Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

ГОРЯЧИЙ СНЕГ

Опубликовано: 26 Ноября 2014 15:58
0
40662
"Совершенно секретно", No.29/324
РАЗВАЛИНЫ ФИНСКОГО БУНКЕРА НА ЛИНИИ МАННЕРГЕЙМА
РАЗВАЛИНЫ ФИНСКОГО БУНКЕРА НА ЛИНИИ МАННЕРГЕЙМА
Фото: ru.wikipedia.org
 
75 ЛЕТ С НАЧАЛА СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКОЙ ВОЙНЫ: ПОЧЕМУ КРАСНАЯ АРМИЯ ПОНЕСЛА КОЛОССАЛЬНЫЕ ПОТЕРИ
 
Советско-финляндская война, продолжавшаяся с 30 ноября 1939-го по 13 марта 1940 г. на протяжении десятилетий была окружена мраком забвения. В одном из своих стихотворений Александр Твардовский метко назвал советско-финляндскую кампанию «войной незнаменитой». 105 суток жесточайших, кровопролитных боев и сражений по настоятельному указанию «сверху» были как бы заретушированы, искажены, а фактически – вычеркнуты из военной летописи Отечества. Многие события, связанные с историей этой войны, советские историки долгое время обходили стороной. Основная масса документов и материалов ее касающихся была закрыта, недоступна массовому читателю. Причина заключалась не только в том, что война вскрыла многие недостатки высшего военного руководства в подготовке Красной Армии, слабую обученность командного состава по управлению войсками, организации боевых действий, неудовлетворительное материальное обеспечение в условиях северо-западного театра военных действий.
 
Думается, действительная подоплека замалчивания подробностей боевых действий СССР против северного соседа таилась в том, что главная цель войны – аннексия Финляндии и создание очередной советской республики – так и не была осуществлена. Возникает и целый ряд неудобных вопросов, прежде всего: каким образом маленькой республике, обладавшей далеко не самыми мощными и современными вооруженными силами, удалось отстоять независимость и нанести целый ряд чувствительных ударов «могучей армии Страны Советов», на вооружении которой находились самые прогрессивные на тот момент образцы оружия и боевой техники.
 
«ЕСЛИ ЗАВТРА В ПОХОД…»
 
Воспользовавшись ситуацией, сложившейся после Октябрьского переворота, 6 декабря 1917 г. финский парламент принял декларацию о государственной независимости. 18 декабря 1917 г. независимость Финляндии признало правительство Советской России. Вместе с тем большевики вовсе не отказались от идеи вовлечь эту территорию в процесс «мировой революции». Хотя в ходе Гражданской войны в Финляндии победу одержали белые, попытки левых сил ввергнуть республику в коммунистический хаос продолжались и в дальнейшем. В 1918–1922 гг. имели место даже боевые действия финских войск против Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА), закончившиеся подписанием Тартуского мирного договора и соглашения, гарантировавшего неприкосновенность советско-финляндской границы.
 
К концу 1930-х гг. руководство СССР приступило к агрессивным внешнеполитическим действиям, подкрепленным военными демаршами. В результате в составе Советского Союза оказались республики Прибалтики, а также значительные территории, отторгнутые от Польши, Венгрии и Румынии и присоединенные соответственно к Белоруссии и Украине. Настала очередь Финляндии…
 
За несколько месяцев до начала Советско-финляндской войны Сталин стал настоятельно предлагать финскому правительству заключить договор о взаимопомощи. Ссылаясь на нейтральный статус республики, финны ответили отказом, справедливо полагая, что результатом оборонительного союза с большевиками может быть лишь утрата собственной независимости (что и подтвердилось на примере государств Прибалтики). Тогда советская сторона высказала пожелание об «обмене некоторыми территориями».
 
Это несколько странное на первый взгляд предложение означало для Финляндии смещение границы на северо-запад на 50–30 км от существующей, но главное – потерю на Выборгском направлении всей укрепленной оборонительной полосы оперативного обеспечения линии Маннергейма, передовой полосы обороны, всего правого фланга главной оборонительной полосы с несколькими узлами сопротивления, 22 железобетонными сооружениями и рядом долговременных огневых точек. Таким образом, советская сторона планировала лишить противника важнейших элементов его обороны, чтобы облегчить себе задачу по захвату страны.
 
Нужно отметить, что примерно с середины 1930-х гг. финны под руководством главы Совета обороны, фельдмаршала Карла Густава Маннергейма, начали вести подготовку к оборонительным действиям на юго-восточном направлении. Долгое время этот бывший русский императорский генерал и будущий президент республики безуспешно пытался убедить финское правительство в необходимости увеличения военного бюджета. В ходе своих инспекционных поездок он лично удостоверился в том, что построенная в 1920-е гг. оборонительная линия генерала Энкеля устарела и совершенно непригодна к современной войне. Между тем финский парламент последовательно отклонял все предложения об увеличении расходов на оборону. Выделяемых денег едва хватало на содержание армии, в которой с 1927 г. вообще не проводилось военных учений, а танков и авиации не было вовсе.
 
Однако в конечном итоге Маннергейм сумел доказать руководству страны, что «чума, идущая с востока, может оказаться опасной» (кстати, большевики отвечали фельдмаршалу полной взаимностью и величали его не иначе, как «кровавый палач рабочего класса»). К 30 ноября 1939 г. численность вооруженных сил Финляндии была доведена до 337 тысяч человек, при этом количество личного состава сухопутных войск достигало 286 тысяч военнослужащих. Хотя в финской армии появилось наконец 3 роты легких танков и 118 самолетов, оснащение вооруженных сил как в количественном, так и в качественном отношении было явно недостаточным. Эта проблема компенсировалась высокой боевой выучкой солдат и офицеров, а также использованием особенностей местности и тяжелых условий театра боевых действий.
 
Главную ставку финское командование делало на оборону, сдерживание и изматывание Красной Армии на линии Маннергейма. Она представляла собой многополосную, хорошо развитую в инженерном отношении систему полевой обороны, усиленную долговременными железобетонными сооружениями. Начиная с августа 1936 г. финские укрепления подверглись значительной модернизации, которая заключалась в основном в том, что к сооружениям постройки времен Энкеля пристраивались новые боевые казематы фланкирующего огня с применением высокопрочных материалов. Кардинальной модернизации было подвергнуто 5 из 20 укрепленных узлов финской оборонительной линии.
 
К началу боевых действий система финской долговременной фортификации на Карельском перешейке состояла из предполья, главной, промежуточной и тыловой оборонительных полос. Составной частью фортификационной системы финнов являлись островные и береговые артиллерийские батареи, расположенные на прибрежных островах и побережье Финского и Выборгского заливов и Ладожского озера.
 
Всего же на Карельском перешейке было возведено 221 бетонное сооружение, а также значительное число дерево-земляных сооружений, в том числе 606 дзотов и 804 блиндажа. Полевые укрепления линии Маннергейма состояли из 440 км окопов и ходов сообщений, 135 км противотанковых рвов, эскарпов и надолбов и 331 км проволочных заграждений в 3–5 рядов кольев.
 
Непосредственно перед началом войны, когда угроза начала агрессии стала совершенно очевидной, на строительстве укреплений на Карельском перешейке были задействованы десятки тысяч студентов, школьников, курсантов военных училищ и членов военизированных организаций.
 
В то время когда Сталин лицемерно навязывал финскому правительству договор «о взаимопомощи» и «оборонительном союзе», советские вооруженные силы уже вовсю готовились к наступательной войне. По численности и оснащению РККА, разумеется, многократно превосходила финскую армию: в 1939 г. ее численность достигала почти 2 млн человек (в начале советско-финляндской кампании было задействовано 425 тысяч военнослужащих), а количество и качество танков, авиации и артиллерии было совершенно несопоставимо с силами противника.
 
Планирование военных действий на территории Финляндии началось еще в июне 1939 г. С сентября план вторжения и разгрома финских вооруженных сил начал обретать конкретные очертания, а к границе были выдвинуты 11 стрелковых дивизий, танковые бригады и корпусные артиллерийские полки Ленинградского военного округа (ЛВО). Еще 9 стрелковых дивизий и частей усиления начали эшелонами перебрасываться из Калининского, Белорусского, Киевского, Московского, Орловского и Приволжского военных округов. В оперативное подчинение ЛВО была придана 7-я армия, а в Мурманске в сентябре 1939 г. начато формирование 14-й армии. В конце октября в Петрозаводск был передислоцирован штаб 8-й армии, а к середине ноября в Восточной Карелии была сформирована 9-я армия.
 
29 октября 1939 г. Военный совет ЛВО представил наркому обороны К. Е. Ворошилову «План операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии», подписанный командующим ЛВО командармом 2-го ранга К. А. Мерецковым и начальником штаба округа комдивом Н. Е. Чибисовым. План предусматривал проведение фронтовой операции силами ЛВО в составе 7-й, 8-й, 9-й и 14-й армий, которые во взаимодействии с Балтийским и Северным флотами должны были одновременно вторгнуться на территорию Финляндии на Карельском перешейке, северо-восточнее Ладожского озера, в восточной Карелии и в Заполярье.
 
Разумеется, финское правительство не могло оставить без внимания мероприятия, проводимые войсками Ленинградского военного округа, и предприняло меры по повышению боевой готовности своих вооруженных сил. Так, 6 октября 1939 г. поступил приказ на развертывание финских войск в приграничных районах и сосредоточение главных сил на Карельском перешейке, а на следующий день начался призыв в армию резервистов. Через несколько дней из приграничной с СССР полосы началась эвакуация жителей вглубь страны. Была создана ставка Главнокомандующего вооруженными силами фельдмаршала К. Г. Маннергейма, введен ряд чрезвычайных законов, шла интенсивная подготовка к отражению агрессии.
 
В любом случае, к началу боевых действий соотношение сторон было явно неравным. Против 9 финских пехотных и стрелковых дивизий СССР выставил 20 дивизий. Тридцати, в большинстве своем совершенно устаревшим, финским танкам противостояли почти полторы тысячи советских вполне современных машин. По авиации советская сторона превосходила финскую в 21 раз (118 финских самолетов против 2446 советских).
 
Помимо армейской мощи, советская сторона подготовила для финнов еще один малоприятный «сюрприз»: «финское народное правительство» во главе с коминтерновской марионеткой Отто Куусиненом и «финскую народную армию», под командованием Акселя Антиллы, бежавшего в СССР финского коммуниста-алкоголика, который так и не сумел освоить русский язык. Спектакль с «правительством» и «армией» (состоявшей по большей части из карелов, никаких боевых задач ей не ставилось) должен был в нужный момент легитимировать воссоединение Финляндии с «отечеством рабочих и крестьян»…
 
На фото: ГЕНЕРАЛ МАННЕРГЕЙМ
Фото: ru.wikipedia.org
 
ПРОВОКАЦИЯ НА ГРАНИЦЕ
 
Большинство современных наступательных войн начинается с хорошей провокации. Не является исключением и Советско-финляндская война.
 
17 ноября 1939 г. полпред СССР в Финляндии В. К. Деревянский в докладной записке наркому иностранных дел В. М. Молотову рекомендовал принять ряд мер для оказания давления на финскую сторону в деле по обмену территориями. Дипломат предлагал создать напряженную обстановку на границе, начать антифинляндскую кампанию в печати, организовать митинги трудящихся.
 
Через несколько дней непосредственные указания по организации провокации на границе были даны Сталиным его сподвижнику, председателю Верховного Совета РСФСР А. А. Жданову (с началом боевых действий – член Военного совета Северо-западного фронта). Согласно записям этого партийного функционера, план предусматривал оцепление района проведения провокации силами батальона войск НКВД и расстрел переодетых в красноармейскую форму заключенных (их предполагалось представить в качестве «жертв финской агрессии»). После этого предполагалось провести широкую пропагандистскую кампанию, которая завершалась бы речью Молотова, а также обращением ЦК компартии Финляндии к «трудовому народу Финляндии». Далее начинались боевые действия, в освещении которых важная роль уделялась «финской народной армии».
 
Этот план и был осуществлен 26 ноября между 15 часами 45 минутами и 16 часами 5 минутами по советскому времени неподалеку от поселка Майнила. Единственным отличием от первоначального замысла было то, что вместо расстрела был применен артиллерийский обстрел советской артиллерией собственной территории. Много лет спустя Н. С. Хрущёв сообщил, что провокация с обстрелом была организована и проведена командармом 1-го ранга Григорием Куликом.
 
27 ноября 1939 г. все советские газеты напечатали сообщение штаба ЛВО «Наглая провокация финляндской военщины»: «26 ноября в 15.45 наши войска, расположенные в километре северо-западнее Майнилы, были неожиданно обстреляны с финской территории артогнем. Всего финнами было произведено 7 орудийных выстрелов: убиты три красноармейца и один младший командир и один младший лейтенант».
 
Советское правительство немедленно обратилось к финской стороне с нотой протеста, в которой требовало отвести финские войска на 20–25 км от границы. В ответной ноте правительства Финляндии все советские претензии отвергались. Кроме того, финны предлагали создать совместную комиссию для расследования инцидента и начать переговоры об обоюдном отводе войск от границы. Разумеется, эти предложения были отвергнуты, поскольку правительство СССР никоим образом не было заинтересовано в объективном расследовании.
 
Вечером 29 ноября финляндский посланник в Москве Ирие-Коскинен был вызван в Наркомат иностранных дел, где ему была вручена новая нота. В ней говорилось, что ввиду сложившегося положения правительство СССР больше не может поддерживать нормальных отношений с финским правительством и поэтому отзывает из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей. Ранним утром следующего дня было опубликовано официальное сообщение о том, что «по приказу Главного Командования Красной Армии, ввиду новых вооруженных провокаций со стороны финской военщины, войска Ленинградского военного округа в 8 часов утра 30 ноября перешли границу Финляндии на Карельском перешейке и в ряде других районов».
 
Приказ на начало боевых действий, подписанный командующим войсками ЛВО Мерецковым, пестрел почти площадными ругательствами в адрес противника. Командарм угрожающе заявлял, что «терпению советского народа и Красной Армии пришел конец. Пора проучить зарвавшихся и обнаглевших политических картежников, бросивших наглый вызов советскому народу, и в корне уничтожить очаги антисоветских провокаций».
 
ПРИНИМАЙ НАС, СУОМИ-КРАСАВИЦА!
 
Еще до начала Советско-финляндской войны поэт А. Френкель и композитор Д. Покрасс получили задание сочинить песню – своеобразный гимн очередного «освободительного похода» Красной Армии.
 
Этот «шедевр» советской пропаганды был призван в доступной форме выразить главную идею военной кампании:
 
 
«Много лжи в эти годы наверчено,
Чтоб запутать финляндский народ,
Раскрывайте ж теперь нам доверчиво
Половинки широких ворот.
 
Мы приходим помочь вам расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор.
Принимай нас Суоми-красавица
В ожерелье прозрачных озер».
 
Кому и каким образом предстояло «расплачиваться за позор», стало ясно уже в первые дни войны, когда советская авиация подвергла бомбардировке столицу Финляндии, Хельсинки. Бомбы угодили в центральные районы города, вызвав жертвы среди гражданского населения. Именно эти события послужили непосредственным предлогом к исключению СССР из Лиги Наций.
 
В любом случае, финны не спешили доверчиво «отрывать ворота» незваным гостям. Мало кто из них поверил и невразумительному обращению проходимца Куусинена, назначенного «вождем финских трудящихся». Вовсе неудивительно, что членов его «правительства», засевшего в дачном поселке Териоки, финны единодушно считали предателями родины. Правительство Куусинена устраивало, пожалуй, лишь советскую сторону. 4 декабря в ответ на возмущенный запрос генерального секретаря Лиги Наций Молотов цинично заявил, что СССР не находится в состоянии войны с Финляндией и не угрожает финскому народу, поскольку заключил 2 декабря «Договор о взаимопомощи и дружбе» с правительством «Финляндской Демократической Республики»…
 
Боевые действия начинались в тяжелых обстоятельствах, в зимних условиях, на неблагоприятной местности. До середины декабря основные события разворачивались на Карельском перешейке. Оборонявшимся здесь войскам 2-го и 3-го финских корпусов (они составляли «Армию перешейка», под командованием генерала Хуго Эстермана) противостояли силы 7-й армии, которой была поставлена задача нанести поражение противнику, овладеть его укрепленным районом и выйти на рубеж Выборг – Антреа (ныне Каменогорск) – Кякисалми (ныне Приозерск). Главный удар наносился на Выборг. Операцию планировалось провести за 10 дней.
 
Утром 30 ноября, после короткой артподготовки, войска 7-й армии, уничтожив финские пограничные заставы, начали продвигаться вперед. Но уже на следующий день бои приобрели ожесточенный характер. За первые дни боевых действий финским тактическим группам и партизанам удалось уничтожить около 80 советских танков. Войска РККА продвигались медленно, неся тяжелые потери от массового применения финнами мин и бутылок с зажигательной смесью.
 
6 декабря правофланговыми частями 7-й армии была предпринята попытка прорвать главную оборонительную полосу линии Маннергейма в районе крепости Тайпале. Несмотря на предпринятые атаки, финская оборона осталась неподавленной, и советское наступление захлебнулось.
 
Основные силы 7-й армии к главной оборонительной полосе вышли только к 12 декабря. Однако все дальнейшие попытки прорыва, вплоть до конца года, окончились безуспешно.
 
В это же время войска 14-й армии во взаимодействии с Северным флотом овладели полуостровами Рыбачий и Средний, городом Петсамо и закрыли Финляндии выход к Баренцеву морю. Одновременно части 9-й армии, наступавшие южнее, вклинились вглубь обороны противника на 35–45 км, но были остановлены частями оперативной группы «Северная Финляндия» генерала Вильё Туомпо. Войска 8-й армии в ходе боев продвинулись на 80 км, но часть их попала в окружение, и после тяжелых боев армия была вынуждена отойти. Общие потери личного состава РККА составили в декабре 1939 г. 69 986 человек.
 
На первом этапе наступления сразу же обнаружилась недостаточная подготовленность подразделений и частей к ведению боевых действий в сложных условиях лесисто-болотистой местности, при суровых морозах и глубоком снежном покрове. Войска нуждались в дополнительном обучении методам преодоления заминированной местности, прорыва системы мощных укреплений. Кроме того, ход боевых действий вскрыл серьезные недостатки в системе управления войсками, организации связи, оперативного и тактического взаимодействия, материального обеспечения.
 
Крайне любопытными представляются указания командующего 7-й армии К. А. Мерецкова о способе прорыва неприятельской укрепленной полосы. По его мнению, доты следовало уничтожать огнем 45-мм батальонных противотанковых пушек образца 1932 г. и 76-мм полковых пушек образца 1927 г., а также 82-мм минометами. Трудно представить, как можно уничтожить или даже повредить железобетонный ДОТ из этих артиллерийских систем!
 
В ходе декабрьских боев выяснилось, что легкие танки Т-26 и БТ из-за слабости своего бронирования, вооружения и малой мощности моторов легко пробиваются неприятельской противотанковой артиллерией и не могут преодолеть линию надолбов и глубоких противотанковых рвов.
 
К концу декабря стало ясно, что дальнейшие попытки наступления и прорыва линии Маннергейма ни к чему не приводят. Поэтому общая численность личного состава, участвующего в войне, была доведена до 760 тысяч человек. Кроме того, был сформирован Северо-Западный фронт под командованием командарма 1-го ранга С. К. Тимошенко, в состав которого вошли 7-я (командующий – командарм 2-го ранга К. А. Мерецков) и 13-я (командующий – комкор В. Д. Грендель) армии. Им и предстояло осуществить долгожданный прорыв.
 
На фото: СОВЕТСКАЯ ЛИСТОВКА
Фото: ru.wikipedia.org
 
ПРОРЫВ ЛИНИИ МАННЕРГЕЙМА
 
Интересно, что сам Маннергейм оценивал линию, названную его именем, несколько иначе, чем его советские противники. В своих послевоенных мемуарах фельдмаршал писал:
 
«…Русские еще во время войны пустили в ход миф о линии Маннергейма. Утверждали, что наша оборона на Карельском перешейке опиралась на необыкновенно прочный и выстроенный по последнему слову техники оборонительный вал, который можно сравнить с линиями Мажино и Зигфрида и который никакая армия никогда не прорывала. Прорыв русских явился «подвигом, равного которому не было в истории всех войн»… Все это чушь; в действительности положение вещей выглядит совершенно иначе… Оборонительная линия, конечно, была, но ее образовывали только редкие долговременные пулеметные гнезда да два десятка выстроенных по моему предложению новых дотов, между которыми были проложены траншеи. Да, оборонительная линия существовала, но у нее отсутствовала глубина. Эту позицию народ и назвал «линией Маннергейма». Ее прочность явилась результатом стойкости и мужества наших солдат, а никак не результатом крепости сооружений».
 
Так или иначе, до определенного момента линия Маннергейма представляла для РККА большую проблему, несмотря на то что преимущество советских войск в танках, авиации и артиллерии было фактически абсолютным.
 
В любом случае, финское командование тщательно готовилось к дальнейшей обороне и в спешном порядке пополняло войска личным составом, боевой техникой, вооружением и боеприпасами. Не оставались безучастными к судьбе свободолюбивой республики и страны свободного мира. Всего западные державы передали Финляндии за время войны 350 самолетов, 500 орудий, свыше 6 тысяч пулеметов, около 100 тысяч винтовок, 650 тысяч ручных гранат, 2,5 млн снарядов и 160 млн патронов. Из Швеции, США и других стран на помощь финнам прибыло 11,5 тысячи добровольцев.
 
Очень активно поддерживали Финляндию Англия и Франция, которые при затягивании войны вполне могли вступить в боевые действия. С середины декабря 1939 г. в Лондоне началось планирование высадки англо-французских войск в Скандинавии, при этом союзники планировали не только оказать помощь финнам, но и замкнуть экономическую блокаду вокруг Германии – в тот момент главного партнера СССР. 5 февраля 1940 г. Высший военный совет союзников принял решение направить экспедиционный корпус в Финляндию. Оставалось только получить согласие Норвегии и Швеции пропустить войска через свою территорию.
 
Между тем 3 февраля 1940 г. командование Северо-Западного фронта разработало план операции по прорыву линии Маннергейма. Весь январь ушел на интенсивные учения войск по предстоящей операции. 7-й и 13-й армиям предстояло разгромить противостоящую группировку противника, взять Выборг, а затем отрезать пути отхода вглубь страны главным силам финской армии. Части 8-й и 15-й армии, действовавшие севернее Ладожского озера, должны были разгромить финские войска под Сортавалой и отрезать пути отхода на север.
 
11 февраля 1940 г. начался заключительный этап Советско-финляндской войны, основные события которого происходили на Карельском перешейке. Войска Северо-Западного фронта после мощной артиллерийской подготовки перешли в наступление. В ходе трехдневных ожесточенных боев соединения 7-й армии прорвали главную полосу обороны на линии Маннергейма. В прорыв тотчас были введены подвижные танковые группы, которые начали развивать успех наступавших войск.
 
В отличие от 7-й армии, войска 13-й армии не смогли серьезно вклиниться в финскую укрепленную линию и в первые дни наступления крайне незначительно продвинулись вперед. В течение 11–13 февраля 13-я армия на участке 15-го стрелкового корпуса захватила укрепленные пункты финнов, расположенные между озерами Вуоксиярви и Пуннусярви, а также населенными пунктами Мэро, Карху и Пейкола. Командование Северо-Западным фронтом осталось не удовлетворено темпами продвижения войск 13-й армии и в своей директиве от 13 февраля обратило внимание командира 15-го стрелкового корпуса М. Ф. Королёва на недопустимо вялые, нерешительные и беспорядочные действия, потребовав энергичных и смелых действий.
 
С утра 17 февраля 7-я армия начала преследование противника по всему фронту. 19-й стрелковый корпус полностью занял Вяйсяненский узел сопротивления, после чего стал продвигаться к сильно укрепленной отсечной позиции финнов, соединявшейся со второй полосой обороны.
 
В тот же день финское командование, опасаясь выхода советских войск в тыл Карельской армии, начало отводить свои части на вторую полосу обороны. Продолжая наступление, соединения 7-й армии к 21 февраля вышли ко второй полосе обороны линии Маннергейма, а войска 13-й армии – к главной полосе обороны севернее Муола. Одновременно с 19 по 24 февраля левофланговые части 7-й армии во взаимодействии с береговыми отрядами моряков Балтийского флота овладели островами Ревон-сари, Тиурин-сари, Пий-сари и Койвисто.
 
Перед прорывом второй полосы укреплений командование Северо-Западного фронта произвело перегруппировку войск, вывело из боя на отдых и пополнение дивизии первого эшелона и подтянуло резервы. 28 февраля 7-я и 13-я армии на 60 км фронте от озера Вуокси до Выборгского залива вновь перешли в наступление. Не выдержав натиска, финские войска начали отход.
 
После прорыва советскими войсками главной и второй полосы линии Маннергейма командование Северо-Западного фронта приступило к подготовке завершающего удара по группировке противника на Карельском перешейке с целью ее окончательного разгрома. 13-я армия получила задачу продолжать развивать успех в общем направлении на станцию Антреа, 7-я – овладеть Выборгом.
 
Стремясь остановить наступление советских войск на Выборг, финская армия оказывала ожесточенное сопротивление и применила последнее средство – открыла шлюзы Саймен-канала, затопив местность к северо-востоку от Выборга. Однако это не помогло. В ночь на 13 февраля стрелковые части 7-й армии ворвались в город.
 
ХУДОЙ МИР
 
Война вступила в критическую фазу. В необходимости заключения мира были убеждены обе стороны. Советский Союз оценил реальную опасность вступления в войну Англии и Франции. Финляндия все больше ощущала тяжелые экономические последствия боевых действий, а ее возможности для дальнейшего сопротивления непрерывно сокращались.
 
В итоге в первой половине февраля 1940 г. при посредничестве дипломатов скандинавских стран между советской и финской сторонами состоялся обмен мнениями по поводу дальнейших действий. Финнам были оглашены новые советские условия, значительно ужесточенные по сравнению с довоенными. Молотов заявил, что теперь Советский Союз не может ограничиться лишь частью Карельского перешейка и требует всю его территорию, включая Выборг.
 
Под давлением Англии и Франции правительство Финляндии объявило советские предложения неприемлемыми. Однако союзники не торопились отправлять экспедиционный корпус, так как шведы заявили о том, что не пропустят англо-французские войска через свою территорию. Положение на фронте для финнов продолжало стремительно ухудшаться, резервы быстро таяли, не хватало боеприпасов. В этой обстановке финское правительство решило пойти на переговоры с СССР.
 
7 марта в Москву прибыла финская делегация. 12 марта был заключен мирный договор между СССР и Финляндией, по которому военные действия прекращались по всему фронту с 12 часов 13 марта. В соответствии с договором, граница севернее Ленинграда отодвигалась на линию Выборг – Сортавала, Карельский перешеек, ряд островов в Финском заливе, небольшая территория с городом Куолаярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний отошли к СССР. Советскому Союзу передавался в аренду на 30 лет полуостров Ханко с правом создания на нем военно-морской базы. Финляндии возвращалась область Петсамо.
 
Республика лишилась территории, на которой проживали 440 тысяч жителей и находилось более 10 процентов сельскохозяйственных угодий. Конечно, финны считали заключенный договор несправедливым и при первой возможности – с началом войны Германии против СССР – вернули себе утраченные земли (правда, лишь до момента краха Третьего рейха).
 
Советская сторона также не считала, что достигла всех своих целей. В первую очередь Сталину не удалось установить в республике режим Куусинена (с последующим вхождением Финляндии в состав СССР). Помимо этого, советские войска понесли в ходе войны гораздо более значительные потери, чем финские. РККА потеряла 126 875 человек убитыми, пропавшими без вести и умершими от ран. Финны – 22 849 человек убитыми и пропавшими без вести (еще 43,5 тысячи военнослужащих были ранены, контужены и обморожены). Огромные потери понесла Красная Армия и в боевой технике. В боях с противником было уничтожено 650 советских танков и 226 самолетов.
 
Ничуть не умаляя храбрости, героизма и самоотверженности советских солдат, вынужденных вести боевые действия в тяжелейших, критических зимних условиях, приходится признать, что для Советского Союза это была первая после октября 1917 г. полномасштабная война, в которой он выступал как нападающая сторона. Вместе с тем в зимних боях был приобретен бесценный опыт, который так пригодился выжившим советским военнослужащим в войне против гитлеровской Германии.
 
Ссылки по теме

поделиться:
comments powered by HyperComments