Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

ДИКАЯ ДИВИЗИЯ

Опубликовано: 3 Сентября 2014 21:48
0
34981
"Совершенно секретно", No.18/313
Фото: РИА "Новости"
АРМИЯ САБОТИРУЕТ ПРИЗЫВ ИЗ РЕСПУБЛИК СЕВЕРНОГО КАВКАЗА. ЧЕЧНЯ, ДАГЕСТАН И ИНГУШЕТИЯ ПРОТЕСТУЮТ
 
На прошлой неделе несколько раз звучали заявления о том, что российские военнослужащие воюют на территории Украины. Поводом стал тот факт, что в Донецкой области были задержаны десять российских десантников из 98-й воздушно-десантной дивизии. Появились сообщения, что в ходе боевых действий погибли десятки солдат и офицеров 76-й Псковской десантно-штурмовой дивизии ВДВ. Также сообщалось о гибели девяти контрактников 18-й мотострелковой бригады, базирующейся в чеченской Ханкале. Еще раньше украинские СМИ неоднократно заявляли, что на Восточной Украине воюет самая страшная сила Российской армии – части, которые полностью состоят из чеченцев. Газета «Совершенно секретно» выясняла, сколько кавказцев служит в Российской армии и есть ли сегодня в Минобороны подразделения, укомплектованные по национальному признаку.
 
Всередине августа Рамзан Кадыров сообщил о назначении нового военного комиссара Чеченской Республики. Первое поручение, которое получил военком, – разобраться, почему молодых чеченцев не принимают на службу в Российскую армию, и возобновить полноценный призыв из республики. Власти Чечни утверждают, что в республике тысячи молодых людей призывного возраста, которые готовы стать военнослужащими, но по непонятным причинам армия их игнорирует. Действительно, несмотря на отмену режима контртеррористической операции, чеченцев призывают в армию только в исключительных случаях. Последний масштабный призыв в Чечне был проведен более двадцати лет назад, в 1991 году.
 
Такая ситуация складывается не только в Чечне, «под санкции» Минобороны попали практически все северокавказские республики. Так, многотысячный призыв в Ингушетии был сокращен в десятки раз, и сегодня здесь рекрутируют не более тысячи человек в год. Наиболее показательна ситуация в самой большой северокавказской республике – в Дагестане. Здесь до 2010 года местные военкоматы призывали 15–20 тысяч человек в год, однако осенью 2012-го ситуация резко изменилась, призвали всего 179 человек. Даже эти призывники были славянами, их набирали из русских районов республики: Кизлярского и Тарумовского. Парадокс ситуации заключается в том, что это происходит в условиях острого дефицита солдат срочной службы, ведь призыв остановлен в регионе, который традиционно является лидером по рождаемости, где мобилизационный потенциал в несколько раз выше, чем в среднем по стране. По самым приблизительным подсчетам, в южных республиках на воинский учет ежегодно встают до 10 тысяч молодых людей.
 
ОТКАЗ ОТ ПРИЗЫВНИКОВ С СЕВЕРНОГО КАВКАЗА ПОДНЯЛ ДИСЦИПЛИНУ В ВОЙСКАХ
 
Инициатором резкого сокращения призыва из Северо-Кавказского региона называют предыдущего министра обороны Анатолия Сердюкова. По оценкам экспертов, он пошел на этот решительный шаг, поскольку считал, что только это позволит переломить тяжелую криминогенную ситуацию в войсках. Напомним, что в первом полугодии 2012 года, по официальным данным Министерства обороны, количество уголовных преступлений в армии впервые превысило количество воинских. Обстановка продолжала накаляться, количество правонарушений неуклонно росло, причем каждое четвертое преступление было связано с насилием, нередко это насилие происходило на национальной почве.
 
Наиболее нашумевшие случаи шокируют и напоминают то ли сводки с фронтов, то ли отчеты тюремных надзирателей. Так, в конце декабря 2006 года стало известно, что около 150 солдат одной из частей, призванные из регионов Северного Кавказа, в основном из Дагестана, на острове Кунашир (Курильские острова) захватили оружие, избили офицеров и забаррикадировались в казарме. В ноябре 2009 года в Калининградской области трое солдат – уроженцев Дагестана и два призывника из Уральского федерального округа заставили сослуживцев выложить собственными телами на земле слово KAVKAZ.
 
В октябре 2012 года военный следственный отдел СК РФ по Екатеринбургскому гарнизону возбудил уголовное дело в отношении двух военнослужащих, уроженцев Дагестана, подозреваемых в разжигании ненависти на национальной почве. В августе 2011 года суд Саратовского гарнизона признал виновными в издевательствах над сослуживцами срочников из Северной Осетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии. В Интернете в огромных количествах стали появляться видеоролики, где выходцы из северокавказских республик измываются над своими сослуживцами и хвастаются своим доминантным положением в подразделениях.
 
Причиной подобной ситуации военные называли то, что в этот период в ходе призывных кампаний одновременно призывалось порядка 16,5 тысячи солдат-срочников из республик Северного Кавказа. Офицеры заявляли, что концентрация «джигитов» в войсках достигла такой плотности, что перестал действовать хорошо зарекомендовавший себя способ, когда солдат, призванных из проблемных регионов, направляли служить подальше от родных мест. Уже не получалось равномерно рассеивать их по подразделениям в разных регионах страны.
 
В это время военные начали публично признавать наличие многочисленных проблем с призывниками с Северного Кавказа. Офицеры говорили, что среди солдат-кавказцев идет открытое неповиновение приказам командиров, они пытаются навязать сослуживцам национальные обычаи, входящие в противоречие с уставами. Некоторые солдаты вели себя демонстративно вызывающе: отращивали бороды, заявляя, что истинный мусульманин должен иметь густую растительность на лице, игнорировали медицинские обследования, грубили и подрывали авторитет командиров, отказывались от выполнения определенных задач и работ. После перехода на год службы по призыву проблема дедовщины практически исчезла, но бедой армии становилось землячество, когда представители Северного Кавказа третировали ребят другой национальности. Все это усугублялось заявлениями о росте ваххабитских настроений среди призывников. Некоторые военные комиссары даже заявляли, что на свой страх и риск не будут призывать кавказцев. Подобные меры, по их мнению, должны снизить этническую напряженность в армии, создаваемую призывниками из северокавказских республик.
 
Нужно отметить, что в Российской армии не изобретены методы работы с лицами, призванными с Северного Кавказа. С этой категорией военнослужащих всегда было сложно, в советское время, чтобы повлиять на них, использовали рычаги идеологического давления комсомольских и партийных органов, подключали общественность, командиры писали письма на родину солдат-нарушителей. Что говорить о сегодняшней ситуации, когда система воспитательной работы и обеспечения правопорядка очень слаба. Представители этих республик служат лакмусовой бумажкой работоспособности системы, сегодня она дает сбой, как только кавказцы появляются в ротах. Зачастую достаточно двух-трех человек – и у командиров появляются проблемы с поддержанием дисциплины в подразделении. Кавказцы всегда пытаются выделиться, быстро организуют «группировки», демонстративно игнорируют офицеров, начинают навязывать свои порядки. В условиях, когда период срочной службы сокращен до года, уговаривать группу солдат соблюдать дисциплину чревато срывом программы боевой подготовки.
 
Однако ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова рассказала «Совершенно секретно», что, по ее мнению, тогда проводилась и сейчас проводится кампания, цель которой – искусственно создать причины для того, чтобы не призывать новобранцев с Северного Кавказа. «Проблемы кавказцев – это по большому счету созданные в Минобороны легенды, а на самом деле это всего лишь вопросы профессионализма, умения определенных командиров навести дисциплину в подразделении. Не случайно, к примеру, во внутренних войсках никогда не было конфликтов на национальной почве. Однако справедливости ради нужно отметить, что после того, как призывников с юга России перестали так массово призывать, количество насильственных преступлений в армии резко снизилось.
 
Кстати, на одном из общественных советов Минобороны Сергей Шойгу объяснял, почему военное ведомство не призывает ребят с Северного Кавказа, утверждая, что с призывниками из Дагестана много проблем, поскольку они отказываются подчиняться. Тогда я ему привела контраргумент: мол, с ребятами-тувинцами тоже есть проблемы (тогда даже не задумалась, что генерал сам родом из Тувы) – они не знают русского языка, к дисциплине не привыкли, тем не менее их призывают. После этого повисла минутная пауза.
 
Сегодня в связи с ограничением призыва у молодых ребят из республик Северного Кавказа возникает другая проблема – они оказались в подвешенном состоянии. Их не берут в армию, но при этом и не говорят, что они окончательно освобождены от призыва. Это нарушение прав человека и провокация на дачу взяток. Нужно решить этот вопрос: или призывать, или полностью освободить от призыва, выдав соответствующие документы».
 
РУКОВОДИТЕЛЯМ РЕСПУБЛИКИ ВЫГОДНО, ЧТОБЫ ИХ ПРИЗЫВНИКИ СЛУЖИЛИ
 
Нужно заметить, что не только в Чечне, но и в руководстве других кавказских республик в последнее время активно лоббируют интересы своих призывников. В конце 2012 года правительство Дагестана попыталось договориться с Минобороны о том, что призыв из республики будет резко увеличен. Чтобы пробить дополнительную квоту, местные военные комиссары обещали, что будут посылать в армию только лучших, большинство из которых будет с высшим образованием. Чиновники заявляли о намерении внедрить в работу военных комиссий систему поручительства, при которой за каждого солдата руководители диаспор будут нести персональную ответственность. По некоторым данным, взамен руководители республики просили увеличить призыв на военную службу хотя бы до 5 тысяч человек.
 
Понять руководителей республики можно, ведь после фактического прекращения призыва в Дагестане у местной молодежи начались проблемы с трудоустройством в силовые ведомства, куда не берут без военного стажа. В ближайшем будущем, в связи с принятием ряда законов, у неимеющих возможности служить горцев возникнут проблемы и с устройством на государственную службу. К тому же в прежние годы именно после армии деревенские парни возвращались домой, имея багаж в виде востребованной специальности, которую они бесплатно получали во время службы в армии. Многие кавказцы после службы оставались жить в тех населенных пунктах, где проходили службу, ведь в большинстве регионов России уровень жизни выше, чем в депрессивном Дагестане. В результате сегодня призывники из Северо-Кавказского региона за возможность служить в армии готовы давать астрономические по местным меркам взятки – до 150 тысяч рублей.
 
Между тем руководство северокавказских республик самокритично признает, что местная молодежь мало подходит для военной службы, поскольку значительная часть горячих кавказских парней плохоуправляема. Лучше других знает эту проблему генерал запаса, бывший заместитель начальника Разведывательного управления Приволжско-Уральского военного округа, а сегодня президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. В этой республике тоже хотят, чтобы их призывники служили, республиканское правительство заявляет, что для этого в Ингушетии в скором времени появится Комитет солдатских отцов. Евкуров признает, что нередко призывники из Ингушетии отказываются исполнять приказы командования, мотивируя это тем, что они «противоречат ингушскому менталитету». Глава Ингушетии считает, что по каждому конкретному случаю нужно разбираться на месте, и призывает налаживать контакты с офицерским составом.
 
ГЕНЕРАЛЫ НЕ ПУСТЯТ В АРМИЮ ПРИЗЫВНИКОВ С КАВКАЗА
 
Однако большинство российских генералов и чиновников, по всей видимости, настроены максимально сократить призыв горцев на воинскую службу. Самыми большими лоббистами этого являются командиры частей, которые делают все возможное для того, чтобы о массовом призыве с Северного Кавказа было забыто навсегда. И очевидно, к ним стали прислушиваться, в прессу неоднократно попадали негласные циркуляры, которые рекомендовали военкомам максимально ограничивать призыв на военную службу выходцев с Северного Кавказа. На поверку эти решения выглядят противозаконными, ведь Конституция России не разделяет граждан по национальности, в ней четко указано, что долг каждого гражданина – защищать свое Отечество.
 
Это понимают в военном ведомстве, не случайно из Минобороны неоднократно доносились официальные заявления о том, что призыв в северокавказских республиках должен быть таким же, как и везде в России, поскольку Дагестан, Чечня, Ингушетия – такие же субъекты РФ и никаких ограничений по призыву здесь не может быть. В общем, формально никто не отказывается брать на службу кавказцев, но в Минобороны тихо саботируют призыв оттуда, придумывая законные основания не увеличивать численность новобранцев из проблемных регионов.
 
Так, заявляется, что уменьшение количества призывников происходит в том числе из-за планов заменить всех солдат срочной службы контрактниками. Поэтому квоты для северокавказских республик не увеличиваются, при этом требования к призывникам из проблемных регионов предъявляются все более жесткие. Например, руководствуясь новым положением о военно-врачебной экспертизе, когда перед призывом молодые люди должны проходить медицинское обследование в значительно большем объеме, чем раньше, можно забраковать практически любого, даже кавказца – потенциального долгожителя. Кроме того, сейчас при призыве в армию стали учитывать образовательный ценз, а это ахиллесова пята многих ребят из отдаленных аулов и даже крупных городов региона, где фундаментальным знаниям всегда предпочитали физическую силу.
 
В национальных республиках также заговорили о том, что снизилось не только количество призывников, но и число ребят, которым удается поступить в военные училища. В регионе ропщут, что все должны иметь равные права при поступлении в военные училища. Единственный вариант, в котором кавказцев пока не ограничивают, – это служба по контракту. Правда, служить им приходится далеко не в самых «теплых» местах: в частях, которые имеют достаточно напряженный режим службы, в основном на территории тех же кавказских республик. Возможно, это вынужденная мера, на которую идет военное ведомство, поскольку достаточно сложно укомплектовать соединение, которое дислоцируется в Чечне, солдатами из средней полосы России. Но даже в бригадах, которые дислоцируются в Чечне, сегодня нет батальонов, которые полностью состоят из горцев, их по возможности стараются «разбавлять» славянами.
 
Напомним, что во время контртеррористической операции в Российской армии из чеченцев были созданы подразделения, сформированные по национальному признаку, – это известные батальоны ГРУ «Восток» и «Запад». Эти формирования хорошо зарекомендовали себя во время контртеррористической кампании в Чечне и пятидневной войны с Грузией. Но в мирное время за этими закрытыми организациями, где люди связаны между собой родственной круговой порукой, потянулся криминальный шлейф. Сообщалось, что батальоны были расформированы в 2008 году. Однако затем в различных источниках периодически стала появляться информация, что данные подразделения восстановлены. Официально об этом так и не было объявлено. Последние источники информации – сообщения в украинских СМИ, неоднократно заявлявших, что на востоке Украины воюют российские подразделения, бойцы которых имеют характерную кавказскую внешность. В Интернете также можно найти видеозаписи, на которых в рядах ополченцев «засветились» крупные темные мужчины с явно неславянской внешностью.
 
Эксперт Ассоциации военных политологов подполковник запаса Александр Перенджиев рассказал «Совершенно секретно», что, по его мнению, проблема с ограничением призыва в армию, возможно, имеет политический характер, о чем открыто никогда не расскажут.
 
«Когда-то в Российской империи было четко определено такое понятие, как инородец. Соблюдалось правило, по которому в армию не призывали мусульман, служить могли только православные христиане, поскольку они верны царю и Отечеству. Тогда это было оправданно, ведь Кавказ был лишь недавно покорен и кавказским народам не было никакого доверия. Сейчас схожая ситуация, только прошли войны на Кавказе, которые, безусловно, все еще накладывают отпечаток на отношение к этим народам. Вероятно, у руководства страны есть опасения, что часть дагестанцев в армии – это «засланные казачки», которые, пройдя обучение и военную подготовку в армии, вернутся в ряды криминальных и террористических групп.
 
Еще при Советском Союзе выходцам с Северного Кавказа не доверяли, их воспринимали как людей, которые способны навредить системе. Даже в то время представителей этих национальностей старались не допускать к ответственным должностям. Выбор у них был небольшой, они служили подальше от оружия: в строительных или железнодорожных частях. Сегодня, когда в армии остались только боевые части, направлять большое количество призывников из этих республик просто некуда», – подытожил наш собеседник.

поделиться:
comments powered by HyperComments