ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Россия – сироты: победа нокаутом

Опубликовано: 25 Ноября 2013 15:15
0
22063
"Совершенно секретно", No.12/295
На фото: Семья Антона Дельгадо, которую он успел обрести до принятия «антисиротского закона» (из семейного архива Дельгадо)
На фото: Семья Антона Дельгадо, которую он успел обрести до принятия «антисиротского закона» (из семейного архива Дельгадо)

Исполняется год «закону Димы Яковлева».  Любуемся на результаты.

Прошел год с тех пор, как президент Владимир Путин подписал так называемый антисиротский закон, согласно которому американцы больше не имеют права усыновлять детей из России. Такой была ответная реакция российских властей на принятый ранее в США «акт Магнитского», предусматривающий санкции в отношении некоторых российских чиновников. «Это эмоциональный ответ, но я считаю, что адекватный» – так отозвался Владимир Путин об «антисиротском законе».

Вместе с этим законом он подписал указ о мерах по защите сирот, цель которого – упростить процедуру усыновления детей в России. Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, активно выступавший за принятие «антисиротского закона», с тем же рвением поддержал и этот указ президента. Астахов тогда заявил, что это начало реализации глобальной стратегии «Россия без сирот».

К чему привела такая бурная законодательная деятельность властей?  И как она отразилась на самих сиротах?

Сердобольность, доброта и терпение

14 декабря 2012 года президент Обама подписал Закон об отмене поправки Джексона–Вэника в отношении России, содержащий «акт Магнитского». За несколько часов до этого Госдума приняла в первом чтении законопроект «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ». Сначала он предполагал аналогичные санкции в отношении американцев, причастных к нарушению прав россиян, в частности Виктора Бута и Константина Ярошенко, которые были осуждены в США.

Затем депутаты Екатерина Лахова («Единая Россия») и Елена Афанасьева (ЛДПР) предложили внести в законопроект поправки о запрете на усыновление российских сирот американскими гражданами. «В США другой менталитет, там явно есть тенденция к жестокости. А мы очень сердобольные люди, добрые, терпеливые. Это наша национальная черта характера, мы очень часто прощаем всех. Нам даже приходится спокойно воспринимать нападки на нас со стороны других стран, но всему же должен быть предел», – так объяснила свои побудительные мотивы Елена Афанасьева.

«Детскую» поправку тогда рассмотрели за несколько минут, и абсолютное большинство депутатов поддержали ее. Кроме того, было решено назвать этот закон именем россиянина Димы Яковлева, который был усыновлен американцами и погиб оттого, что приемный отец оставил его в нагретой от жары машине.

Многие общественные деятели призывали власти отказаться от этого закона.

Совет по правам человека при Президенте России указал на невозможность принятия этого акта, так как он противоречит Конституции России и международным договорам страны. Во время рассмотрения законопроекта Госдумой у здания парламента проходили пикеты.

С критикой выступили даже некоторые чиновники: министр образования и науки Дмитрий Ливанов, глава МИДа Сергей Лавров, министр по взаимодействию с «открытым правительством» Михаил Абызов, вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец.

Уже 21 декабря в Госдуму была передана петиция против этого закона, которую подписали более 130 тысяч человек. Тем не менее в тот же день депутаты приняли его сразу в двух чтениях. Законопроект был одобрен 420 голосами «за» при 7 «против».

«Я знаю, что с некоторыми депутатами после этого жены несколько дней не разговаривали, – рассказал депутат Госдумы Дмитрий Гудков. – Чиновникам надо было что-то побыстрее ответить Америке, а экономические санкции они ввести не могли – страшно и себе дороже. И власть не придумала ничего лучше, чем отыграться на детях».

13 января 2013 года несколько десятков тысяч человек вышли в Москве на «Марш против подлецов».

В Вашингтоне 26 декабря несколько человек пришли к зданию российской дипмиссии, чтобы передать петицию для президента Владимира Путина с просьбой не принимать «антисиротский закон». Инициатором петиции был студент Алекс Д'Джамус, который в 15 лет был усыновлен американской семьей. Он родился без ног и все детство провел в детском доме-интернате в Пензенской области. В США ему сделали протезы, Алекс уже научился кататься на лыжах и даже совершил восхождение на гору Килиманджаро. Среди тех, кто передавал эту петицию, была чемпионка Паралимпийских игр Татьяна Макфадден: до 6 лет она жила в детском доме в Санкт-Петербурге, а потом ее удочерила американская семья. В здание дипмиссии ее не пустили, но петицию взяли.

Тем не менее 26 декабря Совет Федерации одобрил этот законопроект, а 28 декабря его подписал президент Владимир Путин. И тогда же патриарх Кирилл сообщил, что московское правительство выделило РПЦ почти полгектара земли на Алабушевском кладбище специально для захоронения сирот.

«Закон Димы Яковлева» вступил в силу 1 января 2013 года.

Жертвы закона

После этого власти позволили уехать в США только тем сиротам, в отношении которых уже состоялось решение суда. Так, из Санкт-Петербурга последним удалось попасть в американскую семью Денису из психоневрологического дома ребенка. Ранее от него 9 раз отказывались российские усыновители. Мальчик с рождения страдает пороком сердца, поражением центральной нервной системы, сходящимся косоглазием, задержкой в развитии. Энн и Филипп Петит из штата Джорджия ничего не испугались и твердо решили забрать малыша.

Суд 21 декабря 2012 года разрешил им усыновить Дениса, но это решение должно было вступить в силу только в январе 2013 года. К тому времени петербургская прокуратура опротестовала решение об усыновлении. Семья Петит с помощью Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой обратилась в Верховный суд.

«Сироты, судебные решения об усыновлении которых гражданами США вынесены до 1 января 2013 года, должны быть переданы американским родителям. Даже если решение суда вступило в силу после этой даты» – такое разъяснение дал суд. После этого Дениса смогли забрать американские родители. «Сейчас мы большая счастливая семья, – рассказывает его мама Энн. – Денис рисует, играет, строит. Он очень энергичный, талантливый, творческий мальчик. Мы очень благодарны всем, кто разрешил и помог нам усыновить его».

Других ждала иная судьба. 259 детей, которые уже познакомились со своими будущими американскими мамами и папами, остались в России. Так, двухлетний Николоз, который уже успел узнать своих будущих родителей, лишился их. У мальчика редкое врожденное заболевание – буллезный эпидермолиз, фактически любое прикосновение причиняет ему боль и у него на коже образуются пузыри. Николоз не может даже говорить, потому что у него тут же лопается слизистая во рту. Мальчику нужен постоянный уход и дорогостоящие лекарства. Сейчас всем необходимым его обеспечивает фонд «Дети БЭЛА», который помогает детям с буллезным эпидермолизом. Сотрудники фонда также пытаются найти новых приемных родителей, они готовы оказывать помощь будущей семье Николоза, но пока их попытки безуспешны.

Сам фонд возник благодаря россиянину Антону, которого родители оставили в больнице, когда узнали, что он болен буллезным эпидермолизом. Антона усыновила пара из Техаса – Джейсон и Ванесса Дельгадо. «Антон с нами уже 20 месяцев, для нас он радость и благословение. В первые два месяца он выучил у нас все формы и цвета, и мы уже не могли сосчитать, сколько новых слов он узнал. Он умный, забавный, чудесный», – рассказывает об Антоне его мать Ванесса.

К Ванессе в Техас приезжала Дона Крокер – именно она хотела усыновить Николоза. Ванесса учила ее, как заботиться о ребенке с таким заболеванием. Но Дона так и не успела стать приемной матерью до того, как был принят «антисиротский закон».

«Я очень переживаю за эту семью, они так сильно хотели усыновить Николоза, – рассказывает Ванесса. – Даже после того, как закон вступил в силу, они пытались что-то сделать. Все это было для них ужасной болью. Теперь Николоз, скорее всего, будет усыновлен в России. Я молюсь о том, чтобы он все-таки попал в семью».

В январе 2013 года несколько американских семей подали жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В ней отмечается, что Россия нарушила статью 8 («вмешательство в семейную жизнь») и статью 14 («дискриминация») Европейской конвенции. Адвокат Каринна Москаленко говорит: «В ЕСПЧ мы представляем интересы более тридцати семей-заявителей и детей-сирот. Этот закон больно ударил по судьбам очень хороших людей, кстати прошедшим все виды проверки в США и России, и по судьбам маленьких сирот, которые уже видели, целовали и обнимали своих родителей. Правовой путь решения проблемы прост, как правда: все отказы российских судов в рассмотрении этих дел надо отменить. Ведь суды не дали мотивированного отказа, и оснований к этому не было. По всем делам процедура знакомства, привыкания и проверок всех уровней была закончена. Суды должны были просто закрепить своими решениями то, что уже произошло де-факто. Отменив отказные постановления, надо рассмотреть дела по существу и разрешить усыновление там, где это законно, и отказать тем кандидатам, которые не заслуживают доверия», – сказала Москаленко.

Энтузиасты и первопроходцы

Первым российским регионом, запретившим американцам усыновлять российских детей, стала Кемеровская область. Такой закон был принят там еще в июле 2012 года. Областная прокуратура тут же опротестовала его как несоответствующий федеральному законодательству, и он был отменен 6 декабря того же года. Тогда инициатор закона, председатель комитета по вопросам образования, культуры и национальной политики Областного совета народных депутатов Галина Соловьева сказала:  «Протест прокурора был удовлетворен, мы противоречим федеральному закону, но жизнь заставит нас вернуться к данной теме». И жизнь заставила – вскоре депутаты Госдумы реализовали идею Соловьевой уже в масштабах всей страны.

В самом Кемерове решили не останавливаться на достигнутом и 25 сентября 2013 года запретили усыновлять детей всем иностранцам. Областная прокуратура снова опротестовала этот закон. Галина Соловьева, в свою очередь, уверенно заявила, что местным властям поступает много обращений об издевательствах над российскими детьми, отданными в иностранные семьи. При этом она не уточнила, сколько сирот подверглись насилию, ограничившись таким описанием сложившейся ситуации: «Маленький человечек, забитый в уголке, переживает психологический барьер».

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов ранее заявил: «Кузбасс при всех трудностях и проблемах показывает выдающийся пример заботы о приемных семьях и сиротах». Губернатор области Аман Тулеев уже в январе 2013 года одним из первых представил целый ряд мер поддержки детей-сирот. Так, он увеличил выплаты приемным семьям на содержание подопечных детей: теперь дети от 10 до 18 лет получают целых 6000, а дети-инвалиды – 7000 рублей (ранее все они получали 5100 рублей). Кроме того, за усыновление сирот семьям предоставляются льготные ссуды на жилье без процентов и первоначального взноса. А если семья усыновит троих детей, то сразу получит бесплатную квартиру.

Результаты? В детских домах Кемеровской области все еще находятся около 6500 детей. По данным депутата Галины Соловьевой, только в первой половине 2013 года иностранцы усыновили (спасибо местной прокуратуре) 77 сирот из Кемеровской области.

Если кемеровские депутаты добьются-таки полного запрета на усыновление сирот иностранцами, то в первой половине следующего года примерно столько же детей снова лишатся семьи. Несмотря на материальные усилия губернатора Тулеева.

Деньги и семьи

«Я не считаю, что потенциальных усыновителей надо стимулировать только материально, – говорит руководитель проекта «Дети ждут» Лада Уварова. – А уж если стимулировать, то не в ущерб родным семьям, которые в силу тех или иных причин испытывают финансовые трудности».

Чтобы пояснить свою мысль, Уварова рассказывает историю деревенской жительницы, матери троих детей, которую лишили родительских прав: «Муж уехал на заработки и пропал, у женщины денег нет. Приходят органы опеки, выписывают ей рекомендацию – купить питательную смесь для младшего ребенка. Денег у женщины нет. Они приходят еще раз – рекомендуют купить дров. Денег по-прежнему нет. Они приходят в третий раз и видят, что в доме ни смеси, ни дров, а мать с горя запила, и забирают ребенка».

Лада Уварова утверждает, что сейчас не ведется никакой работы по сохранению родной семьи для ребенка: «Часто люди теряют детей из-за трудной жизненной ситуации. Может быть, стоит помогать им, а не стимулировать деньгами потенциальных усыновителей? А то зачастую получается, что своя семья, в которой есть ребенок-инвалид, не может получить такую же поддержку, как приемная семья, которая возьмет больного ребенка, когда родные с ним не справятся».

Настолько легче, что труднее

Вместе с «антисиротским законом» Владимир Путин подписал и указ о мерах по защите сирот, который упрощает процедуру усыновления. Затем с той же целью был принят Федеральный закон № 167 от 2 июля 2013 г.

«Все эти инициативы привели к тому, что американцам усыновление запретили, а себе усложнили, – утверждает Лада Уварова. – Теперь потенциальные родители должны не только доказать, что они не больны ВИЧ, гепатитом и некоторыми другими заболеваниями, но и что проживающие с ними люди тоже здоровы. А если это коммунальная квартира? А если семья уже усыновила малыша с таким заболеванием и теперь хочет взять еще одного? Ведь эти заболевания не опасны в быту, в детских домах дети живут все вместе», – говорит Уварова.

Кроме того, с 1 сентября 2012 года приемные родители, прежде чем взять малыша, должны обязательно пройти обучение в специальной школе. Во многих регионах этих школ еще нет, люди стоят в очередях, чтобы попасть туда. «Это хорошая мера. Но из-за этого возникли проблемы у семей из глубинки, у многих, кто все еще ждет, когда в ближайшей к ним школе наберется группа, – объясняет Уварова. – Родители, которые уже выбрали себе ребенка, уже полюбили его, часто спрашивают меня, дождется ли он их, пока они будут улаживать многочисленные формальности».

Оставшиеся

Светлана Агапитова – единственная из уполномоченных по правам ребенка в России – сразу же заняла жесткую позицию по отношению к «антисиротскому закону». «Власть не думала о детях, когда принимала этот закон, просто хотели ударить побольнее, – говорит Агапитова. – Здравомыслящая часть нашего общества, и в том числе некоторые представители власти, прекрасно все понимают, только они не могут сказать, а я могу».

Именно благодаря Светлане Агапитовой стало известно, что в Санкт-Петербурге остались 33 сироты, которые уже познакомились с американскими семьями. Половина из этих детей тяжело больны: у семерых ДЦП, четверо с синдромом Дауна. Также среди них есть ВИЧ-инфицированные. За разъяснением о том, что делать в этой ситуации, Агапитова обращалась в Министерство образования, но не получила ответа. Тогда она написала председателю правительства Дмитрию Медведеву.

Наконец заместитель главы Минобрнауки Игорь Реморенко сообщил ей, что с учетом установленного законом запрета на усыновление гражданами США российских детей «региональные операторы государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, не имеют оснований для передачи несовершеннолетних граждан РФ на усыновление гражданами США». Также в министерстве отметили, что в ближайшее время американские семьи получат уведомления о том, что они больше не являются кандидатами в усыновители российских детей. А выбранные ими дети будут ждать новых мам и пап – чтобы обрести семью «в порядке, установленном российским законодательством».

Только один ребенок из этих 33 детей был усыновлен россиянами. Еще одного усыновили граждане Великобритании, трое переданы под опеку и один возвращен в биологическую семью. «По этой ситуации уже можно судить о том, насколько тяжело у нас устраивать ребенка в семью. Ведь власти все-таки было принципиально важно, чтобы эти дети обрели родителей в России, но они практически ничего не смогли сделать», – говорит Агапитова.

В Санкт-Петербурге сейчас около 2000 детей нуждаются в устройстве в семью, большинство из них уже старше 7 лет. «Среди них есть тяжелобольные дети, братья и сестры, которых ни в коем случае нельзя разделять, – им сложнее всего найти семью», – рассказывает Светлана Агапитова.
Всего в 2012 году россияне усыновили 6565 детей, иностранцы – 2604. Из них обрели родителей в США 646 детей, 71 из которых инвалиды. В Министерстве образования и науки отмечают, что «сохранилась тенденция сокращения усыновления детей иностранными гражданами». Но и россияне с каждым годом берут в семьи все меньше детей.

«Понятно, что в этом году властям очень хотелось бы получить хорошую статистику по усыновлениям внутри страны, – уверена Лада Уварова, – но я не думаю, что это возможно».

«Жалко, что из оставшихся детей так мало усыновили, – говорит Елена Афанасьева, – но это не значит, что, если бы мы их отдали в США, они бы все выжили».
Выживут ли они в России – вот вопрос.
 


поделиться: