практически любые условия.

Криминальная сделка подходила к своей кульминации. Американцы получали русские владения в Северной Америке сразу после ратификации, не ожидая выделения средств конгрессом США, на вечные времена и без каких-либо условий и обязательств.

Однако государственный секретарь США Уильям Сьюард не согласился на уплату денег в Лондоне. Он не хотел принимать участие в финансовой афере. Вероятно, знал, что в лондонском «Баринг бразерс банке» хранятся личные деньги семьи Романовых. Государственные хранились в «Bank of England».

Договор о купле-продаже Русской Америки подписан в ночь с 29 на 30 марта 1867 года госсекретарем Сьюардом и посланником России в США Стеклем.

Шестая статья договора касалась оплаты. Скорее всего, она записана в редакции, которую предложил Сьюард. Вместе с тем совершенно неожиданно в тексте договора появилась сумма 7 миллионов 200 тысяч долларов. Никто точно не знает, почему Сьюард решил увеличить сумму сделки на 200 тысяч долларов.

Интересную версию приводит в своей книге «Невидимая рука» американский исследователь Ральф Эпперсон. «Царь России, – пишет он, – за свое участие в спасении правительства Соединенных Штатов отправкой своего флота в американские воды во время войны и, вероятно, в соответствии с соглашением, заключенным с Линкольном, потребовал оплатить использование своего флота. Джонсон не обладал конституционными полномочиями передавать американские доллары главе иностранного правительства. А расходы на флот были достаточно высоки: 7,2 миллиона долларов.

 

А.М. Горчаков

Поэтому в апреле 1867 года Джонсон через государственного секретаря Уильяма Сьюарда договорился о покупке Аляски у России.

 

Те историки, которые не были знакомы с действительными причинами покупки Аляски, несправедливо называли этот поступок «глупостью Сьюарда»; и по сей день государственного секретаря Сьюарда критикуют за покупку того, что тогда являлось куском ничего не стоящей земли. Но покупка земли была для Сьюарда лишь способом, которым он мог расплатиться с царем России за использование его флота, – действие, которое, вероятно, уберегло страну от более серьезной войны с Англией и Францией».

Речь идет о появлении русских военных кораблей у берегов Северной Америки в конце лета 1863 года. Две военные эскадры – Атлантическая под командованием контр-адмирала Лесовского и Тихоокеанская под командованием адмирала Попова – совершенно неожиданно для Англии и Франции вошли в порты Нью-Йорка и Сан-Франциско.

При резкой полярности мнений по вопросу о действительных целях этого предприятия точка зрения о существовании тайного соглашения между президентом Линкольном и императором Александром II вообще не комментировалась. Советский историк М. Малкин еще в 1939 году в жесткой командной форме, свойственной науке тех времен, утверждал, что «публикуемые документы наряду с американской документацией с достаточной полнотой освещают русско-американские отношения и разрешают всякие версии о посылке в 1861 или 1863 годах эскадр для оказания помощи Северу, о существовании тайного союза между США и Россией…».

Почти год курсировали русские военные корабли у берегов США. Во сколько обошлось это казне? По сведениям морского министерства, годичное пребывание у берегов Америки 44-пушечного фрегата обходилось казне в 357 469 рублей. Для удобства округлим до 358 тысяч. Всего в обеих эскадрах находилось двенадцать кораблей. Более половины имели меньшее количество пушек и меньшее число экипажа. Получается, что за всю экспедицию на содержание эскадр потрачено около 4 миллионов рублей. Однако надо учесть, что в бухте Сан-Франциско погиб фрегат «Новик». Это нужно приплюсовать к общим расходам. Кроме того, во время атлантического перехода погибли тринадцать моряков. Десятки болели цингой и длительное время лечились. Около ста моряков и два офицера бежали с судов. После океанского перехода многие суда требовали серьезного ремонта.

Вполне вероятно, что недостающие 3 миллиона рублей могли быть добавлены при учете всех расходов. Следовательно, если Россия получила 7 200 000 долларов за вооруженную помощь США в годы Гражданской войны, то Аляска пошла в нагрузку, то есть даром.

Если два объекта покупки России смогли заплатить один раз, то, может быть, нам вообще не заплатили? Но оказалось, что все в порядке. Американцы до сих пор хранят чек, которым правительство США расплатилось с Россией за Аляску. Он демонстрировался на выставке «Русская Америка», развернутой в 1990 году в городке Такома близ Сиэтла.

Вспоминаю пункт договора о расчетах с Россией и не могу понять, как возник чек?

 

У.Г. Сьюард

Статья VI договора гласит: «На основании выше установленной уступки Соединенные Штаты обязываются заплатить в казначействе в Вашингтоне в десятимесячный срок со времени обмена ратификацией сей конвенции дипломатическому представителю или иному Е. в-вом императором Всероссийским надлежаще уполномоченному лицу семь миллионов двести тысяч долларов золотой монетой. Выше постановленная уступка территории и верховного на оную права сим признается свободной и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав Российских или иных компаний, законным порядком или иным образом учрежденных, или таковых же прав товариществ, за исключением только прав собственности, принадлежащих частным лицам, и уступка эта, сим установленная, заключает в себе все права, льготы и привилегии, ныне принадлежащие России в сказанной территории, ее владениях и принадлежностях».

 

Нужно отметить несколько основополагающих моментов финансирования, вытекающих из данной статьи договора. Плательщиком является казначейство Соединенных Штатов. Этот пункт выполнен точно. Местом платежа определен город Вашингтон. На чеке место платежа – Нью-Йорк.

7 200 000 долларов должны были быть выплачены наличными, причем «золотой монетой». В чеке никаких отметок или записей, свидетельствующих, что речь идет о золотой наличности, не выявлено.

В качестве получателя платежа в чеке стоит имя барона Эдуарда де Стекля. Согласно условиям, он мог получить деньги, являясь дипломатическим представителем России, но сразу после ратификации договора министр иностранных дел Горчаков передал все полномочия по завершению данного дела в министерство финансов. Последнее обязано было прислать в Вашингтон своего представителя, имеющего соответствующую доверенность. Представитель обязан был, получив наличные «золотые монеты», доставить их на российский военный корабль и по прибытии в Петербург передать в государственное казначейство. Вместо этого барон Стекль, даже не пытаясь протестовать, получил чек на 7 200 000 гринбеков, которые котировались значительно ниже золотых долларов. Фактически «оплошность» барона стоила 1 800 000 долларов. В пересчете на золотую наличность он получил 5 400 000 золотых долларов.

Разница осталась в казне США. Фактически это плата за молчание. Одновременно обет молчания возложило на себя и правительство России. Сроки уплаты давно прошли, а американский конгресс все никак не мог решить – платить ли по договору. Пока они дебатировали, срок оплаты истек. Практика международных договоров в таких случаях предполагает штрафные санкции или отмену обязательств. Ничего подобного не произошло. Правительство России молчит. Барон Стекль в письме к министру иностранных дел А.М. Горчакову 15/27 июля 1868 года пишет: «Американский народ полностью воздаст должное императорскому правительству за его благодарную и великодушную позицию: оно не заявило протеста и не высказало жалобы, как на то имело право, ибо отказ от уплаты вознаграждения в установленный срок являлся, по сути, явным нарушением договора».

Создается впечатление, что если бы барон Стекль представлял Россию, а не группу «влиятельных людей», то в договоре были бы указаны действия сторон в подобных обстоятельствах и данный договор считался бы недействительным.

Заговорщикам в России международный скандал не нужен – он привлечет внимание общественности, а это может повлечь за собой раскрытие всего плана.

1 августа 1868 года барон Стекль дал расписку казначейству США, что получил 7,2 миллиона долларов полностью. Деньги были переведены банку Риггса. Последний, давая показания в конгрессе США, утверждал, что перевел представителю «Баринг бразерс банка» в Нью-Йорке только 7,035 тысячи долларов; 165 тысяч долларов барон Эдуард Стекль взял себе.

 

Подписание договора о продаже Русской Америки, 18 (30) марта 1867 г.
Второй слева Уильям Сьюард, у глобуса – барон Стекль

Дальнейшая судьба Стекля загадочна. Его последнее письмо личному другу Уильяму Сьюарду помечено маем 1869 года. Стекль уже в отставке. Он надеется, что его отпустят в отпуск года на два. Однако в тексте письма чувствуются страх и тоска. Что мог ожидать человек, который залез в карман к императору? Барон Стекль исчез. Никаких следов его пребывания в России или за границей найти не удалось.

 


поделиться:
comments powered by HyperComments