Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

ПОДВИГ ПОД ПСЕВДОНИМОМ

Опубликовано: 27 Февраля 2015 15:53
0
153711
"Совершенно секретно", No.07/336
 
КАК БАШКИРСКИЙ БЕСПРИЗОРНИК ШАКИРЬЯН МУХАМЕДЬЯНОВ СТАЛ ГЕРОЕМ АЛЕКСАНДРОМ МАТРОСОВЫМ
 
27 февраля 1943 совершил свой подвиг Александр Матросов. Долгие годы официальные идеологи замалчивали настоящее имя и происхождение героя. Чем они их так не устраивали, разбирался корреспондент «Совершенно секретно».
 
Идеология любой империи всегда нуждалась в мифах, для которых подлинность фамилий или точность дат – дело десятое. Имя одного из таких героев – Александр Матросов, автоматчик 2-го отдельного батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени И. В. Сталина. Каноническая легенда на этот счет гласит: 23 февраля 1943 года под-
разделение, где служил боец, получило задачу атаковать опорный пункт противника в районе деревни Плетень, западнее деревни Чернушки, Локнянского района Псковской области.
 
Путь ему преградили три вражеских дзота. Первый подавила штурмовая группа автоматчиков. Второй дзот был уничтожен бронебойщиками. Но пулемет из третьего продолжал обстреливать лощину, и атака захлебнулась. Попытки заставить его замолчать не увенчались успехом. Тогда в сторону дзота пополз красноармеец Матросов. Он подобрался к амбразуре с фланга и бросил две гранаты. Обстрел прекратился. Но как только бойцы поднялись в атаку, пулемет снова ожил. Тогда Матросов бросился к амбразуре, закрыв ее своим телом.
 
Ну а дальше реальная история начала обрастать удивительными и не совсем достоверными подробностями. Начнем с того, что путаница произошла с датой подвига. В некоторых официальных изданиях говорится, что Матросов (будем пока называть его так. – Прим. ред.) погиб 23 февраля. Однако в краеведческом музее уточняют: реальная дата подвига – 27 февраля. Откуда взялась разница в четыре дня?
 
Оказывается, к части был прикомандирован корреспондент одной из дивизионных газет (первой о подвиге А. Матросова рассказала газета Калининского фронта «За Родину!», автором публикации был И. Шкадаревич. – Прим. ред.). Подробно описав случившееся, он перепутал (?) дату события. Сразу стал очевиден новый смысл происшедшего: подвиг, цена которому жизнь, оказывается, был посвящен 25-й годовщине со дня рождения Красной Армии. Такое вот жертвоприношение…
 
Дальше – больше. Начал гулять слух, что Матросов до армии был отпетым уголовником. Когда Сталину доложили о поступке рядового, великий вождь, попыхивая трубкой, глубокомысленно заметил: такой человек не мог не быть комсомольцем. И более того, якобы главнокомандующий поперек газетного листа, где был опубликован рассказ о подвиге, написал следующее: «Пример, достойный подражания!»
 
В тот же день в ЦК ВЛКСМ на имя Матросова задним числом выписали комсомольский билет. Откуда появилась эта история – тоже непонятно. Может быть, потому, что в Центральном музее Советской армии на самом деле хранились два комсомольских билета, в которых была указана одна и та же фамилия – Матросов. Отличались они тем, что в одном было написано «лег на боевую точку противника», а во втором – «лег на огневую точку противника». Какой из этих документов можно считать подлинным? Выяснить это в музее, увы, не представляется возможным – опасаясь за сохранность экспонатов, здесь неизменно пользуются копиями.
 
Между тем народное заблуждение в том, что Матросов не был комсомольцем, осталось. На самом деле в Коммунистический союз молодежи Александр вступил, еще будучи курсантом Краснохолмского пехотного училища (Оренбургская область), куда был направлен, когда его призвали на военную службу – уголовника не послали бы учиться. Удалось отыскать воспоминания Аркадия Григорьянца, помощника начальника политчасти учебного заведения, который уверял, что «именно из его рук Александр Матросов получил комсомольский билет, страницы которого потом войдут в историю написанными на них словами – «лег на огневую точку противника». Он же уточнял, что легендарную надпись сделала Людмила Викторовна Попова, которая в годы войны служила инструктором политотдела бригады.
 
Все эти нестыковки и откровенные недоразумения и послужили поводом для самых различных версий о происхождении и судьбе героя. Среди них есть рабоче-крестьянская, романтическая, патриотическая и т.д. Какая же из них наиболее правдоподобная? Об этом чуть позже, но единственное, на чем, кажется, сходились все составители официальных биографий – это то, что Матросов был русским. Но так ли это?
 
КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ?
 
Было принято считать, что Александр Матросов родился в 1924 году в Днепропетровске. Отец – рабочий, был убит кулаками. Как следствие ребенок остался без надзора, а потом оказался в Ивановском детском доме (Ульяновская область). Следующей «остановкой» стала Уфимская детская колония. Между тем не удалось найти ни одного документа, подтверждающего именно это место рождения будущего героя. Есть и другое толкование: его отец был зажиточным крестьянином, которого после раскулачивания отправили в Казахстан, где он и пропал.
 
Сын сбежал, беспризорничал. Во время своих скитаний оказался в Уфе. В колонии он быстро стал примером для остальных воспитанников: отличным производственником, спортсменом, политинформатором, самодеятельным поэтом и даже знатоком классики. Дескать, заслушивался музыкой из балета «Лебединое озеро», восхищался арией Германа из «Пиковой дамы» и т.д.
 
Но… оставим в стороне эти байки, потому что самой убедительной, скорее всего, можно считать «национальную версию», которую высказал, а потом и сумел доказать башкирский журналист Рауф Насыров. Во время одной из командировок он случайно услышал от Даута Хидиятова, председателя Кунакбаевского сельсовета, историю о том, что настоящее имя Матросова – Шакирьян, что он был башкиром по национальности, а родом из села Кунакбаево.
 
Как напишет позднее Рауф Хаевич в своей книге (сегодня это раритетное издание, найти которое оказалось довольно сложно. – Прим. ред.), этот рассказ и стал отправной точкой для долгого и кропотливого журналистского расследования. Найти какие-либо серьезные документы, касающиеся происхождения героя, ему, к сожалению, не удалось. Однако этот недостаток он с лихвой восполнил многочисленными воспоминаниями земляков Матросова.
 
В ходе встреч удалось, в частности, установить, что парень родился в 1923 году, а его отцом был Юнус-агай – человек, как описывают его современники, с большим если не чувством юмора, то воображением – точно. В частности, один из односельчан, с улыбкой рассказывал, что Юнус-агай был мастер придумывать разные небылицы. Например, байку о том, как спасал Ленина в пустыне. Будто бы за это вождь одарил его богатством, которое Юнус зарыл в огороде, но потом забыл где. Другой его рассказ касался того, как он летел с Лениным и Сталиным на самолете, а керосин кончился. Приземлились, и пошел тогда Юнус на охоту, набил зверя, устроил ужин, а вдобавок еще и притащил бочонок с горючим.
 
«Вот так я спас вождей!» – хвалился агай, а дети верили. Шакирьян пошел в отца: был таким же выдумщиком и фантазером. Кто-то даже припомнил слова матери, которая повторяла, что ее сын «вырастет либо молодцом, либо, напротив, вором…».
 
Удалось также выяснить, что отец Матросова был женат несколько раз. Со своей первой супругой (ее звали Муслима) он даже побывал в Сибири, где их якобы избили кулаки, отчего он всю оставшуюся жизнь хромал. По другой версии, его травмированная нога – результат ранения на Гражданской войне. Ко всему прочему с годами Юнус начал плохо видеть. Его жена часто болела, а вскоре умерла. От нее в наследство остался сын Шакирьян. После этого Юнус еще два раза женился. В последний раз это произошло в 1929 году. В 1932 году мальчик пошел в школу, а вскоре мачеха решила избавиться от пасынка – семья тогда по-настоящему голодала. Она-то и отвезла мальчика в детский дом, где просто оставила в коридоре. О каком приюте идет речь – теперь сказать сложно. Говорили, правда, что паренек сам ушел из дома.
 
В дальнейшем его следы обнаружились в Ивановском (!) детском доме Ульяновского района – в ходе расследования удалось даже найти фотографа, который вспомнил, как однажды, заехав туда, запечатлел мальчика с голубем. Этот снимок потом был опубликован в районной газете, и многие из жителей Кунакбаево узнали на нем Шакирьяна. Нашлись свидетели, которые встречали Матросова в трудовой колонии, которая располагалась в Старой Уфе. Здесь он уже был помощником воспитателя, командиром группы.
 
Тут же надо заметить, что краски, которыми живописали пребывание Матросова в спецучреждении, оказались отнюдь не розовыми. С другой стороны, жизнь в колонии была не сахар и весьма далека от той, которую рисуют на экранах идеологически выдержанных кинофильмов советских времен. Приходилось отстаивать не только собственное достоинство, но и жизнь. По словам бывшего колониста Петра Халтурина, которого зачислили в команду Матросова, от будущего героя ему тоже доставалось. И вот характерный диалог, который приводится в книге:
 
«– И Саша дрался?
 
– Конечно, куда деваться… Бандит был по кличке Белый, который, говорили, сбежал из Бирска, чтобы наказать Сашку, да не сумел…»
 
Попутно прояснилось и происхождение фамилии Шакирьяна – «он все время ходил в тельняшке». По словам другого источника, многие из колонистов в те времена записывались под чужими фамилиями, не говоря уже об именах. Скорее всего, в русскоязычной среде имя Шакирьян легко трансформировалось в Шурку, а дальше уже – Сашка или Александр.
 
«СОВСЕМ УРУС СТАЛ»
 
Вспомнили люди, как он, уже колонистом, приезжал в деревню. При этом подросток уже хорошо разговаривал по-русски – «совсем урус стал», но не забывал и родной язык. Однако неизменно просил называть его Матросовым. Кто-то из селян даже приводил такую подробность: на теле юноши была татуировка в виде тельняшки. В последний раз Шакирьян побывал в родном селе накануне войны, в июне 1941 года. Был одет по-городскому: в тельняшке, поверх нее рубашка с закатанными рукавами, в черных брюках, ботинках.
 
Когда пришел на речку, где купались дети, то его встретили радостными криками: «О, Шакирьян вернулся!»
 
На что он спокойно сказал: «Ребята, ваш агай теперь не Шакирьян, а Саша. Так и зовите…»
 
И дальше произошел любопытный диалог – его в своей книге приводит Р. Насыров:
 
«– Каким ветром тебя занесло?
 
– Эх, ребята, где я только не бывал. А сейчас прибыл с Украины.
 
– Ты же вроде в детском доме жил?
 
– Сегодня я здесь, а завтра там. Где я нахожусь, кроме меня самого, никто не знает…»
 
По этим словам можно было недвусмысленно понять: Шакирьян не понаслышке был знаком с бытом беспризорника. Этот факт обыграли в начале 60-х годов XX века в своих книгах П. Журба (повесть «Александр Матросов») и А. Бикчентаев («Орел умирает на лету»), за что бдительная общественность нещадно высекла писателей на страницах газет. По мнению этой самой «общественности», подлинный герой должен иметь безукоризненную анкету, «наслаждаясь арией из «Лебединого озера».
 
И все-таки, несмотря на то что Насыров начал свои поиски в конце 80-х годов прошлого века, для русскоязычного читателя его публикации оставались по большей части неизвестными. Причина, полагаю, кроется в том, что многочисленные статьи и расследования публиковались в газете на… башкирском языке. Отсюда и главное – недоверие к «национальной версии» о происхождении батыра Шакирьяна. Более того, по словам людей, знавших Насырова и знавших о его поисках, «старшие товарищи» не раз призывали его одуматься и не ворошить прошлое.
 
Дескать, есть канонический образ «светловолосого, голубоглазого русского парня» с родины известного Генерального секретаря, поэтому не надо разрушать, а тем более бросать националистический отблеск на биографию героя. Неудачей окончилась и попытка Насырова найти понимание в Москве. При этом авторитетные эксперты (в том числе и старший научный сотрудник Института военной истории МО СССР Н. Борисов) единодушно соглашались, что «вся биография Матросова – выдумка».
 
Как писал потом Борисов, «дата подвига была умышленно приурочена к 25-летию Красной Армии в целях пропаганды. На самом деле в политдонесениях, в списке безвозвратных потерь и других документах подвиг датируется 27 февраля 1943 года, а в наградном листе сказано, что на Калининский фронт А. Матросов прибыл 25 (!) февраля». Но откуда тогда взялся «светловолосый, голубоглазый, русский парень»?
 
И этому есть объяснение: дело в том, что при множестве фотографий – самое малое четырех-пяти, найденных в различных детдомах, тиражировался только один тщательно отретушированный снимок, где были подведены глаза, губы. Понятно, что «корректировка» ни сколько не умаляет значения поступка солдата, прикрывшего своим сердцем Отечество. Но в данном случае речь идет не о стремлении принизить подвиг, а о желании вернуть народу подлинное имя героя, чтобы, кроме имени Салавата Юлаева, вспоминали в Башкортостане еще и своего Шакирьяна.
 
Вдогонку следует сказать, что в сентябре 1942 года колонист Мухамедьянов (к тому времени уже А. Матросов) был призван в армию и направлен в Краснохолмское пехотное училище. Службу проходил в 5-й стрелковой роте второго батальона. Курс военных наук был рассчитан на полгода, и уже в марте молодые лейтенанты должны был отправиться в войска, но этого не случилось. В январе 1943 года было официально объявлено, что училище закрывается, а половина его личного состава рядовыми будет отправлена эшелоном на Калининский фронт. Матросов с товарищами попал в 91-ю Тихоокеанскую (!) комсомольскую добровольческую бригаду имени Сталина. Сначала Александр был направлен в комендантский взвод, а потом продолжил службу в строевом подразделении. В ходе поисков удалось даже найти свидетеля последнего боя Матросова.
 
«Мы, разведчики, возвращались с боевого задания. Когда подошли к переднему краю – «языка» мы брали в деревне Чернушки, – слышим крик наших солдат «ура!» – вспоминает Пётр Александрович Огурцов (1920 г.р., г. Балаково Саратовской области). – Немцы продолжали вести огонь, не давали двигаться вперед. Я решил узнать, в чем дело, и наши разведчики приготовились к бою.
 
Подполз, слышу голос знакомый. Спрашиваю:
 
– Ребята, немецкий пулемет не дает поднять головы?
 
Сашка говорит:
 
– Прикрой меня. Я подползу ближе и брошу гранату.
 
Я говорю:
 
– Сашка, он ведь скосит.
 
… Мы подползли ближе. Другой немецкий пулемет бьет, рвутся снаряды. И тут меня ранило – от Сашки метров за десять. Саша бросился на амбразуру. Пулемет замолчал. Ну, ребята поднялись в рост – и вперед. Меня оттащили, перевязали и утром отправили в госпиталь в Москву». (Рауф Насыров, «Откуда ты родом, Матросов?» (Уфа, 1994). – Прим. ред.)
 
Таково подлинное описание боя, которого нет (!) ни в одной официальной книге. И еще одну важную деталь называет Насыров: в воспоминаниях ветерана есть упоминание о том, что «по ходатайству комсомольцев и командования было написано письмо на имя Сталина о присвоении Матросову звания Героя Советского Союза».
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
 
После всего случившегося выражение «подвиг Матросова» стало поистине крылатым, хотя справедливости ради следует отметить, что Шакирьян не был первым, кто ценой жизни заставил замолчать вражеский пулемет. Согласно архивным документам, в этом скорбном списке под номером один стоит имя Александра Панкратова, политрука танковой роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии. А за всю историю войны подобный подвиг совершили свыше 300 человек. Были вообще уникальные случаи, когда люди оставались живыми, но это уже мало кого интересовало. Для тогдашней идеологической машины гораздо важнее был герой погибший, нежели живой.
 
Короче, вся официальная слава досталось Матросову. К слову, через год такой же подвиг на территории Великолукского района, совершил рядовой, татарин Газинур Гафиатулин – его фотографию и сегодня можно увидеть в городском краеведческом музее. И еще одно имя – на этот раз Ильи Коровина, который тоже повторил подвиг Матросова. Это произошло 8 марта 1944 года, во время прорыва оборонительной линии «Пантера». За свой подвиг сержант был удостоен (посмертно) звания Героя Советского Союза, и его останки сейчас покоятся в братском захоронении в деревне Жидилов Бор, что почти на самом берегу Псковско-Чудского озера.
 
Впрочем, это уже история и, увы, наша короткая историческая память. Именно во время поездки в Великие Луки автор этих строк с удивлением узнал, что в этом городе на мемориальном воинском кладбище захоронен и Матвей Кузьмич Кузьмин – самый старший по возрасту Герой Советского Союза. На момент совершения подвига ему было 84 (!) года. Как гласит короткая биографическая справка, родился Матвей Кузьмич 3 августа 1858 года в деревне Куракино ныне Великолукского района Псковской области, в семье крепостного крестьянина.
 
Так и оставшись крестьянином-единоличником, что удивительно, до войны он жил охотой и рыбалкой, а прославился тем, что 14 февраля 1942 года повторил подвиг Ивана Сусанина, выведя отряд гитлеровцев под пулеметный огонь наших войск. Очерк о случившемся принадлежит перу известного писателя Бориса Полевого, автора «Повести о настоящем человеке». Правда, злые (очень злые!) языки утверждают, что все было не так, однако в самом музее решительно отвергают подобные домыслы и придерживаются канонической версии.
 
Тем не менее Музей боевой комсомольской славы имени А. Матросова, который находился на балансе ЦК ВЛКСМ, был посвящен именно Матросову. Сооруженный рядом со старинной крепостью, в самом центре Великих Лук, этот бетонный куб, чем-то напоминавший мавзолей, вполне справлялся с задачами того времени: вдохновлять и направлять. Здесь принимали в пионеры, комсомольцы, напутствовали на дальнейшие трудовые подвиги стройотряды. Но пришли иные времена, и с 1992 года главный Музей боевой комсомольской славы перестал существовать, благополучно… влившись в муниципальную структуру.
 
Сейчас это городское учреждение культуры насчитывает в фондах хранения более 30 тысяч единиц артефактов. Как и прежде, сюда приходят ветераны, что вполне объяснимо: на войну пришлась их молодость. Как ее не вспомнить? По своему статусу музей также является центром патриотического воспитания молодежи, поэтому в канун дня рождения Матросова сюда приходят те, кому еще нет 18. Во всяком случае, им теперь доподлинно будет известно, почему в центре города, над самой Ловатью, высится монумент рядовому по фамилии Матросов, которого в родной Башкирии звали просто – Шакирьян.
 
МНЕНИЕ
 
Юрий Алексеев, директор фонда «Достоверная история»:
 
«Подобных секретов, увы, в нашей истории остается немало. Не многие, например, знают подлинные имена тех, кто водрузил Знамя Победы над Рейхстагом. Среди них был, в частности, и уроженец Псковской области. Специалистами Института военной истории Министерства обороны РФ документально подтверждено, что первыми Знамя Победы над Рейхстагом установили бойцы группы капитана Макова.
 
Это случилось 30 апреля 1945 года. В ее состав входил и наш земляк – Михаил Минин. За этот подвиг и другие военные заслуги он был представлен к званию Героя Советского Союза. Наградной лист был датирован 7 мая 1945 года, однако командование ограничилось орденом Боевого Красного Знамени (18.05.1945). Уроженец Палкинского района, он ушел на фронт в июле 1941 года. Прошел путь от Ленинграда до Берлина.
 
На стенах Рейхстага до сих пор сохранилась запись об этом историческом событии:
 
«Штурмгруппа капитана Макова В. Н., 30 апреля 1945 года». В списке бойцов было пять фамилий: Маков, Загитов, Лисименко, Бобров и Минин. В 2005 году решением Псковской городской думы ему было присвоено звание «Почетный гражданин Пскова». Однако для большинства в памяти остаются две фамилии «идеологически правильных» знаменосцев: Егоров и Кантария. Не хочу как-то умалить или принизить их заслуги, но в данном случае речь идет об исторической справедливости, которая очень часто становится жертвой сомнительных политических игр».
 

поделиться:
comments powered by HyperComments