Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Прецедент имени Владимира Кехмана

Опубликовано: 25 Марта 2013 13:20
0
36277
"Совершенно секретно", No.4/287
Владимир Кехман (коллаж)
Владимир Кехман (коллаж)
Photoxpress

Почему российские бизнесмены легко получают вид на жительство за рубежом и сохраняют свои капиталы

Фигура директора Михайловского театра Владимира Кехмана продолжает привлекать общественное внимание. Предприниматель, который не только руководит известным театром, но и торгует фруктами, признанный банкротом Высоким судом Лондона, задолжал огромную сумму российским банкам. Недавно Владимиру Кехману был запрещен выезд из России за рубеж, который, впрочем, он удачно оспорил. Удастся ли банкам вернуть кредиты, выданные компаниям господина Кехмана?

Казалось бы, при чем здесь театр?

В январе 2013 года в Михайловском театре Санкт-Петербурга прошли обыски по делу структуры, подконтрольной Владимиру Кехману. Речь – о группе компаний Joint Fruit Company (JFC). Как утверждали представители Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России, следственные действия проводились в рамках расследования уголовного дела по четвертой части 159-й статьи (мошенничество в особо крупном размере). Дело связано с деятельностью Группы JFC. Сам Владимир Кехман комментировал это событие невнятно.

***
И JFC, и лично Владимир Кехман нажили себе весьма серьезных врагов. Среди кредиторов, пострадавших от их деятельности, ведущие российские банки – Сбербанк, «Уралсиб», «Банк Москвы», Промсвязьбанк и другие. Общая сумма задолженности группы только российским юридическим лицам, с учетом пени и штрафов, составляет около 1,3 миллиарда долларов. Разумеется, кредиторы не сидят сложа руки, они настойчиво пытаются вернуть свои деньги, вложенные в банановый бизнес г-на Кехмана и его партнеров.


Известно, что в российских  судах находятся более десяти исков к JFC и ее «дочкам» о взыскании просроченной кредиторской задолженности. Есть иски и к самому Владимиру Кехману, а также двум другим топ-менеджерам группы – по субсидиарной ответственности за кредиты. На счету банков есть уже и судебные победы. Так, в конце июля 2012 года Гагаринский районный суд Москвы удовлетворил иск Сбербанка о взыскании 3,1 миллиарда рублей с Владимира Кехмана и солидарно двух бывших топ-менеджеров JFC, которые выступали поручителями по ряду кредитов.

Итак, иски есть, победы в российских судах тоже, а денег как не было, так и нет. Да и откуда им взяться, если в октябре 2012 года Высокий суд Лондона признал Владимира Кехмана банкротом. Что означает: любые претензии к нему будут погашаться исключительно так, как определил британский суд.

Правильный питерский бизнесмен

Владимир Кехман по российским меркам до поры мог бы быть признан образцово-показательным общественно ориентированным бизнесменом. Он спонсировал реставрацию церквей в Петербурге и Гамбурге. Был награжден несколькими орденами Русской Православной Церкви. Знаком с первыми лицами государства. Участвовал в известной встрече Владимира Путина с творческой интеллигенцией, которая вошла в историю благодаря диалогу тогдашнего премьера с Юрием Шевчуком. Позировал для светской фотохроники в компании с Управделами президентской администрации Владимиром Кожиным. И наконец, предпочел банановому бизнесу место директора известного театра с его непростыми хозяйственными проблемами.

При этом бизнес-карьера Владимира Кехмана была настолько не блестящей, что объяснить ее протяженность во времени теоретически можно одним: наличием высоких, скорее всего, питерских покровителей.

Неприятности, аналогичные сегодняшним, преследовали предпринимателя Кехмана давно, с самого начала «лихих девяностых». Тогда он руководил крупнейшим импортером фруктов – компанией «Олби-Джаз». Эту компанию отличала тесная связь с бывшими соотечественниками, проживающими в США. Именно они создали фирмы, через которые концерн «Олби» проводил  важнейшие торговые операции. Другое пристрастие «Олби» – использование в своих операциях торгового порта Роттердама. И наконец, ее деятельность финансировалась через филиалы крупнейших мировых банков в Лихтенштейне.  Первый опыт в сфере бананового бизнеса был недолгим: концерн «Олби» прекратил свое существование, оставив неоплаченными многомиллионные долги.

Вторая попытка преуспеть в той же сфере очень похожа на первую. Владимир Кехман совместно с Юрием Рыдником, генеральным директором «Союзконтракта» на паритетных началах учредили компанию JFC. Совладельцами «Союзконтракта» были американские коммерсанты-эмигранты Михаил Любович  и Алексей Гольдштейн. И снова мы обнаруживаем три характерные черты бизнеса. Тесная связь с бывшими соотечественниками, американцами или израильтянами. Торговля через порт Роттердама. Финансирование через филиалы крупнейших мировых банков в Лихтенштейне. Финал и на этот раз оказался печальным. «Союзконтракт» в том виде, в котором он существовал до 1998 года, рассыпался.

Но Владимир Кехман и партнеры на этом не остановились, предприняв третью попытку.  Для этого они  сформировали группу компаний под брендом Bonanza!.. Основной ее акционер – кипрская Huntleigh Investments Ltd (Nicosia), полностью принадлежавшая JFC Group Holding (BVI) Ltd (Tortola). Среди прочих аффилированных структур – JFC Financial Services S.A. из Люксембурга и другие. И снова мы обнаруживаем все те же три характерные особенности бизнеса. И тут не обошлось без иностранцев советского происхождения. И тут все товары традиционно проходили через порт Роттердама. И тут операции шли через филиалы крупнейших мировых банков в Лихтенштейне. Результат попытки номер три, как уже знает читатель, мало чем отличается от предыдущих итогов. Впрочем, одно отличие все же есть.

На этот раз Владимир Кехман, чтобы обезопасить себя, обратился не к своим покровителям, а в зарубежный суд. Впрочем, не исключаю, что смелый ход ему подсказали эти самые покровители. Так или иначе, идею надо признать весьма качественной.
Дело в том, что после лондонского решения о банкротстве Кехмана ни российские, ни западные кредиторы не смогут претендовать на его зарубежные активы никаким иным способом, кроме как под контролем британского суда.

Но может быть, российские правоохранительные органы искали в оркестровой яме Михайловского театра следы активов, которые г-н Кехман хранит в России? Есть сомнения.

Слишком много к этому моменту было доказательств того, что основные активы «бананового» бизнеса никогда не размещались в России. Об этом свидетельствует вся история предпринимателя  Кехмана и его партнеров с начала 1990-х – это первое. И второе: не зря же бизнесмен и директор театра просил защиты в Лондоне. Уж он-то точно знал, в каких именно странах хранятся его активы и под юрисдикцию какого суда они подпадают.

А теперь вернемся к обыскам в Михайловском театре. В чем цель?

Теоретически выгоду из этой силовой операции, замеченной многими мировыми СМИ, могли извлечь только сам Владимир Кехман и его высокие покровители, которые хотели обезопасить вывезенные из страны активы.

Под защитой Лондона

С экономической точки зрения бессмысленные силовые действия на родине (а именно так выглядят обыски в театре) могут интерпретироваться на Западе как силовое давление на предпринимателя, находящегося под защитой британского права. Ответный ход Лондона можно было бы предсказать – предоставление «жертве режима» политического убежища или вида на жительство.

А любое посягательство на активы «жертвы» будет расцениваться как месть этого самого режима.  Что еще нужно для спокойной старости?

Я бы назвал этот способ отмывания денег исключительно российским ноу-хау. Кто использовал его первым, сказать трудно. Но список тех, кто прибегал к нему, длинный. При этом Лондон – только один из адресов, где ныне проживают использовавшие (в том или ином варианте) этот метод известные российские персонажи. Достаточно вспомнить Бориса Березовского, Андрея Бородина, Евгения Чичваркина, Александра Конаныхина  и многих других.

Во всех этих случаях в России возбуждались уголовные дела по статьям, связанным с предпринимательской деятельностью наших героев за рубежом. Эффективность заочных судов, выносящих в России строгие приговоры (иногда многолетние тюремные сроки), с точки зрения экономики была нулевой, так как после них в страну не вернулось ни цента. Все деньги как лежали, так и лежат на счетах в зарубежных банках.

Похоже, именно этот ход и был задуман в случае с Владимиром Кехманом.  Он и его партнеры, правда, творчески развили опыт, заручившись решением западного суда. Казалось, вот-вот и г-н Кехман повторит путь небедных «критиков режима», ожидающих его в Лондоне или Париже. 

Однако на этот раз шансы Владимира Кехмана и тех, кто прячется за его спиной, не слишком велики. Причина тому, полагаю, столкновение интересов весьма влиятельных отечественных бизнес-структур.

Банк наносит ответный удар

В феврале 2013 года «Банк Москвы» подал заявление в британский суд с просьбой отменить личное банкротство Владимира Кехмана. Основание – обвинения в мошенничестве. Если в британском суде факт мошенничества будет доказан – у бананового бизнеса, а также у всех спрятавшихся за Владимиром Кехманом партнеров не останется ни цента.

А сам процесс в Высоком суде Лондона будет не менее захватывающим, чем недавняя тяжба между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем. В ходе судебного разбирательства мы наверняка узнаем, в чьих интересах (собственных или кого-то еще) выводились за рубеж «банановые» активы.

В поисках ответа на этот вопрос, полагаю, суд наверняка не пройдет мимо люксембургского адреса – 65, boulevard Grande-Duchesse Charlotte 1331 Luxembourg, где была зарегистрирована одна их «банановых» компаний Владимира Кехмана (упомянутая выше JFC Financial Services S.A.)  Для справки: ровно по тому же адресу была зарегистрирована и другая любопытная фирма, которая сумела продать (а точнее, впарить) российским властям здание бывшего венгерского торгпредства в Москве по цене, в десятки раз превышающей полученное венграми.

То, что к «венгерскому делу» были причастны представители российских властей, не вызывает сомнений. Совпадение адресов, обнаруженное нами в Люксембурге, дает основания предположить, что их след найдется и в «банановом деле». 

Но и это не все. Не исключаю, что в ходе процесса также выяснится, что некоторые из банков-кредиторов, которые не пошли в Высокий суд Лондона, скорее подельники Кехмана, чем его жертвы.

***
На наших глазах скучное дело о невозвращенных кредитах вырастает в весьма занимательный прецедент. Испытанной схеме с использованием силовиков «Банк Москвы» противопоставил цивилизованный спор в Высоком суде Лондона. В случае его успеха такой путь может оказаться примером для других российских бизнес-структур, пытающихся вернуть уведенные из страны деньги.

Но куда более важно, чтобы этот прецедент привлек внимание российского государства, которое до сих пор не смогло вернуть ни копейки из украденного из госбюджета и вывезенного из страны. Однако прогноз в этом случае неутешителен. В ходе подобных процессов слишком многое из тайного становится явным. А кто же захочет, чтобы имена-пароли-явки были названы в открытом суде?

Впрочем, если зарубежные тяжбы между российскими бизнес-структурами войдут в моду, нежелательные для властных группировок имена-пароли-явки все равно всплывут. Рано или поздно.


поделиться:
comments powered by HyperComments