Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Главный телохранитель

Опубликовано: 1 Августа 2012 12:31
0
12134
"Совершенно секретно", No.8/23

   
 С женой Марией Семёновной, 1930-е годы  
   
 
 С внуками И.В. Сталина, конец 1940-х годов  
   

За три месяца до смерти И. Сталин репрессировал начальника своей охраны генерала Власика, отслужившего ему верой и правдой четверть века

Семнадцатого января 1955 года Военная коллегия Верховного Суда СССР под председательством полковника юстиции В.В.Борисоглебского и членов суда – полковников юстиции Д.А.Рыбкина и Н.Е.Коваленко рассмотрела уголовное дело по обвинению бывшего начальника Главного управления охраны МГБ СССР генерал-лейтенанта Власика Николая Сидоровича и признала его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 193-17, п. «б» УК РСФСР (злоупотребление служебным положением при особо отягчающих обстоятельствах).
Согласно приговору, Власик Н.С. был подвергнут ссылке «в отдалённую местность СССР» сроком на пять лет, лишён воинского звания «генерал-лейтенант», четырёх медалей, двух почётных знаков «ВЧК–ГПУ», а позже, на основании возбуждённого ходатайства ВК ВС СССР перед Президиумом Верховного Совета СССР, лишён девяти орденов: трёх орденов Ленина, четырёх – Красного Знамени, орденов Красной Звезды, Кутузова I степени и медали «ХХ лет РККА».
Было также «изъято и обращено в доход государства имущество, приобретённое преступным путём».
28 июня 2000 года постановлением Президиума Верховного Суда РФ под председательством В.М.Лебедева приговор этот был отменён и уголовное дело в отношении Власика Н.С. прекращено – за отсутствием состава преступления.
Передо мной автобиография из личного дела Николая Сидоровича Власика, начальника охраны И.В.Сталина в период с 1927 по 1952 год.
Родился 22 мая 1896 года в Западной Белоруссии в бедной крестьянской семье. Это уточнение – «в бедной крестьянской семье», равно как и «в семье рабочего», «в семье батрака» – в первые годы советской власти было как бы стартом для карьеры. Кто-то пользовался этим как «прикрытием» непролетарской биографии. Власик писал истинную правду. В три года он лишился родителей: вначале умерла мать, а затем и отец. Окончил три класса сельской церковно-приходской школы. С 13 лет начал трудовой путь: работал чернорабочим на стройке, каменщиком, позднее – грузчиком на бумажной фабрике. В начале 1915 года был призван на военную службу, участвовал в Первой мировой войне. Был отмечен командирами, за храбрость в бою награждён Георгиевским крестом. В 1916-м был ранен, после госпиталя произведён в унтер-офицеры и назначен командиром взвода 25-го пехотного полка в Москве. В первые дни революции вместе со своим взводом перешёл на сторону советской власти, стал членом полкового комитета.
В 1918 году в боях на Южном фронте под Царицыном Власик был тяжело ранен. Потом его направили в Особый отдел ВЧК к Дзержинскому, оттуда – в Оперативный отдел ОГПУ. Служебное рвение молодого командира заметили. И в 1927 году поручили возглавить спецохрану Особого отдела ВЧК, Кремля, членов правительства и личную охрану Сталина.
Но отвечать ему пришлось и за медицинское обслуживание руководства страны, материальное обеспечение их квартирного и дачного хозяйства, снабжение продуктами и спецпайками, строительство и ремонт служебных помещений ЦК и Кремля, организацию отдыха Сталина, его родственников и детей на загородных дачах и на юге. И даже контролировать учёбу и поведение детей Сталина, которые в 1932 году остались без матери. В личном фонде Сталина до сих пор хранятся документы, из которых видно, что Власик через назначенных им сотрудников следил за детьми Сталина, проявляя, прямо скажем, материнскую заботу.
Но и это было далеко не всё. Организация демонстраций и парадов, подготовка Красной площади, залов, театров, стадионов, аэродромов для различных пропагандистских акций, перемещение членов правительства и Сталина по стране на различном транспорте, встречи, проводы иностранных гостей, их охрана и обеспечение. А главное – безопасность вождя, подозрительность которого, как известно, превышала все разумные пределы. За смекалку Сталин не раз хвалил Власика и щедро осыпал его наградами. Ведь именно Власик придумал такой способ охраны, как кавалькада из десяти–пятнадцати абсолютно одинаковых ЗИСовских машин, в одной из которых сидел И.В., а в остальных – «лица, похожие на него». В редкие авиарейсы он готовил не один самолёт, а несколько, и в каком из них лететь, определял сам Сталин в самый последний момент. Это тоже охрана. Проверка на наличие ядов в пище и вообще контроль за питанием Сталина – это для Власика было несложным делом – работала спецлаборатория.
Короче, дел у начальника охраны хватало с лихвой, и за все годы никаких неприятностей вождь не имел, хотя вокруг него ЧП случались, и нередко: «блоки», «центры», диверсии, вредительства, смерть Менжинского, Куйбышева, Горького и его сына Максима, попытка отравить парами ртути Ежова, убийство Кирова, Орджоникидзе, гибель Чкалова.
К лету 1941 года Власик уже имел генеральский чин. Во время войны забот прибавилось, соответственно и штат разросся – до нескольких десятков тысяч человек. Власику была поручена эвакуация правительства, членов дипкорпуса и наркоматов. Главное управление охраны подбирало в Куйбышеве рабочие помещения и квартиры для правительства, обеспечивало транспортом, связью, налаживало снабжение. За эвакуацию тела Ленина в Тюмень и его охрану тоже отвечал Власик. А в Москве он со своим аппаратом обеспечивал безопасность на параде 7 ноября 1941 года, на торжественном собрании, которое провели на станции метро «Маяковская» накануне. Короче, службу его «мёдом» не назовёшь. А тут ещё и «мелкие» вопросы.
Секретно
ЗАМ.НАЧАЛЬНИКА 1-го ОТДЕЛА
НКВД СССР
КОМИССАРУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
3-го РАНГА
т. ВЛАСИКУ Н.С.
Заключение о состоянии здоровья полковника СТАЛИНА Василия Иосифовича
т. СТАЛИН В.И. доставлен в Кремлёвскую больницу 4/IV-43 г. в 11 часов по поводу ранений осколком снаряда.
Ранение левой щеки с наличием в ней мелкого металлического осколка и ранение левой стопы с повреждением костей её и наличием крупного металлического осколка.
В 14 часов 4/IV-43 г. под общим наркозом проф. А.Д.Очкиным произведена операция иссечения повреждённых тканей и удаления осколков.
Ранение стопы относится к разряду серьёзных.
В связи с загрязнением ран введены противостолбнячная и противогангренозная сыворотки.
Общее состояние раненого вполне удовлетворительное.
Начальник Лечсанупра Кремля (Бусалов)
Прежде чем докладывать отцу о сыне, Н.С.Власик заставил командование ВВС представить донесение об обстоятельствах ранения Василия Сталина.
Долго ждать этого не пришлось.
СЕКРЕТНО. Экз. №1
Донесение о чрезвычайном происшествии в 32-й гвардейской ИАП (истребительно-авиационный полк. – Ред.)
Происшествие произошло при следующих обстоятельствах:
4 апреля 1943 г. утром группа лётного состава, состоящая из командира полка полковника Сталина В.И., Героев Советского Союза подполковника Власова Н.И., капитана Баклан А.Я., капитана Котова А.Г., капитана Гаранина В.И., капитана Попкова В.И., капитана Долгушина С.Ф., командира звена старшего лейтенанта Шишкина А.П. и других, а также инженера по вооружению полка капитана Разина Е.И. выехала на реку Селижаровка, находящуюся в 1,5 км от аэродрома, на рыбную ловлю.
Бросая в воду гранаты и реактивные снаряды, глушили рыбу, собирая её с берега сачком. Перед бросанием реактивного снаряда инженер полка капитан Разин предварительно ставил кольцо детонатора на максимальное замедление (22 секунды), отворачивал ветрянку, а затем бросал снаряд в воду. Так им лично было брошено 3 реактивных снаряда. Готовясь к броску последнего реактивного снаряда, инженер-капитан Разин максимально вывернул ветрянку, и мгновенно произошёл взрыв снаряда в руках, в результате чего один человек – капитан Разин – убит, полковник Сталин В.И. и капитан Котов А.Г. тяжело ранены.
С этим донесением верный Николай Сидорович пошёл к вождю, и тот разразился приказом:
КОМАНДУЮЩЕМУ ВВС КРАСНОЙ АРМИИ МАРШАЛУ АВИАЦИИ тов. НОВИКОВУ ПРИКАЗЫВАЮ:
1) Немедленно снять с должности командира авиационного полка полковника СТАЛИНА В.И. и не давать ему каких-либо командных постов впредь до моего распоряжения.
2) Полку и бывшему командиру полка полковнику Сталину объявить, что полковник Сталин снимается с должности командира полка за пьянство и разгул и за то, что он портит и развращает полк.
3) Исполнение донести.
Народный комиссар обороны
И. Сталин
26 мая 1943 года
Но были дела и посерьёзнее. Прежде всего – три конференции глав участников антигитлеровской коалиции: Тегеран (28.XI – 1.XII. 1943), Ялта (4–11.II.1945) и Потсдам (17.VII – 2.VIII.1945).
И всегда Власик был рядом со Сталиным – маскировался под фотокорреспондента. За успешное проведение конференции в Тегеране Власик был награждён орденом Ленина, за Крымскую конференцию – орденом Кутузова I степени, за Потсдамскую – орденом Ленина.
Закончилась война. Служба продолжалась. Решением ЦК в 1947 году были выделены средства на строительство и реконструкцию государственных дач в Крыму, Сочи, Гаграх, Сухуми, Цхалтубо, Боржоми, на озере Рица и в Подмосковье. И опять всё это поручили Н.С.Власику. Замечу: человеку с трёхклассным образованием. Но Главное управление имело своих финансистов, бухгалтеров, строительных специалистов. Так что сам Власик с его тремя классами и не пытался во всём этом разбираться.
Да и беда ждала его не здесь. Как известно, подчинялся он руководству НКГБ, а затем – МГБ, а значит, небезызвестным Берии, Меркулову, Кобулову, Цанаве, Серову, Гоглидзе. Но Власик был ближе их всех к Сталину, и вождь иногда советовался с ним по делам МГБ. Об этом становилось известно в окружении Берии. И не могло не вызывать раздражения, тем более что Власик зачастую негативно отзывался о своих начальниках.
В 1948 году был арестован комендант «Ближней дачи» Федосеев. Следствие велось под руководством Серова. Под пытками Федосеев дал показания о том, что Власик хотел отравить Сталина.
Потом возникло «дело врачей». Появились показания о том, что вместе с врачами Власик хотел организовать лечение А.Жданова и вынашивал цель убийства Сталина. В мае 1952-го неожиданно началась глубокая проверка финансово-хозяйственной деятельности управления охраны. В комиссию, кроме специалистов, вошли Берия, Булганин, Поскрёбышев. Всё выпитое, съеденное и растранжиренное «повесили» на Власика и его заместителя Лынько. Доложили Сталину. Лынько арестовали, а Власика отправили на Урал, в город Асбест, на должность замначальника Баженовского исправительно-трудового лагеря МВД СССР. Позже генерал вспоминал в своих дневниках, что «папахи полетели» с голов очень многих его подчинённых.
В течение полугода – до декабря 1952-го – он работал в Асбесте и «бомбил» Сталина письмами, в которых клялся в своей невиновности и преданности. А 16 декабря его вызвали в Москву и арестовали по «делу врачей», обвинив в том, что покрывал «вражеские действия» профессоров Егорова, Вовси и Виноградова.
Как известно, «дело врачей» было прекращено после смерти Сталина и все арестованные выпущены на свободу – все, кроме Власика. Более ста раз его допрашивали за время следствия. В вину вменяли и шпионаж, и подготовку терактов, и антисоветскую агитацию и пропаганду. Причём по каждому из обвинений ему грозил немалый срок.
«Прессовали» 56-летнего Николая Сидоровича в Лефортово изощрённо – держали в наручниках, в камере круглые сутки горела яркая лампа, спать не давали, вызывая на допросы, да ещё за стеной постоянно крутили пластинку с истошным детским плачем. Устраивали даже имитацию расстрела (об этом Власик пишет в своём дневнике). Но держался он молодцом, не терял чувства юмора. Во всяком случае, в одном из протоколов он даёт такие «признательные» показания: «Я действительно сожительствовал со многими женщинами, распивал спиртное с ними и художником Стенбергом, но всё это происходило за счёт моего личного здоровья и в свободное от службы время».
Его продолжают держать в Лефортово. И уже вменяют в вину связь с художником-конструктивистом В.Стенбергом, который якобы занимался шпионажем, оформляя праздничные действа на Красной площади.
26 июня 1953 года арестованы Берия, Кобулов, Гоглидзе, Меркулов и 23 декабря того же года расстреляны. КГБ возглавил И.Серов, обещавший ещё при жизни Берии стереть Власика в порошок. Фигура эта неоднозначная. Например, сын Берии Серго пишет: «Очень хорошо знал я Ивана Александровича Серова, возглавлявшего КГБ СССР в 1954–1958 годах. Это был безупречно честный человек, немало сделавший для укрепления законности. Серов блестяще окончил Военную академию имени Фрунзе и был направлен в распоряжение нового наркома НКВД. Владел японским языком. Те, кто служил под началом Героя Советского Союза генерал-полковника И.А.Серова, запомнили его талантливым, очень мужественным и чрезвычайно образованным человеком».
А замминистра МГБ В.Рясной оценивал генерал-полковника несколько иначе: «...Брандыхлыст, каких свет не видел. Везде пронырнёт, найдёт, обманет, украдёт. При помощи Берии добился, чтоб его не очень загружали работой. Насчёт того, чтоб подлизаться к высшему начальству, Серов незаменим, очень ушлый в этом отношении человек».
Короче, и при Серове Николая Сидоровича Власика держали под арестом. Таскали через день, и в основном по ночам, на допросы. Контрреволюционные, то есть политические, преступления отпали сами собой, хищения «с барского стола» – тоже. Отпал и такой эпизод.
После Потсдамской конференции в 1945 году Власик среди прочего барахла, выданного ему в подарок от Красной Армии, вывез из Германии в эшелоне НКВД лошадь, две коровы и одного быка. И доставил всю эту живность в Белоруссию своей сестре Ольге.
После его ареста в 1952 году стали разбираться и с этим. Выяснили, что в 1941-м его родную деревню Бобыничи Барановичской области захватили немцы. Дом, в котором жила сестра, сожгли, полдеревни расстреляли, старшую дочь сестры угнали на работы в Германию (оттуда она так и не вернулась), корову и лошадь забрали. Ольга с мужем Петром и двумя детьми ушла к партизанам, а после, когда погнали немцев, вернулась в разграбленную деревню. Вот Власик и доставил из Германии сестре как бы часть её же добра.
Об этом доложили Сталину, и тот, посмотрев на докладывавшего Игнатьева, сказал: «Ты что, ох..., что ли?!»
Об этом вспоминал в конце жизни сам Власик. Уж не знаю, так ли было на самом деле, но если так, то нужно отдать должное вождю: он был прав.
Между прочим, Потсдам – это резиденция прусских королей. Германии крупно повезло, что Власик, выезжая оттуда, удовлетворил только свой «животноводческий» интерес, а не увлёкся, скажем, работами Рембрандта.
Из приговора:
«...Власик, будучи начальником Главного управления охраны МГБ СССР, пользуясь особым доверием Советского Правительства и ЦК КПСС, злоупотреблял оказанным ему доверием и своим высоким служебным положением...» И далее следуют обвинения:
«1. Морально разложился, систематически пьянствовал, не обладая чувством политической бдительности, проявлял неразборчивость в бытовых связях.
2. Пьянствуя вместе с неким Стенбергом, сблизился с ним и разгласил ему и другим лицам секретные сведения. Из квартиры Стенберга вёл переговоры по телефону с главой Советского Правительства, а также служебные разговоры со своими подчинёнными.
3. Расшифровал перед Стенбергом трёх секретных сотрудников. Показал ему его агентурное дело.
4. Общаясь с лицами, «не внушающими политического доверия», поддерживавшими связи с иностранцами, Власик выдавал им пропуска на трибуны Красной площади.
5. Хранил в своей квартире служебные документы, в частности, план Потсдама и нанесённую на него систему охраны всего района Потсдамской конференции (1945 года), а также докладную записку о работе Сочинского отдела МВД в особый период 1946 года, расписание движения правительственных поездов и другие документы».
На этом обвинение заканчивалось. А следствие шло два с лишним года!
Квалификация – п. «б» ст. 193-17 УК РСФСР (в редакции 1926 г.).
«Ст. 193-17. а) Злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, также халатное отношение к службе лица начальствующего состава Рабоче-крестьянской Красной Армии, если деяния эти совершались систематически, либо из корыстных соображений или иной личной заинтересованности, а равно если они имели своим последствием дезорганизацию вверенных ему сил, либо порученного ему дела, или разглашение военных тайн, или иные тяжёлые последствия, или хотя бы и не имели означенных последствий, но заведомо могли их иметь, или были совершены в военное время, либо в боевой обстановке, влекут за собой: лишение свободы со строгой изоляцией или же без таковой на срок не ниже шести месяцев;
б) те же деяния, при наличии ОСОБО отягчающих обстоятельств, влекут за собой:
ВЫСШУЮ МЕРУ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ;
в) те же деяния, при отсутствии признаков, предусмотренных пунктами «а» и «б» настоящей статьи, влекут за собой: применение Правил Дисциплинарного устава Рабоче-крестьянской Красной Армии».
А вот данные из уголовного дела Власика, точнее, из протокола судебного заседания от 17 января 1955 года:
«Вопрос суда. Что сближало вас и Стенберга?
Власик. Конечно, сближение было на почве совместных выпивок и знакомств с женщинами.
Вопрос суда. Для этого у него была удобная квартира?
Власик. У него я бывал очень редко.
Вопрос суда. Вы выдавали пропуска на Красную площадь некоей Николаевой, которая была связана с иностранными журналистами?
Власик. Я только сейчас осознал, что совершил этим преступление.
Вопрос суда. Своей сожительнице Гридусовой и её мужу Шрагеру вы давали билеты на трибуны стадиона «Динамо»?
Власик. Давал.
Вопрос суда. Вы хранили у себя на квартире секретные документы?
Власик. Я собирался составить альбом, в котором в фотографиях и документах была бы отражена жизнь и деятельность тов. И.В.Сталина.
Вопрос суда. Каким путём вами приобретены радиола и приёмник?
Власик. Их мне прислал в подарок Василий Сталин. Но я их затем отдал на дачу «Ближняя».
Вопрос суда. Что вы можете сказать об имевшихся у вас четырнадцати фотоаппаратах и объективах к ним?
Власик. Большинство из них я получил по своей служебной деятельности. Один цейсовский аппарат я купил через Внешторг, ещё один аппарат мне подарил товарищ Серов...»
Интересна доказательная часть приговора. Она просто уникальна.
«Виновность Власика в совершении указанных преступлений доказана показаниями допрошенных в суде свидетелей, материалами предварительного следствия, вещественными доказательствами, а также частичным признанием своей вины Власиком». И всё.
Приговор – десять лет ссылки. По амнистии от 27 марта 1953 года этот срок сокращён наполовину, то  есть до пяти лет. Об этом сказано здесь же, в приговоре.
А то, что Власик два с лишним года отсидел в Лефортово? Это не считается? И если это считается, то как? В приговоре об этом – ни слова.
До 17 мая 1956 года он почему-то находится под стражей, а это ещё год и четыре месяца. Правда, уже в «отдалённой местности СССР» – в Красноярске. В порядке помилования (Указ Президиума Верховного Совета СССР 15 мая1956 года подписал Клим Ворошилов) освобождён из-под стражи и от дальнейшего отбытия наказания.
Вернувшись в Москву, Власик просится на приём к Генеральному прокурору Руденко – тот его не принял. Направляет прошение о реабилитации в Комиссию партийного контроля (КПК) Н.Швернику, потом А.Пельше – снова отказ. Не помогла и поддержка маршалов Г.Жукова и А.Василевского.
Его квартиру на улице Горького (в доме, где находится Концертный зал имени Чайковского) превратили в коммуналку. Всё имущество вывезли ещё в ходе следствия.
18 июня 1967 года Н.С.Власик умер от рака лёгких, так ничего и не добившись.
На повторное обращение его дочери о посмертной реабилитации отца в 1985 году Главный военный прокурор А.Горный ответил отказом.
Нынче справедливость вроде бы восстановлена, но опять проблемы. Дочери Власика Надежде Николаевне около года потоком шли звонки и письма-разъяснения из Комиссии по реабилитации и из ФСБ о том, что её отец осуждён не по ст. 58 УК РСФСР (государственное преступление), а по ст. 193-17 УК РСФСР (простое воинское преступление), вследствие этого жертвой политических репрессий Н.С.Власик якобы не является, так же как и его дочь не является пострадавшей.
Что сказать на всё это? Статья 3 Закона «О реабилитации» от 18 октября 1991 года гласит: «Подлежат реабилитации лица, которые по политическим мотивам были: а) осуждены за государственные и иные преступления».
Н.С.Власика осудили за «иные» преступления. По мотивам политическим или не политическим? Думаю, двух мнений здесь быть не может.
Николай Сидорович Власик не расстреливал и не подписывал расстрельных списков, в «двойках», «тройках», «особых совещаниях» не участвовал, служил добросовестно, пока не попал между молотом и наковальней.


поделиться:
comments powered by HyperComments