ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Грант как измена родине

Опубликовано: 28 Января 2013 13:05
0
11963
"Совершенно секретно", No.2/285
Офисные здания правозащитников были разукрашены граффити «Иностранный агент!», «Love USA»… (фото Юлия Климова/ПЦ Мемориал)
Офисные здания правозащитников были разукрашены граффити «Иностранный агент!», «Love USA»… (фото Юлия Климова/ПЦ Мемориал)

Появятся ли в России официально зарегистрированные «иностранные агенты»?

От российских некоммерческих организаций (НКО), занимающихся политической деятельностью и получающих зарубежные гранты, теперь требуется регистрироваться в министерстве юстиции в качестве «иностранных агентов» и помечать этим же клеймом все публикуемые материалы и исходящие  документы. Они должны это сделать до 19 февраля. Готовы ли?

Как только закон был принят, ведущие российские правозащитные организации объявили «закон об агентах» неправовым и неконституционным.
Последним абзацем заявления правозащитники сжигают все мосты: «Подобные антиправовые акты не следует исполнять ни гражданам, ни организациям, ни чиновникам, ни судьям. Наоборот, именно за их исполнение раньше или позднее может последовать наказание. История Германии 1930-х–1940-х годов дает нам такой пример (при всей разнице масштабов противоправности «законотворчества» там и в современной России). Немецкие судьи понесли уголовную ответственность именно за исполнение антиправовых нацистских законов».

Аллюзии к нацистской Германии подтвердились 21 ноября 2012 года, в день вступления злополучных поправок в силу, – офисные здания правозащитников были разукрашены граффити «Иностранный агент!», «Love USA», наподобие того, как в апреле 1933 года штурмовые отряды НСДАП, действуя открыто, «украшали» еврейские магазины граффити Jude и плакатами «Немцы! Защитите себя. Не покупайте у евреев». (Молодежная «Молодая гвардия «Единой России» на своем сайте объяснила акты вандализма раздражением со стороны общества к «грантоедам», защищающим преступников.)

Как собираются защищаться новоявленные агенты влияния, корреспондент «Совершенно секретно» выяснил у представителей самых известных российских НКО.

Олег Орлов, член Совета правозащитного центра «Мемориал», считает, что репрессии вполне вероятны, но начнутся не сразу:

– Мы не скрываем, что получаем помощь от зарубежных организаций – это факт установленный, но нужно доказать, несмотря на «резиновую» формулировку закона, что мы занимаемся политической деятельностью. Мы никогда не действовали по поручению наших грантодателей, мы сами придумываем правозащитные проекты и уже под них ищем спонсоров, перед которыми отчитываемся только в целевом расходовании средств. Все попытки властей признать нас «иностранными агентами», выполняющими задания иностранных организаций или государств, мы будем оспаривать в российских судах и Европейском суде по правам человека – уже сейчас от имени группы неправительственных организаций мы готовим жалобу в Страсбург. В жалобе, используя статус «потенциальной жертвы», мы доказываем, что закон об «иностранных агентах» прямо противоречит Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, и просим обязать Россию изменить этот закон. Только после нашего проигрыша в судах власти должны предписать нам подать заявку на включение в реестр иностранных агентов, дать время и затем принимать карательные меры.

– Это просто отсрочка неизбежного? Не кажется ли вам, что государство просто намекает вам, что ваша деятельность тут нежелательна?

– Это никакой не намек. Этим и другими недавно принятыми законами (о клевете, о государственной измене, ужесточением закона о митингах) нам практически прямым текстом говорят: либо вы будете сидеть спокойно и кормиться с наших рук, либо мы свернем вас в бараний рог.

– Возможен ли показательный процесс над «иностранными агентами»?

– Это реально. Однако ситуация в обществе изменилась: когда-то достаточно было посадить Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, чтобы весь бизнес заткнулся, сейчас гражданское общество одним-двумя процессами не запугаешь. Одним условным ходорковским тут не обойдешься. Однако массовые репрессии возможны, только если Россия будет готова к самоизоляции, покинет Совет Европы, а это, в свою очередь, невозможно без изменения внешней политики. Хотя я не исключаю, что люди, ориентированные на самоизоляцию страны, в так называемой элите есть. Завершится в конце концов все хорошо – победой и торжеством демократии в России, вопрос только – когда. Если власть будет действовать так, как сейчас, – настолько глупо и уперто, то нам придется пройти через трудный период, который не ограничится тем, что посадят пару-тройку десятков правозащитников, а произойдет нечто подобное застою с последующим развалом Советского Союза. На этот раз развалится Российская Федерация. Это будет очень тяжело не только для правозащитников, но и для всех граждан России. Очень, очень хотелось бы, чтобы этого не произошло, чтобы власть повела себя более умно и гибко. У меня есть надежда на «раскол элит», там есть люди, которые понимают перспективу, о которой я говорю. Другая часть – упертая и глупая – считает, что у них есть несколько десятков лет – им хватит, а дальше хоть трава не расти. Нет у них даже и десяти лет. Посмотрим, надежда есть, но есть и крайне опасный вариант развития событий.

– Так, может быть, наоборот, нужно зарегистрироваться «иностранным агентом» – и вы не дадите власти формального повода начать репрессии?

– Только на первый взгляд это предложение логично. Дело в том, что закон предполагает, что к зарегистрированным «агентам» будут применяться различные меры: огромное количество плановых, но это не самое страшное, а главное – внеплановых проверок. Организацию, которая войдет в реестр «агентов», можно даже не закрывать: если власть захочет, вся ее работа сведется к прохождению проверок – частота их не ограничена: они могут быть через день, каждый день или сразу три одновременно. Если не проверками, то каким-то еще образом деятельность организации будет парализована, – сказал Орлов.

В том, что регистрация в «реестре агентов» означает фактическое закрытие организации, с Олегом Орловым согласна исполнительный директор Ассоциации российских некоммерческих организаций

«В защиту прав избирателей «ГОЛОС» Лилия Шибанова:

– Если мы войдем в реестр, Центральная избирательная комиссия обязательно выпустит инструкцию, что «агентов» нельзя допускать на выборы. Сейчас в регионах мы должны проводить экспертные столы по местному самоуправлению, местным бюджетам. Представьте, мы приглашаем руководителя администрации и пишем: «Мы – иностранные агенты – просим…» Откликнется ли кто на такое приглашение?

Но по большому счету я воспринимаю этот закон скорее как детскую войнушку с Америкой, чем реальную угрозу российским НКО: если бы они действительно хотели нас закрыть, то у них есть все возможности не только закрыть, но и что хочешь с нами сделать.

Как и Олег Орлов, Лилия Шибанова считает, что общество изменилось:

– В лучшем случае власти могут выдавить за границу часть правозащитников.

Генеральный директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова также считает, что у власти есть все возможности уничтожить любую организацию, не принимая для этого новых законов. По ее мнению, закон об «иностранных агентах» будет использоваться, скорее всего, против небольших региональных правозащитных организаций:

– «Мемориал» и другие организации, ведущие борьбу за отмену этого закона, – большие молодцы. Но мне кажется, что власть начинает понимать, что, борясь со своими испугами прошлой зимы и весны, она перегнула палку. Например, президент Путин поставил задачу за несколько лет поднять Россию со 112-го места в рейтинге Всемирного банка Doing Business до 20-го, на котором сейчас находится Германия. А один из показателей рейтинга – соблюдение прав человека в стране и репрессивные меры, принимаемые к населению. С таким странным законодательством и еще более странным правоприменением можно сколько угодно открыть свободных экономических зон – рейтинг останется тем же самым. Власти панически отреагировали на неожиданно обнаруженное у себя под боком гражданское общество. Но здравый смысл подсказывает, что лучше им не начинать войны с правозащитниками.

***
19 февраля 2013 года заканчивается 90-дневный срок, отведенный на «добровольную регистрацию иностранных агентов». На день подписания номера соответствующий реестр министерства юстиции был пуст. 20 февраля станет понятно, как будет использовано ужесточенное законодательство на практике.

ДОСЬЕ

«Мемориал»
Историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество, объединяющее десятки организаций из России, Украины, Казахстана и нескольких европейских стран. Существует с 1987 года. Цель создания – расследование и огласка политических репрессий в СССР. Сегодня «Мемориал» не только публикует исторические материалы о жертвах репрессий, но и освещает нарушения прав человека в зонах вооруженных конфликтов, например в Чечне, а также помогает жертвам этих нарушений добиваться правды в судах. Сотрудники «Мемориала» и сами оказываются в статусе жертв. Самый громкий случай – убийство в 2009 году Натальи Эстемировой, защищавшей права человека в Чечне.

«Голос»
Ассоциация некоммерческих организаций в защиту прав избирателей. Основана в 2000 году. Действует в 48 регионах России: распространяет информационные материалы об избирательном праве, готовит наблюдателей на выборы, ведет базу данных нарушений, которые они выявляют, проводит круглые столы. Один из самых масштабных своих проектов – «Карту нарушений» организация запустила накануне выборов в Госдуму в конце 2011 года. За это ее сотрудники и их информационные партнеры подверглись давлению со стороны власти и даже уголовному преследованию.

Transparency International Россия
Центр антикоррупционных исследований и инициатив. В 2000 году его основала и возглавила исследователь в области борьбы с коррупцией Елена Панфилова. Центр наблюдает за тем, как чиновники исполняют законы, анализирует законодательные инициативы (например, закон о госзакупках, о полиции), проверяет национальные проекты на предмет конфликта интересов. Так, в 2010 году организация нашла «коррупционную составляющую» в проекте строительства дороги Москва – Санкт-Петербург через Химкинский лес.


поделиться: