Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

«ЖЕЛТЫЙ ДРАКОН» ЗАГРЕБАЕТ ЖАР РАСПРИ ЕВРОПЫ И РОССИИ

Опубликовано: 16 Декабря 2014 10:07
0
44337
"Совершенно секретно", No.32/327
ТАСС/EPA
DIEGO AZUBEL/Михаил Метцель
 
«…Колесо европейского движения оборачивается каждые сто лет», – подмечал Николай Данилевкий. По многим признакам, мы, европейцы, подступаем к новому Рубикону. Столетняя годовщина Первой мировой как удар поминального колокола… Но на этот раз пространство противостояния «сильных мира сего» – не Старый Свет, а вся Ойкумена. Речь о подспудном, но жестком, возрастающем соперничестве евро-американской (атлантической) и китайской (Поднебесная) цивилизаций. Старая прокламация Хантингтона о «столкновении цивилизаций» получила иное, но подтверждение. Экономические потенциалы КНР и США уже вполне сопоставимы. Пекин настойчиво наверстывает отставание от Америки в военной мощи и технологиях двойного назначения. ВМФ Китая скоро введет в строй авианосцы для защиты уязвимых морских коммуникаций доставки стратегического сырья. Новоявленная «мастерская мира» – крупнейший в мире импортер нефти…
 
Pax Americana – «уходящая натура». Мир на наших глазах становится многополярным. Природа конфликтов, войн и мятежей в горячих точках (Ближний Восток, Афганистан, Южно-Китайское море) совсем не та, что в прошлом веке. В эпоху холодной войны в мире происходило эпическое противоборство полярных идеологий, образов будущего для человечества. Ныне все прежние господствовавшие идеологии посрамлены. «Либерализм» проклял социальное государство – «роскошь для бедных». В метрополиях Запада вновь возникает пролетариат. «Молодые демократии» Восточной Европы прозябают, легкомысленно сбросив «бремя» индустриального уклада. А тут, будто откуда ни возьмись, на мир обрушились темные демонические стихии «управленческого хаоса». Футуристические кибервойны, безлюдные технологии вместо фордовского конвейера в одном историческом времени уживаются с варваризацией и мракобесием на задворках «цивилизованного мира».
 
«Мятежвойны» и снос светских режимов на всем арабском Востоке разжигают и финансируют транснациональные компании и аравийские шейхи. Противоестественные закулисные сговоры фанатичных поборников химерического «всемирного халифата» и – ни в Бога, ни в черта не верящих «глобалистов» Запада у всех на виду. Мировые менялы помыкают обамами и меркелями, сметая суверенитеты национальных государств Запада и Востока. КНР – едва ли не единственная во всем белом свете в полном смысле слова национальное государство – твердыня. Мир имеет дело с неведомым образом великодержавия.
 
Аналитик Переслегин не слишком преувеличил, прибегнув к метафоре: Поднебесная – «иное человечество». Действительно, Китай – «вещь в себе». Никому он не будет заступником, как СССР. Для шовинистической Компартии Китая и ее верхушки цвет кумача – идеологический декор и только. Никакого идеалистического послания человечеству из Пекина не последует…
 
ПОДНЕБЕСНАЯ – «ИНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО»?
 
Итак, «война цивилизаций»…
 
Народился всем на диво не очередной, только на порядок крупнее, «азиатский тигр», переживающий экономический бум, а новый претендент на мировое господство.
 
Библейское «Идет ветер к востоку и возвращается к западу на круги своя…». От времен Ветхого Завета, христовых походов и до наших дней мир не единожды претерпел столкновения могущественных империй, и намного реже – развитых цивилизаций. Египет фараонов, Шумер и Ассирия, эллинский мир, Карфаген и Pax Romana. В обществах древности воинское и земледельческое поприща, в веках, как-то уживались…
 
Но с зарождением и бурным развитием капитализма, промышленности и средств сообщения, алчных колониальных захватов мир преобразился. Из века в век не прекращается силовой раздел рынков и сфер влияния крупных империалистических государств. Не только соперничество флотов и армий государств, но и новоявленное всемогущество «денежных» империй. Ост-Индская компания – прообраз сегодняшних ТНК.
 
В пучину Первой и Второй мировых войн канули империи Старого Света. Ялтинский мир явился самым долгим периодом экономического процветания. Цивилизационные антиподы – социалистический СССР с его «тоталитарным» устройством общества и экономики противостоял демократическому, с натяжкой, Западу свободного предпринимательства. Две мировые системы тягались – кто кого! Между тем экономические и социальные системы сверхдержав-соперников, исподволь, обретали перекрестное структурное, технократическое, интеллектуальное сходство.
 
Философ Зиновьев первым исследовал этот феномен и назвал его «сверхобществом». Ответственные прагматичные, дальновидные политики, мыслители и технократы по обе стороны противостояния склонялись к сближению, постепенной «конвергенции» плановой и рыночной экономических систем. И не такая уж это, задним умом, была «крамола».
 
Увы, вместо благой «разрядки» грянула скверная развязка противостояния. Велеречивая Парижская декларация о прекращении сторонами холодной войны оказалась обманной. Вероломство Запада и сервильность ельцинского компрадорского режима дорого обошлись человечеству. Старый, добрый империалистический промысел воскрес, и сызнова, под благовидным прикрытием идеологии глобальных рынков, принялся за старое.
 
«Право сильного» вновь домогается львиной доли мирового дохода, правит суд и расправу. Казалось бы, все железные засовы бывших суверенитетов государств – сундуков с накопленным добром, валютными резервами и припасами сырья – сбиты прикладом винтовки М-16 по ходу «гуманитарных интервенций». Но не тут-то было! Как предсказано в незапамятные времена на клинописной надписи в Междуречье Тигра и Евфрата: «Ушедший по течению реки вернется пыльной дорогой».
 
Из разрушенного дотла и раздробленного Ирака янки убрались налегке. Вожделенная добыча «демократизаторов» – залежи дешевой нефти – ускользнула… Два десятилетия насаждения, силком, Рах Americana не принесли проку ни Америке, ни тем более всему остальному миру. Лишь «желтый дракон» за Великой стеной как будто бы держался сторонкой от всей этой лихорадочной «дележки», перекройки карты мира ошалевшим от фарта Западом под водительством янки. Пока суд да дело, стратеги Поднебесной собрали обильную жатву.
 
«Полынь, – говорил Сюнь-цзы, – вырастает среди конопли, ее не поддерживают, она сама прямая».
 
Западные рынки переполнились валовым экспортом товаров Поднебесной. Пекин негласно скупил пол-Африки на корню. Самостояние и натиск на рынках не такого уж смирного Китая, завидный неудержимый рост ВВП КНР вызвали угрызения элит Запада. В особенности Соединенных Штатов – ведущего и щедрого инвестора затяжного, с 1980-х годов, головокружительного роста китайской экономики. Рыба ищет, где глубже…
 
Транснациональные компании, в основном американские, без оглядки переместили американскую индустрию за океан – в бедный Китай. Ведь известно: у капитала нет отечества. Рабочая сила ценой доллар в час – нестерпимое искушение для дельца-янки.
 
В Китае транснациональные компании вершат сверхвыгодный профит. Корпорация «Моторола» в благонамеренной угодливости Пекину даже разрешила образовать ячейки китайской Компартии на своих предприятиях в Поднебесной.
 
Транснациональный капитал, Сити и Уолл-стрит, профинансировали промышленную революцию в Китае. Тем временем Америка, на зависть дельцам и среднему классу Западной Европы, благоденствовала на тучных хлебах соросовской «алхимии финансов». Фондовые рынки впали в спекулятивную горячку, а высокооплачиваемые рабочие места в промышленности сокращаются. На продавцов гамбургеров спрос на бирже труда еще держится…
 
Выходит, не напрасно легендарный Ли Якокка, спаситель «Крайслера», заклинал администрацию Рейгана: «Наживать деньги на деньгах – занятие не производительное. Оно не создает рабочих мест… Как горохом об стену!» Спустя два десятилетия торжества «тэтчеризма» мрачная, закоренелая, не поддающаяся «монетарным» припаркам массовая безработица держит в тисках экономику всего «золотого миллиарда». Припозднившаяся, но неотвратимая расплата за пагубу «постиндустриализма» – хитроумного изобретения менял Уолл-стрит и интеллектуальной обслуги – «чикагской экономической школы».
 
…Америка проглядела торжество Китая, взявшего на вооружение неокейнсианскую модель экономики. Теперь Поднебесная – опасный и неуступчивый конкурент Америки в мировых делах. Китайцы, говоря житейски, не любят ссориться на людях. Вот американские ВВС «по ошибке» разбомбили китайское посольство в Белграде. Годы спустя китайские ВВС перехватили американский разведывательный самолет вблизи своего побережья. Разобрали его до винтика. И залили уши воском, пока президент Буш метал громы и молнии. Вернули этот трофей на борту судна третьей стороны…
 
Скрытные, изощренные замыслы, приемы и уловки китайского правящего истеблишмента непостижимы для менталитета европейцев.
 
«Непроницаемость» пекинского делового переговорщика и у нас в Белокаменной – притча во языцех. Обитатели Запретного города – руководители КНР – в отношениях с иноземцами применяют старинные стратагемы. Последние нисколько не утрачены за годы торжества марксизма-ленинизма.
 
«Мягкое побеждает твердое – наставлял Лао-цзы. – Имеющий сильное войско уничтожается, крепкое дерево переламывается…» Для нас, европейцев, все это лишь метафоры. И напрасно…
 
Между прочим, стратагема Лао-цзы перекликается по смыслу с известным нелицеприятным высказыванием сенатора У. Фулбрайта про «самонадеянность силы».
 
То было время горячих дебатов в Америке вокруг незадавшейся интервенции во Вьетнам. И впрямь, Америка нанесла удар под дых самой себе, послав на другой конец света полумиллионную армию и флот сокрушить коммунистический Вьетконг.
 
В противном случае, увещевал конгресс и простых американцев президент Джонсон, Соединенным Штатам ничего другого не останется, как отступить от стратегии заморских «передовых рубежей» к «Америке-крепости». Лукавство, заблуждение и фиаско – в одном флаконе. Америка после долгих лет «ковровых бомбардировок» убралась из Вьетнама восвояси. Призывная, боеспособная поначалу, армия морально разложилась. «Вьетнамский синдром» долго еще угнетал дух Америки… Зато Китай нажил свои выгоды из войны в Индокитае. И никуда из Азии, спустя десятилетия, Америка не подевалась. Ныне даже с бывшим заклятым врагом Вьетнамом втайне интригует против Китая по поводу его экспансии в южных морях…
 
После Беловежского светопреставления, исчезновения второй «сверхдержавы», некому дать острастку «цезарям в демократических пиджаках». Американский истеблишмент вновь пустился во все тяжкие. При интервенционисте Буше-младшем Америка надолго увязла в Ираке и Афганистане. Нет худа без добра – вновь военные концерны США и «аффилированное» интендантство нажили на военных поставках сказочные барыши. Сверхидея демократизации большого Ближнего Востока обернулась такой же химерой, как и джонсоновское заклинание – «Америка-крепость»…
 
Пока Америка в охотку перекраивала Ближний Восток и якшалась с «Аль-Каи­дой» и прочими джихадистами, Пекин пестовал новое великодержавие Поднебесной. Наращивал свое геополитическое влияние на всем Азиатско-Тихоокеанском регионе. И даже на заднем дворе дяди Сэма, в Никарагуа, подрядился построить за свой кошт грандиозный судоходный канал – дерзкий стратегический вызов Америке, столетие владеющей Панамским каналом…
 
Вероятно, основной вектор экспансии «желтого дракона» – тихоокеанский. А близкая Сибирь, Дальний Восток? Вопреки заполошным интернетовским «подметным письмам» алармистского толка, будто миллионные толпы китайских переселенцев заполонили «пустопорожние» земли за Амуром, чуть ли не до Байкала, на самом деле Китай не порет горячку. Силки для «варваров Севера» еще только сплетаются…
 
ПОДНЕБЕСНАЯ – ОПАСНЫЙ И НЕУСТУПЧИВЫЙ КОНКУРЕНТ АМЕРИКИ В МИРОВЫХ ДЕЛАХ
Фото: Михаил Метцель. ТАСС
 
КАК В СОВЕТСКОМ ПРОДМАГЕ
 
Если Китай без устали экспортирует товары, то Америка – демократию. Дядя Сэм – известный обманщик-святоша. Но даже у фарисеев-бэббитов за душой убеждение, что в Соединенных Штатах – ниспосланная с небес «миссия» проповедовать и насаждать во всем мире демократию. Этот залежалый товар навяливают в нагрузку, будто в советском продмаге. Что поп – толоконный лоб, что янки со своим «Биллем о правах». Хоть пестом, хоть мечом, но обратить туземцев нефтеносных местностей в чужеземную веру. Матрица демократии по-американски насаждается с таким неистовством, жертвами и, рикошетом, убытками для американской казны, что впору заподозрить: не иначе творится неслыханное стяжательство «глобалистов».
 
«…Не в том дело, чтобы не было Всемирного государства, – предостерегал потомков Данилевский, автор труда «Россия и Европа», – а в том, чтобы не было господства одной цивилизации, одной культуры…».
 
Западная социология восприняла учение Данилевского о культурно-исторических типах цивилизации. Так, француз Лебон – будто в назидание «мироустроительнице» Кондолизе Райс: «…Соединенные Штаты достигли великой степени процветания, имея демократические учреждения. В других же, например южно-американских республиках, господствует самая печальная анархия, несмотря на точно такие же учреждения».
 
«Кровавые войны и бурные революции, – продолжает свою мысль Лебон, – сопутствуют насаждению учреждений, которым приписывается, как реликвиям святых, сверхъестественная сила создавать счастье людей». Вопрос ребром: «гуманитарные интервенции» и посевы зерен демократии в опустошенных, некогда цветущих, землях – наваждение янки или обыкновенное плутовство? Есть ли еще кто-то за округой Вашингтона и Брюсселя, который принимал бы за чистую монету «демократические революции» в странах Магриба, Египте, Сирии? Или – «демократию» Евромайдана под знаменами нацистской УПА и карательных батальонов украинских олигархов? Есть такие, «блаженные», и у нас в Москве. Но они – «в доле».
 
«ВЕТЕР С ВОСТОКА ДОВЛЕЕТ НАД ВЕТРОМ ЗАПАДА»?
 
Рок событий в Новороссии вовлекает, как в воронку, в столкновение непримиримые силы. Неистовый нажим Запада на Москву. Жупел изоляции, сиротства России в «цивилизованном» сообществе. Каверзные экономические санкции. Посулы закрытия рынков для российского энергетического экспорта. Сам ход событий, разлад отношений с Западом, вынуждает Кремль к контригре. И президент Путин решился на разворот стратегического вектора – на Восток.
 
Красный Китай и праволиберальный режим России стремительно сближаются. В Шанхае одним махом стороны подписали сорок с лишним экономических договоров, долговременных экспортных контрактов. Россия продает Китаю современнейшие комплексы С-400. Это недвусмысленный жест доверия, стратегические расклады, а не только торговое партнерство.
 
В китайской «Книге Перемен» заповедано: «Ошибка Правителя – что затмение Луны и Солнца». И впрямь, самое время призадуматься: стратегический альянс России с Китаем, а это недвусмысленно следует из всего грандиозного масштаба уже заключенных, на 30 лет вперед, экономических соглашений, – Шелковый ли путь для нас? 
 
Слов нет, Запад слишком далеко зашел в безрассудном стремлении наказать «имперское» своеволие Кремля. Что из того? В большой политике не сиюминутные интересы игроков, а «длинная воля» решает судьбы народов и государств.
 
Лао-цзы наставлял: «Правители имеют три драгоценности: землю, народ и дела управления». Бремя ответственности призвано внушать трепет государственным мужам, когда они оказываются перед мучительным выбором судьбоносного решения. Какова диспозиция для Кремля? Где, на поверку, место России в грядущей мировой иерархии могуществ? Поднебесная метит в сверхдержавы номер один XXI века. У стен некогда «недвижного Китая» гасятся ветры Рах Americana.
 
«Желтый дракон» покуда покоен, как тигр в засаде. Но по всем признакам и впрямь «ветер с Востока довлеет над ветром с Запада». Этот иероглиф еще времен «культурной революции».
 
Уже более половины мирового ВВП производится в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Китай экономически довлеет в Юго-Восточной Азии. А Тихий океан – «будущее Средиземное море человечества» – предчувствовал Александр Герцен.
 
Новый китайский вектор Москвы – тактика или стратегия? Что в закладе «стратегического партнерства»? Долговременные выгоды Газпрома и «Роснефти» на необъятном (настоящая прорва!) китайском рынке очевидны. Да и в геополитическом смысле разыгрывать китайскую карту заманчиво. Вот только не заиграться бы…
 
Сталин тоже ведь разыгрывал китайскую карту. Но когда? В самый опасный для существования страны промежуток холодной войны. Под Дамокловым мечом плана «Дропшот» – американской ядерной бомбардировки городов СССР. Сталин держался настороже, зная «карму», вневременную и метафизическую, вроде бы интернациональной китайской Компартии – идею господства Срединного Царства над миром презренных варваров. Стратегический альянс с Китаем на рубеже 2014 года, наметанный на живую нитку, не таит ли изнанку?
 
Вскоре после Шанхайского соглашения на Петербургском экономическом форуме Президент России представил захватывающие перспективы модернизации российской экономики. Тут и знаменитые 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Диверсификация экспорта. Неуклонное возрастание добавленной стоимости в российском ВВП. И много еще чего, на чем поборники госрегулирования безуспешно настаивали. Как соотносятся риторика и реальность?
 
Индустриализация 1930-х годов оплачена изъятием прибавочного продукта сельского хозяйства. Бухарин и сторонники «правого уклона» в ВКП (б), напротив, настаивали идти постепенным, рыночным путем создания новых укладов. Знаменитый призыв Бухарина к кулачеству – владельцам товарного хлеба – «Обогащайтесь!». Возобладала, однако, линия на чрезвычайную индустриализацию. По стране прокатились хлебные реквизиции. Коллективизация стоила огромных людских жертв. Не идеологическая одержимость большевиков тому причиной. Зерновой экспорт в обмен на фордовские заводы и западные технологии! Прорыв СССР в передовой индустриальный уклад. Советская Россия рывком наверстала 50-летнее отставание от Запада. Так стали возможны Сталинград и Ялта.
 
ПОД КИТАЙСКИЙ МЕГАПРОЕКТ ВОССТАНАВЛИВАЕТСЯ БАМ
Фото: Валерия Христофорва. Фотохроника ТАСС
 
«ЕСЛИ ВРЕМЯ БЕЖИТ ЛИСОЙ…»
 
«Если время бежит лисой, догоняй его гончей». Пословица права: «Иначе нас сомнут!» Помним эту «скрижаль». Сегодня модернизация не потребует людских жертв, а только полной смены модели развития: с «либеральной» на неокейнсианскую. Ведь из-за рукотворной экономической катастрофы 1990-х годов отстали от Запада на четверть века. В тучные «нулевые» и в кризис 2008 года нас угораздило проесть полтриллиона долларов накопленной природной ренты. И вот телега сырьевой экономики увязла по ступицу…
 
Модернизация от 2014 года возможна единственно за счет перераспределения углеводородной ренты. Однако она в цепких руках олигархов-сырьевиков, монополий, которым дана полная вольница.
 
Согласятся ли олигархи и разжиревшая госбюрократия на мобилизационный путь развития? Или коса на камень? И по уму ли дворковичам «гамбургский счет» инвестиций на Подкаменной Тунгуске?
 
В целом организация экспортных потоков газа, нефти, электроэнергии, химикатов, полиметаллов, пресной воды в Китай потребует гигантских вложений капитала. Сроки окупаемости – долгие… Недобрый знак: по ходу дела «Роснефть», а теперь и Газпром уже получили десятки миллиардов долларов авансовых платежей под будущие поставки в Поднебесную. Не намек ли это на то, что вал инвестиций в Восточную Сибирь и Дальний Восток окажется, по преимуществу, заемный? Источник – банки Шанхая, Гонконга, Пекина.
На этих «легких» деньгах не проступают ли водяные знаки юаня, грядущей ходовой резервной валюты на пространстве от Енисея до Находки?
 
Скоропалительные экономические проекты, альянс с геополитическим противником следует обдумать загодя, на берегу. К слову, такого толка легковесные, преходящие, иллюзорные предприятия – не редкость. Что-то подобное уже затевалось еще при Госплане СССР. Там работали, не в пример, профессионалы. Однако решения принимались на политическом олимпе Политбюро.
 
Начало 1970-х годов… Визит Никсона в Москву. Зародилась политика «разрядки». «Дух Эльбы»… и прочие благости. Тогда же наметали на живую нитку соглашения об американских инвестициях. Постройка под Мурманском по западным технологиям крупных заводов по сжижению природного газа Западной Сибири. Поставка СПГ танкерами на экспорт. В Тобольске постройка самого крупного в стране современного нефтехимического комплекса. В ходу было даже выражение – «сборка комбината» из готовых технологических блоков. Доставка по Северному морскому пути, Оби и Иртышу…
 
Увы, разрядка с Америкой не задалась. И про мурманский проект СПГ уже и толку не было. А Тобольский нефтехимический комбинат, масштабом поскромнее, ввели в строй через… 40 лет. Уже при «рынке».
 
Какой из этого урок? Мегапроекты – непростое, рискованное соотношение политики, экономики, национальной безопасности. Они требуют прозорливого и трезвого целеполагания и расчета. Со стороны «желтого дракона», похоже, все тонко рассчитано. А вот с нашей, российской? Прорыв или западня?
 
…Мы – в вековой вражде с Западом. Николай Данилевский в одной из глав своего труда «Россия и Европа» приводит такое острое четверостишие: «Мы слышим клеветы, Мы знаем оскорбления Тысячесловой лжи газет, Измены, зависти и страха порожденья. Друзей у нашей России нет!». Те же самые вековечные фобии накрыли Запад в связи с драмой Новороссии.
 
И вновь прав Данилевский: «Курам на смех, друзья мои, почему Европа, которая все знает – от санскритского языка до ирокезских наречий – не знает одной только России?» А все дело в том, что они «не признают нас своими». А Московия может послужить для них лишь «простым материалом, из которого Европа могла бы извлечь свои выгоды как из Китая, Индии…».
 
И лишь одна, дескать, загвоздка: «…Крепкое ядро (России) ни растолочь, ни разложить, претворив в свою плоть и кровь… Исторический инстинкт заставляет Европу не любить Россию». Причиной ли ревность Запада к необъятному русскому пространству и природным кладовым? Ведь Тэтчер и Олбрайт проговаривались… И лишь единожды в чумные 1990-е Западу выпал джекпот. Погубила нас страстная мечта влиться в поток западной цивилизации. В чужом пиру – похмелье долгое.
 
Чаадаева выдают за предтечу сегодняшних «западников». Федот – да не тот! В письме графу Бенкендорфу Чаадаев высказал убеждение: «Отдавшись Западу, мы утратим начала своей самобытности». Если бы только самобытности. Держава рухнула! Из всего сказанного следует, что наше самоопределение должно быть преемственным всему цивилизационному преображению России с допетровских времен. Смутная альтернатива евразийства, с алтыном вместо рубля, сомнительна. Наверное, наш путь в грядущее где-то посреди между мировоззрениями Чаадаева и Данилевского. Ни впадание, почем зря, в «западнизм» (определение Зиновьева), ни геополитически прислониться к колоссу Китая.
 
Запад, Америка ревнуют к Китаю, его возрастающей мощи. Жесткой хватки Пекина остерегаются все, кто вовлекаются в его орбиту. Конфуцианская изощренность Поднебесной знаменита. Президент Обама, грозивший, на словах, «изолировать» Россию, спровоцировал ненароком шанхайскую интригу Кремля. Но что толку нам пенять на Запад?
 
ДОЙНАЯ КОРОВА – ПЕТРОСТЕЙТ
 
…Технократы и политики редко ладят. Потому что способ мышления у них разнится. Где, скажите на милость, технико-экономическое обоснование (ТЭО) грандиозной 30-летней стратегической сделки с Китаем? В отличие от Поднебесной, неуязвимого экономического гегемона XXI века, Россия все ставит на карту. Этот выбор предопределит место России в мировом разделении труда в первой половине нынешнего века.
 
«Хорошо действующий правитель скрывает свои мотивы». Извечная повадка ханьских царедворцев. В отличие от скорых на руку выходцев из Смольного, пекинские правители умеют раскладывать замысловатые пасьянсы, держатся испытанных тысячелетиями стратагем.
 
Поднебесная знавала времена и величия, и глубокого упадка. В правление трех династий, пишет Чжу Си, «…на протяжении 1500 лет – только латание дыр и заделывание прорех». В ХХ веке Китай пережил небывалые бедствия из-за косности и фатальных ошибок царствующих особ. Потерпел поражения в «опиумных» войнах. Подписал позорный Нанкинский договор с западными державами. И открыл свой рынок для беспошлинного ввоза западной мануфактуры, разорив дотла собственное архаичное производство. Поэтому сегодняшний Китай действует с большой оглядкой, воспринимая внешний мир как неприятельский. А еще китайцы знамениты своей практичностью и цепкостью в деловой сфере. Выгоды Китая от стратегической сделки с Россией настолько велики и очевидны, что их ни к чему и перечислять. А вот каковы наши выгоды и риски? Капитальные затраты на инфраструктуру континентального газопровода «Сила Сибири» – около 70 миллиардов долларов.
 
Протяженность его около 4 тысяч километров. Как явствует, в Китай будет перенаправлен поток газа с месторождений Тюменского севера. В Восточной Сибири инфраструктура добычи и транспорта газа еще не создана и потребует колоссальных капитальных затрат. Прибавим к этому стоимость морского терминала на Ямале, заводы по сжижению природного газа в Заполярье… Под китайский мегапроект восстанавливается заброшенный в 1990-х БАМ. У РЖД тоже грандиозные планы строительства. Среди них и вовсе «сырой» проект постройки протяженной железнодорожной магистрали из Тувы – к Транссибу. Другая его ветка достигнет границы с Китаем… И все это затевается ради освоения нетронутых богатейших залежей угля в Туве. Предполагается, что экспортироваться уголь Тувы будет через порт Ванино на Дальнем Востоке… Рынок АТР, слов нет, огромный, но выдержит ли тувинский уголь конкуренцию с австралийским, который доставляется в порты Китая дешевым морским транспортом?
 
Все это наталкивает на сомнения и размышления… Мы вступаем во время «тощих коров». Ни в казне России, ни в загашниках крупнейших нефтегазовых компаний нет столь немереных капиталов, чтобы профинансировать эти мегапроекты и смириться с их весьма долговременной окупаемостью. Стало быть, Россия прибегнет к средствам заемным – Китая и иже с ним… Кредиторы одалживаться будут охотно, но на каких условиях?!
 
К слову сказать, крупный русский промышленник, из старообрядцев, Кокорин сурово попрекал премьера Витте за то, что он брал кредиты на Западе для постройки Транссиба, который и впрямь был великим и сверхвыгодным деловым предприятием.
 
По моему убеждению, альянс с Китаем – выбор места России в мировом разделении труда как «сырьевой» державы. Уж что-нибудь одно: прорыв в шестой технологический уклад, по концепции Сергея Глазьева, либо накатанный уклад петростейта, дойной коровы-кормилицы. Если следовать короткой, «купецкой выгоде», то и впрямь петростейт на паях с зажиточным и платежеспособным, не ровня Европе, миллиардным Китаем сулит десятилетия твердого барыша. Тогда как интеллектуальная рента высоких технологий, если ставить на модернизацию без дураков, не такая жирная. Не с руки… Весь китайский мегапроект не что иное, как складчина «сырьевиков», которым позарез нужны емкие рынки. Придется молчаливо смириться с тем, что доля добавленной стоимости ВВП России и дальше будет убывать. И по мере того как Поднебесная будет стремиться, напрягая силы, в шестой технологический уклад, потоки стратегического сырья Сибири и Дальнего Востока – наполнять закрома «желтого дракона».
 
Для европейца политическая культура, стратагемы Поднебесной – за семью печатями. Не следует забывать, что до европейского Ренессанса две трети всех книг в мире выходили в свет в Китае… Правящие сословия опирались на преемственные тысячелетние «технологии» власти. «Желтому дракону» свойственны изощренность и вероломство. Китай долго прозябал на задворках мира. Историческое бытие нации возобновилось лишь в 1949 году – с образованием КНР. Не будь протянутой руки Москвы, сложных геополитических раскладов сталинского Политбюро в неравном противостоянии с Западом, судьба Китая, расколотого на сферы влияния Гоминьдана и Компартии, могла сложиться вовсе по-иному. Но Советский Союз сделал ставку на единый коммунистический Китай. Индустриализация Поднебесной – дело рук северного соседа. Но уже в 1966 году Мао заявил: «Мы еще не предъявляли счет по этому реестру», подразумевая пограничные территории СССР за Уралом. Потом был остров Даманский – грань военного противостояния…
 
В наши дни территориальные споры с Поднебесной вроде бы решены полюбовно. Но на китайских географических картах обширные области Дальнего Востока и Сибири по-прежнему обозначены как исторические территории Поднебесной.
 
На этот счет еще Данилевский едко высказался: «…К числу русских завоеваний приписали Амурский край, ни кем не заселенный, куда всякое переселение было запрещено китайским правительством, неизвестно почему и для чего считавшим его своей собственностью?».
 
Сегодня вектор наступательной стратегии Поднебесной направлен на Юго-Восток. На Тихоокеанском побережье, в прибрежных водах и вокруг спорных островов завязывается сегодня тугой узел на грани силового противостояния с Японией, США, Вьетнамом… А Сибирь остается спокойным тылом Китая. Но это вовсе не значит, что на долгие времена.
 
ПОТОКИ СТРАТЕГИЧЕСКОГО СЫРЬЯ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА БУДУТ НАПОЛНЯТЬ ЗАКРОМА «ЖЕЛТОГО ДРАКОНА»
Фото: Алексей Никольский. ТАСС
 
«ПОЛЦАРСТВА ЗА ГЛИНЯНЫЙ ГОРШОК!»
 
В моей работе «Мы и Запад» нелицеприятные уроки сокрушительных 1990-х. И осмысление, из новых реалий, сути отношений Российской Федерации с Америкой и Старым Светом.
 
Глас народа – глас Божий. По опросам, восемь из десяти наших соотечественников убеждены, что Запад недружественен нам. Грешным делом, во времена СССР такого ярого неприятия Америки на самом деле не было и в помине. «Вприглядку» Запад пригож. Сегодня по ту сторону, за Бугом, русофобия бушует. После Крыма антироссийские резолюции, санации, анафемы – градом. Почему мы нарвались на такое ожесточение заокеанской «Марьи Алексеевны»? Надо проявить выдержку, но хорошего, по правде, во всем этом мало…
 
В рубежном 1992 году у Запада был исключительный, неоценимый шанс заключить унию с новой Россией на долгие времена. Конвергенция – не понарошку! Да, мы пошли на мировую, вместе отпрянув от бездны ядерной войны. «Меченый» по сию пору норовит, в оправдание, вытащить этого битого «туза» из манишки. Но не в нраве бэббитов русская простота. Говорят, в настоящем янки «нет ни капли смирения». Эта струнка неплоха, но сочетается у них, увы, с бесчестностью.
 
Сейчас в пустой след об этом не принято и толковать. Но Америка в 1992 году, в самом деле, дала маху, когда стала нагло выдавать ничью и примирение с соперничающей сверхдержавой за победу в политическом покере. Будто бы дело происходило в техасском салуне, а не там, где ставка – судьбы мира и поколений. И впрямь Советский Союз с его высокими технологиями ВПК, завидным человеческим капиталом, несметными освоенными природными ресурсами мог хорошо вписаться в мировое разделение труда. Запад пренебрег шансом распустить военные блоки за ненадобностью. И начать торговать и строить мировой порядок, основанный не на силе, а на сотрудничестве и конкуренций. Это смахивает на утопию, но оглядитесь: чем лучше антиутопия, в которой весь мир теперь обретается?
 
Если для Америки политика, в конечном счете, – бизнес, то заполучить дружественную, открытую, перешедшую на рыночную парадигму Россию – упущенный неплохой бизнес. Сегодня так и остается непроясненным вот что: на переломе судеб России и Америки в западном истеблишменте имелась ли такая «фракция», которая ратовала за «кооптацию» России как младшей, но равной участницы глобального рынка? Или таких «доброхотов» как посол США в СССР в годы индустриализации Дэвис или интеллектуал-политолог Стивен Коэн – один на тысячу бэббитов?
 
Запад повел себя как обыкновенная воровка на доверии. Карты подменного «монетаризма» и «долларизации» оказались краплеными. Под усыпляющую волынку вхождения России в круг развитых рыночных экономик Белый дом преследовал цель как можно глубже опрокинуть нашу страну в экономическую пропасть. Чтобы во веки вечные Россия не могла стать конкурентом США в мире.
 
Американцы провернули своего рода «план Маршалла» шиворот навыворот – для новой России. А цели его были следующие:
 
– понизить, а лучше погасить образовательный, интеллектуальный, технологический, в особенности в высоких технологиях ВПК, накопленный в СССР потенциал;
 
– подменить глубинные ценности культуры советского времени, «цветущую сложность», дешевым эрзацем масскультуры Запада;
 
– откачать из России накопленный за столетия человеческий капитал, разрушить традиции высшей школы и, следуя посылу Скалозуба,– «упразднить науки»;
 
– ликвидировать фундаментальную и отраслевую науку, «неэффективные» и невостребованные «диким» рынком, воцарившимся по предписаниям МВФ, а вовсе не только из-за проделок архаровцев-«младореформаторов»;
 
– посеять в массовом сознании вожделения материальных благ «общества потреб­ления», согласие променять великодержавие на кучерявую жизнь при «рынке».
 
Все 1990-е прошли под мороком злосчастной западнической иллюзии. Однако «вестернизация» 1990-х провалилась. А ее адепты, «гайдарыши», оказались в моральной изоляции, выстроившись в пятую колонну.
 
МАКУШКА «ЛИБЕРАЛЬНОГО» АЙСБЕРГА
 
«Разгосударствление» экономики, начатое еще при правительстве Рыжкова, ловко подменили разгосударствлением самих институтов, прерогатив государственного организма. Ельцинисты разрушили товарное и денежное обращение. Перевели товарные обмены на средневековый бартер. Демпинг сырья и вывоз выручки «за бугор» – вся премудрость. И весь этот погром был не «стихией», а последовательным проворачиванием грандиозной махинации Америки в бывшей «стране большевиков». Новая «Московия» превратилась в сырьевую колонию западного мира. Вместо обещанного транзита демократии – пошиб воистину азиатской деспотии с царьком Ельциным в демократическом кафтане.
 
Гайдар, Чубайс, Бурбулис и прочие архитекторы «разгосударствления» не поспели забить осиновый кол в тело России. Но 1990-е все еще держат нас в своем тяготении, словно Луна – морские приливы. Тренд Кремля теперь государственнический. Однако пятая колонна Запада на Болотной – лишь макушка либерального айсберга. Да, карта их бита. Крымский контрапункт поколебал мертвую зыбь российской политики. Такое ощущение, что часть олигархата, пятая колонна и либеральные медиа сговорились. И хватают за «оглобли» власть, чтобы вновь развернуть ее к Западу. Никогда еще пятая колонна не действовала так в открытую.
 
Если у власти хватает духу противодействовать мировой финансовой олигархии, то почему домашний олигархат ходит гоголем? «Львиная доля» узкого круга владельцев сырьевых активов неприкосновенна? Насколько лояльна стране самозваная офшорная аристократия? Благоволит ли она новому курсу Кремля?
 
«Поскольку мы считаем себя последним бастионом свободного предпринимательства, с нами обращаются как с простофилями». На Неглинной и Краснопресненской, в либеральном затишке власти, едва ли кто-то хотя бы сам себе признается в чем-то подобном. И впрямь нелестное это высказывание принадлежит Ли Якокке. Он высмеивал «рейганомику» и модную идеологию «открытых рынков»… Мировой кризис все равно заставил западные элиты отступить от «священного писания» ультралиберализма.
 
Почему же в экономическом блоке правительства и Центробанке верховодят записные «монетаристы»? Молчком проводят всю ту же, с поправками, политику. Ставят палки в колеса. Как долго продлится межеумочное состояние государственных институтов?
 
В самом ли деле олигархат и западная клака либералов в госаппарате противится созданию полнокровного Евразийского экономического союза – потенциального конкурента Европейского экономического сообщества? И впрямь, сегодняшняя государственная идеология – странный микс из вполне правого либерализма в экономике, с его приоритетом частного интереса, с великодержавным курсом в отношениях с внешним миром.
 
ДЕ ГОЛЛЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ КАРЛИКИ
 
«Европа от Атлантики до Урала» – стародавний мираж? Напротив, «атлантисты» по живому хотят «прорезать» на стратегическую глубину новый рубеж силового противостояния с Россией: Иван-Город – Брянск – Белгород – Таганрог.
 
…Философ Ортега-и-Гассет задолго до Второй мировой разгадал природу «континентальной» неврастении Европы.
 
«Впервые он (европеец) чувствует, что его жизненные возможности непропорциональны размерам того политического образования, в которое он включен». Мыслящего европейца, дескать, терзает догадка: «…Быть англичанином, немцем, французом значит быть провинциалом».
 
Гассет указывает на экономическую причину тесноты пространства и увядания Старого Света: «Американская промышленность процветает, работая на рынок в 200 миллионов человек». Если бы европейские промышленники заполучили рынок на 500–600 миллионов человек, а также источники сырья на континенте, они «…далеко превзошли бы Форда».
 
Де Голль, с пафосом прорицая и славя «Европу от Атлантики до Урала», преследовал вполне практические, экономические, конкурентные цели. А тем часом в Берлине советские и американские танки стояли – броня к броне. Французский президент выгнал штаб-квартиру НАТО из Парижа. Генерал был подлинным, непоколебимым европейцем. Его «галльский дух» и геополитическое провидение рисовали образ будущего Большой Европы. Соединение потенциалов Старого Света и России – экономических, людских, культурных. В противовес натиску Pax Americana. По иронию судьбы, тот, кто больше всех выставлял себя поборником идей Де Голля, Горбачев, их же и загубил.
 
«Новомышленец» на словах даже превзошел, хватив через край: «Европа от Лиссабона до Владивостока». А на деле набедокурил глобально. Обрушил, ненароком или по окаянству, весь благой ялтинский миропорядок. Вся Европа теперь под американским ярмом. Франция возвратилась в натовскую казарму, смирив гордыню. Голлисты заделались «глобалистами». Европа ныне – большая Воронья слободка. В особенности нет спасу от проказ «новых демократий» Восточной Европы.
 
Политические отношения Российской Федерации и Европейского экономического сообщества неважные, склочные… Украинский кризис подбавил перца. Между тем наши экономические отношения, не в пример, плодотворнее. 450 миллиардов долларов товарного оборота дорогого стоят. Наши экономики неплохо дополняют друг друга. РФ и страны ЕС наращивают обороты по формуле – углеводороды, другое сырье с Востока в обмен на технологии, машиностроительный импорт и продовольствие. Коренник ЕС – Германия имеет наибольшие экономические интересы в России. Немецкие концерны развернули крупный бизнес даже в российской провинции.
 
Вполне проглядывали контуры грандиозного континентального экономического сообщества Европа-Россия. Третий лишний – Америка!
 
Что за нелегкая подталкивает глав правительств ЕС и безголовых брюссельских «комиссаров» блокировать «Южный поток», ставить затычку «Северному потоку»? Подрубать под корешок свою энергетическую безопасность и, бери выше, перспективу континентальной энергетической инфраструктуры в партнерстве с Россией?
 
Фактическая хозяйка «европейского дома» – Германия – то пытается охолонить пыл американцев, то вскакивает, как по команде, им на запятки…
 
Какие невидимые миру суровые нити опутывают европейского «Гулливера»? Янки злословят в открытую: «Объединенная Европа – экономический гигант, политический карлик».
 
…Поднебесная – вот кто загребает жар от распрей Европы и России! «Желтый дракон» следует изощренной тактике Сунь-цзы: «недеяние» – высшее искусство полководца одерживать верх над противником. Европа вздорит, Китай в позе Будды выжидает…
 
СТРАТЕГИЧЕСКАЯ УНИЯ РОССИИ С ПОДНЕБЕСНОЙ – УРАВНЕНИЕ СО ВСЕМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ
Фото: Михаил Метцель. ТАСС
 
«ЦИВИЛИЗАЦИЯ РИСА»?
 
Скоропалительный и широковещательный, будто в отместку Западу, экономический альянс России с Китаем не упускает ли из виду, что цивилизации России и Поднебесной изначально несовместимы. Ведь мы принадлежим к разным, даже чуждым культурно-историческим типам. «Некомплиментарным» – по научной классификации Льва Гумилева. Ничего не попишешь, Запад чужд «русскому духу». Однако еще со времен Киевской Руси у нас с европейцами есть общая скрепа – христианская вера, основа мироощущения. Москва – Третий Рим. И не надо быть западником, душой и телом принадлежать к этой «ереси», чтобы сознавать наше цивилизационное сродство с наследием Византии и эпохи Возрождения на Западе.
 
Между тем по социологическим опросам отношения нашего народа к Китаю поразительно. Почти две трети опрошенных питают к Поднебесной доверие, а многие – даже приязнь. К Западу же – напротив!
 
Не являемся ли мы свидетелем массовой иллюзии? Человек улицы в важных суждениях доверяется чувствам, сиюминутным настроениям. Другое дело – политический класс. Его удел и обязанность – холодная прозорливость, проницательность и расчетливость. Горизонт видения – столетия. Ровно таково исповедание элит Поднебесной. Из века в век. Прозорлив ли Кремль в своем развороте на Восток?
 
…Приглядимся, как далеко простираются имперские притязания Поднебесной. Пекин проложил трансконтинентальное шоссе через Гоби и Тибет с выходом на пакистанский порт на Аравийское море. Газовые потоки из Туркмении развернул от России – на свой Синьцзян… ВВП Китая и России соотносились к 2000 году как 1:5. По прогнозам к 2050 году – немыслимые 1:50. При таком соотношении мощностей экономик не опрометчиво ли помышлять о стратегическом альянсе?
 
Природные ресурсы Сибири и Дальнего Востока станут, без применения силы, достоянием Поднебесной. Формально – на паях с северным соседом.
 
Стоит ли уповать, что с незапамятных времен Китай – «цивилизация риса». И там, где рис не возделывают, не бывать китайской оседлости и «мирным» территориальным захватам? Гораздо более грозный фактор, который предопределяет экспансию и движение «желтого дракона» на Север – надвигающееся полное исчерпание экологической емкости «вмещающего ландшафта» (по Гумилеву) существование ханьцев. Безудержный рост ВВП КНР имеет единственные жесткие ограничения экологического и ресурсного толка. Мао говаривал, что европейцы зря воображают, что китайцы – нация-домосед. «Китай любит подраться…»
 
«Желтый дракон» – не просто метафора. Шовинистический заряд китайских правящих элит извечен. Для тех, кто задумал «шанхайский прорыв», должна быть хорошо известна вся история, глубина и подоплека российско-китайских отношений начиная с XVIII века. Особенную ценность имеет содержание книги «Особый район Китая. 1942–1945», изданной у нас в конце 1970-х годов. Это дневниковые заметки и размышления советского разведчика Владимирова – полномочного представителя Москвы при ставке Мао Цзэ-дуна в местечке Яньань в годы Второй мировой. Владимиров – разведчик с проницательным умом и глубоким знанием потаенной души Китая. Его нелицеприятные рискованные разведдонесения в Москву открывают совсем иную реальность, чем та, которой тешили себя в Коминтерне. Вероятно, лишь Иосиф Виссарионович по достоинству мог оценить этот «источник».
 
РУССКИЙ СЕВАСТОПОЛЬ, КИТАЙСКИЙ ГОНКОНГ…
 
…Россия на опасной, головоломной исторической развилке. Куда нам податься? Автаркия – путь тупиковый. Евразийский экономический союз – только прообраз, эскиз запоздалой и проблематичной интеграции постсоветских экономик. Дело благое, но емкость рынка ЕЭС не слишком, увы, велика.
 
В мире же нарастает тенденция к образованию сверхкрупных интегрированных рынков. И все говорит за то, что ядром лидирующего Азиатско-Тихоокеанского рынка и центром силы станет, в перспективе, Китай.
 
Даже принадлежащая к англосаксонской цивилизации Австралия волей-неволей втянется в китайскую сферу экономического влияния. По простой причине – КНР – неисчерпаемый, на полстолетия рынок для австралийского минерального сырья. А до морских портов Поднебесной – рукой подать.
 
Постепенный исход Соединенных Штатов из Азии – неотвратимое следствие грядущей утраты монополии доллара как мировой резервной валюты. Америка «утешится» образованием крупного североамериканского рынка – от Аляски до Мексики и Гавайев. Доктрина Монро «Америка для американцев» – обретет непривычный иронический подтекст. Уцелеет ли эта ржавая колесница – НАТО? Большой вопрос.
 
Третья, континентальная, экономическая группировка – Евросоюз – уже начала увядать и уязвима из-за слабой логистики энергетических поставок. И, по необходимости, волей-неволей потянется к России. Сегодняшние свары «старушки Европы» с Россией (повторим уже сказанное: Европа вздорит, Китай выжидает и «благоволит»), приступы русофобии, польская фанаберия и прибалты с «клешней» – все это схлынет. Если Германия выдюжит и европейские промышленники-прагматики перехватят инициативу у космополитичного и безответственного Брюсселя, Америке не удастся навсегда вбить клин между Россией и Западом.
 
Вот тогда девиз «Европа от Атлантики до Урала» обретет не футуристический, а деловой и экономический смысл…
 
От самой же Европы нам, России, не исходит никакой ни военной, ни цивилизационной угрозы. Речь идет о сохранении нашей идентичности, на которой основана русская цивилизация. А с европейцами мы много претерпели лиха, так что видим друг друга насквозь…
 
Стратегическая уния России с Поднебесной, даже без политических взаимных обязательств, уравнение со всеми неизвестными. Этот «китайский гамбит» по силам разыграть только сильным и дальновидным политикам по нашу сторону. На мой взгляд, перенос стратегического вектора Москвы на Восток опрометчив. Довериться ли доброй воле «желтого дракона»? Одно только простое сопоставление ВВП Китая и России – нынешнее, а через десятилетие – и вовсе невообразимое, говорит за то, что в этом стратегическом альянсе России суждена роль вассала. «Китайский вектор» и модернизация несовместны. И этим все сказано.
 
…Русский Севастополь, китайский Гонконг… Разве не угадывается схождение смыслов в поворотных, в разное время, событиях, смена исторических вех? Возвращение в лоно отечеств морских форпостов Поднебесной и исторической России – закономерность. Наследники рухнувших империй не сидят сиднем, а возвращают утраченное? Бывшая «владычица» морей и немощная Незалежная убрались восвояси. Потому что мир действительно становится другим, многополярным, неисповедимым и яростным. И напрасно искать в нем укромное место, убежище, где «молнии не коснутся тебя».
Юрий ЛУЖКОВ,
мэр Москвы с 1992 по 2010 год,
специально для «Совершенно секретно»
Фото: ТАСС. Александр Рюмин

поделиться:
comments powered by HyperComments