Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Золотая виза

Опубликовано: 1 Марта 2012 09:00
0
10859
"Совершенно секретно", No.3/274


 
Константин Олегович Ромодановский (1956 г. р.) окончил 1-й Медицинский институт по специальности «Лечебное дело» (1980 г.) и Высшие курсы КГБ СССР в Минске (1983 г.) Работал в 5-м управлении КГБ СССР. С 1992 года — в Управлении собственной безопасности ФСБ РФ. В 2000 году назначен первым заместителем начальника УСБ ФСБ. С мая 2001 года — начальник Департамента собственной безопасности МВД России. В 2005 году назначен директором Федеральной миграционной службы. Был трижды женат, имеет трёх детей.
 
   
 
 
В этом элитном доме в районе проспекта Мира находится квартира генерала Константина Ромодановского
 
   
   
Константин Михайлович Полторанин, тридцать восемь лет, родился в Алма-Ате в семье собственного корреспондента газеты «Правда». Окончил Московскую государственную юридическую академию по специальности «правоведение». (Отец, Михаил Полторанин, с 1990-го по 1992 год занимал пост министра печати России, позже был зампредседателя правительства РФ.) Десять лет он проработал в тесном контакте с Константином Ромодановским – сначала как начальник пресс-службы департамента собственной безопасности МВД РФ (2001-2005 гг.), затем возглавлял пресс-службу ФМС (2005-2011 гг.).   
   
   
 Виктор Петрович Иванов (1950 г. р.) окончил Ленинградский электротехнический институт связи (1974 г.) Работал на оперативных и руководящих должностях Управления КГБ СССР по Ленинградской области (с 1977 г.). Начальник Управления административных органов мэрии Санкт-Петербурга (1994—1996 гг.). Начальник Управления собственной безопасности, руководитель Департамента экономической безопасности ФСБ РФ (1998—2000 гг.). Помощник Президента Российской Федерации (2004-2008 гг.), директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (с 2008 г). 
 
   
   
 Виктор Васильевич Золотов (1954 г. р.) работал в 9-м управлении Комитета государственной безопасности СССР. После увольнения из Главного управления охраны РФ некоторое время работал в ЧОП «Балтик-Эскорт» под руководством Романа Цепова (1996 г.). Начальник Службы безопасности Президента Российской Федерации (c 2000 г.), заместитель директора ФСО России.  
   
 
Роман Игоревич Цепов (1962-2004) окончил Высшее политическое училище МВД СССР. Уволен со службы в чине капитана (1990 г.). Организовал и возглавил ЧОП «Балтик-Эскорт» (1992 г.), которое охраняло высокопоставленных сотрудников Петербургской мэрии, включая Анатолия Собчака и Владимира Путина. Начиная с 1993 г., пережил пять покушений, впервые был арестован в 1994 г. по обвинению в незаконном хранении оружия. Принимал участие в церемонии инаугурации Владимира Путина (2000 г.). Скоропостижно скончался при загадочных обстоятельствах. Похоронен на Серафимовском кладбище, рядом с могилой родителей Владимира Путина.  
   
 
   

Дачный вопрос руководителя ФМС России Константина Ромодановского
Главное предназначение и смысл существования ФМС для многих чиновников состоит в том, чтобы заработать на мигрантах, выдавая «проездные документы», утверждает бывший пресс-секретарь миграционной службы Константин Полторанин


Стрит-рейсинг джигитов на джипе – вдоль кремлёвской стены, с финишированием у Вечного огня в Александровском саду. Этнодансинг темпераментных кавказских парней в центре славянского мегаполиса. Погром на Манежке в декабре 2010-го. Короче, по меткому выражению Владимира Владимировича, «плавильный котёл» ассимиляции барахлит и чадит и не способен «переварить» всё возрастающий масштабный миграционный поток». И при этом уже каждый десятый прохожий в России – мигрант (приезжий, гастарбайтер и т. п.)!
Не случайно вышедшая недавно предвыборная статья будущего президента была посвящена национальному вопросу. Называлась она «Россия сосредотачивается…». Владимир Путин предложил ужесточить правила регистрации мигрантов и наказание за их нарушение, а также создать спецструктуру по вопросам взаимодействия этносов. В статье он также отметил, что коррумпированность российского суда приводит к недовольству общества, радикальному отношению к мигрантам и криминалу в среде мигрантов.
Сразу после этого премьер-министр России посетил заседание коллегии Федеральной миграционной службы (ФМС), послушал доклад о миграционной ситуации в стране. Глава ФМС Константин Ромодановский показал Путину «интерактивную миграционную карту». На ней должна отображаться «вся информация о мигрантах в режиме реального времени».
Ромодановский при Путине испытал карту. Он показал премьеру данные об иностранных жителях, проживающих в столице. К примеру, в гостинице «Измайлово» сейчас находятся, по выражению генерала, «15,539 тысяч китайцев». Ромодановский отметил, что ситуацию нужно проконтролировать, так как многие граждане Китая приезжают как туристы и остаются насовсем…
В поисках непредвзятого ответа на жгучий национальный вопрос обозреватель «Совершенно секретно» обратился к бывшему руководителю пресс-службы ФМС Константину Полторанину.
Многолетнее личное общение с руководителем ФМС открыло перед Константином Полтораниным множество тайных нитей, которыми управлялись миграционные потоки в России 2000-х годов.

Послание силовикам
– Первый вопрос, соблюдая субординацию, следует задать о программной статье первого чиновника страны: каковы её плюсы и минусы?
– Новизны и плюсов в статье Владимира Путина, посвящённой национальному вопросу, я не увидел – сразу огорошил Константин Полторанин. – Путин предлагает ужесточить уголовную ответственность для тех, кто незаконно вербует и использует труд мигрантов. Но в уголовном кодексе уже существует статья за такое преступление. И, как показывает практика, применяется крайне редко. По-моему, в ней как бы заложен завуалированный месседж силовикам – не беспокойтесь, всё как было, так и останется, как собирали «нал» в чёрную, так и будете собирать, только ставки можете вдвое поднять.
Как приезжают в Россию на заработки? На самом деле, говорит Полторанин, за пределами России гастарбайтеров никто не вербует, всё происходит проще некуда:
– Почесал человек затылок: денег нет, семью кормить нечем. Позвонил односельчанину, который давно вкалывает в Москве: «Есть места на стройке?» — «Приезжай». Сарафанное радио – единственный сейчас способ вербовки мигрантов. Кого наказывать?! Стройки, магазины, ещё тысячи мелких структур, где работают мигранты. Ловить их не переловить, как ветер в поле. Вечный трёп об организованном наборе, создание видимости, что российские чиновники и работодатели хотят вывести основные миграционные потоки из тени. На самом деле при существующем режиме это просто невозможно, им всем – заинтересованным ведомства – это просто не выгодно, они как гиены набрасываются и терзают добычу, каждый в собственных интересах, сколько откусил, столько и съел. Никаких тебе государственных интересов, только собственный карман.

– Путин ещё предлагает на 10 лет закрывать въезд в Россию тем мигрантам, которые неоднократно нарушили административное и миграционное законодательство…
– Да, мера хорошая, но и такая практика не работает из-за конкуренции служб. Пограничники – на границе, полиция – внутри, а между ними пропасть. Единой информационной системы учёта въезда и выезда не существует, хотя в создание вбухано немало миллиардов казённых рублей. Кроме того, мы же прекрасно понимаем, что не все гастарбайтеры летят самолётами и попадают в базы данных московского авиаузла. Вне поля зрения властей остаются пешеходные пункты, автобусы и поезда. Ограничивай мигранту въезд в Россию хоть на сто лет, он всё равно приедет. И даже знать не будет, что его «ограничили». А если узнает, поменяет паспорт за 100 долларов и под другим именем преспокойно вернётся в полюбившееся Подмосковье.

Монстры ФМС
– Выходит, ФМС – это, так сказать, одна большая фикция? Давайте разберёмся: для чего вообще создавалась миграционная служба? Каковы её цели, задачи и чем она на самом деле занимается?
– С 1992 года, когда создали миграционную службу, она была гражданской самостоятельной структурой на уровне министерства. Поначалу занималась переселенцами из бывших советских республик, преимущественно гонимыми судьбой и жизнью русскими, строила для них дома и т. д.
Потом миграционную службу стали перебрасывать из одного ведомства в другое, и в её делах воцарился хаос. ФМС не имела права заниматься оперативно-розыскной деятельностью, поэтому в 2002 году службу передали в МВД, придав ей статус главка, а руководителя возвели в ранг замминистра. Наконец в 2005 году было решено объединить центральный аппарат, территориальные подразделения трудовой миграции и паспортно-визовое управление, создав таким образом Федеральную миграционную службу в её нынешнем виде. Повенчали жабу с красной розой: элитную структуру, которая занималась регистрационным учётом населения, загранпаспортами и визами для иностранцев, «повязали» с трудовой миграцией.

В результате, по словам Полторанина, не получилось ни одного полноценного ведомства. Паспортно-визовый блок сильно «просел». За квоты для мигрантов отвечает Минздравсоцразвития, другими миграционными вопросами ведает Минрегион. Какую же цель преследовало руководство страны, создавая такого административного монстра?
– На мой взгляд, главная и потаённая задача ФМС заключалась в том, чтобы создать определённые условия сбора теневых средств. Миграционным контролем в России непосредственно занимаются всего около пяти тысяч сотрудников. А в Москве и Московской области, через которые проходит треть общего миграционного потока, несут службу меньше тысячи человек! Естественно, они не могут контролировать этот поток мигрантов и не контролируют. Зато такого количества сотрудников ФМС вполне достаточно для сбора теневых средств, с чем эта структура хорошо справляется. По оценке некоторых экспертов, ежегодно осваивается, как минимум, порядка 10 миллиардов долларов.

«На службе крупных синдикатов»
– Из чего состоят теневые средства миграционного рынка?
– Из платы за получение визы, за оформление загранпаспортов и гражданства, за разрешение на работу и на временное проживание, вид на жительство и, конечно, штрафы за незаконно работающих мигрантов – всё это большие деньги, которые извлекаются за счет «горловин» в бумагообороте ФМС. Коллапс этой бюрократической машины был бы неизбежным при таком количестве сотрудников и нулевом развитии инфраструктуры. Система выйдет из строя, если попытаться должным порядком «оформить» даже миллион мигрантов. Поэтому существует лишь некая видимость деятельности, а на самом деле ФМС обслуживает крупные синдикаты в газовом секторе, нефтянке, торговле и т. д. Работники этих синдикатов трудятся на более или менее законных основаниях, а вот средний бизнес не имеет возможности легализовывать своих работников.

– А какова в общем потребность страны в гастарбайтерах?
– Насколько я знаю, так вопрос не ставился никогда. Не было ни одной серьёзной научной работы, которая позволила бы представить потребности нашей экономики в мигрантах. Есть какие-то поверхностные исследования, версии, декларации, заявления, но фундаментальных расчётов не существует. Недавно было официально заявлено, что России может потребоваться в обозримом будущем 10 миллионов новых рабочих рук. Это чушь: нам не надо даже того количества мигрантов, которое есть сейчас. Притом, что у нас в России нет как таковой экономики, разрушены производственные мощности (станкостроение, авиастроение, ВПК и т.д.), сельское хозяйство, в стране за двадцать лет после развала СССР уничтожено порядка 25 миллионов квалифицированных рабочих мест, которые занимали коренные граждане. Теперь нам вдруг понадобились плохо говорящие по-русски и без какой-либо квалификации рабы.

Касса для мигрантов
– Да, получается, что ФМС – какая-то билетная касса для мигрантов. Приходилось самому сталкиваться с этим бизнесом?
– Приходилось. Мне предлагало высшее руководство быть соучредителем такой фирмы. Говорили, мол, нужны свои люди, которые оформляют миграционные документы на коммерческой основе.

Полторанин рассказал, как однажды позвонил Ромодановский и странным голосом приказал: «Приезжай ко мне». – «На Житную?» — «Нет, домой ко мне приезжай». Так молодой сотрудник впервые оказался в квартире своего шефа на проспекте Мира.
Оказалось, рабочий кабинет Полторанина прослушивался («бывшие чекисты страдают одной манией – не могут не заниматься «прослушкой»), а он во время делового застолья с журналистами как-то неосторожно высказался в адрес своего начальника. По словам Полторанина, генерал по-отечески укорял его: «Ты ж мне как сын родной… А потом стал выговаривать: что я его «поливаю», плохо о нем говорю и прочее. Потом Ромодановский неожиданно предложил: «Сейчас надо латать ещё одну должность. Тут одни создали структуру, надо бы тебе туда войти учредителем. Пойдёшь?»
О ком говорил начальник, Полторанин не ведал, но уже давно заметил, что вокруг него постоянно крутятся представители крупных банков и подозрительные бизнес-личности… «Кого-нибудь из родственников поставь – жену, брата, свата…» – учил генерал молодого коллегу.
Полторанин ответил, что всё понимает, бизнес уважает, но «уж очень это поганое дело, которое для всех работорговцев рано или поздно выходило боком». После этого отношения генерала с пресс-секретарем «отрезались». Было это два года назад.

Иерархия поборов
– После этого я чуть ли не каждый день кричал в радио– и телеэфире, что мы боремся с коррупцией, – продолжал Полторанин, – а с другой стороны, очень чётко видел, как выстраивались коррупционные схемы, которые замыкались на высшем руководстве.
По словам бывшего пресс-секретаря ФМС, некоторые руководители территориальных управлений занимались посредничеством. Регулярно, в определённый день, они привозили вышестоящим начальникам деньги, часть которых могла идти на благотворительность. Например, Ромодановский патронировал хоккейный клуб МВД. Как предполагает Полторанин, один из его сослуживцев ежемесячно отвозил 50 тысяч долларов наличными президенту этого клуба. Взнос в клуб, как он считает, составлял примерно десятую часть от «доляны».
Схема очень проста. Существуют официальные спонсоры, которые перечисляют деньги «безналом», и «неофициальные», дающие наличные, в кейсах. Официальные – это крупные банки, нефтяные компании и т. п., а неофициальными могут быть владельцы рынков и многие другие, которым надо разрешение на  оформление рабсилы.
– Представляешь, какой оборот? – спрашивал Константин. – Думаю, только с Москвы они имели порядка 15-20 миллионов долларов налом каждый месяц. Такая построена иерархия поборов.

– А сколько всего фирм задействовано в этой иерархии?
– Фирм может участвовать сколько угодно. Но, понятно, чиновники из миграционной службы не могут создать систему, по масштабам подобную «Почте России» или Сбербанку, и установить на каждом углу пункт приёма документов. На крупного оператора, непосредственно связанного с ФМС, выходят мелкие фирмы-посредники. Они исполняют всю черновую работу, получая меньше десятой части от стоимости «услуги». Без посредников ФМС может работать с крупными строительными фирмами, например «ДОН-строй» или «Су-155», на которых работают десятки тысяч гастарбайтеров. Диаспоры также являются основными операторами-посредниками. Руководство ФМС создало систему, которая позволяет напрямую вывести на себя представителей таджикских, узбекских и киргизских гастарбайтеров. С ними очень удобно работать: русского языка не знают, пользоваться Интернетом не могут, беспрекословно подчиняются клановым законам.

– Кто же занимается подделкой миграционных документов?
– Да, помимо перечисленных выше «поставщиков» легальных документов, есть ещё куча посредников, которые делают нелегальные «дубликаты». За 500 рублей, например, можно купить фальшивый талончик миграционного учёта со штампом почты, чтобы отвязаться от постового. Бороться с фальшивками, конечно, надо, но, во-первых, выясняется, что эти бланки не такой уж строгой отчётности. Во-вторых, управлению экономических преступлений это невыгодно. Сизифов труд: одну конторку закрыл, тут же открылось пять, и никого не привлечешь. Милицейская статистика показывает, что за эти преступления сидят… ноль. Потому-то и вызывает смех предложения ужесточить наказания за нарушение миграционного законодательства, изложенные в статье Путина.
Твердых правил на рынке миграционных услуг не существует. Вышло очередное распоряжение директора об «ужесточении» – цена на паспорт или разрешение на работу выросла вдвое. Очередной генерал дачу строит – надо еще скинуться. Система поборов кажется незыблемой, как в договоре: «Мы, коллектив всех спецслужб России, гарантируем друг другу нормальное существование…»

Константин Полторанин горько шутит: «Будем жить по-прежнему», — сказал Косыгин Брежневу». Он убеждён, что вся область миграционного администрирования пронизана коррупцией и создана для финансирования определенных семей или кланов. Поэтому измениться может только одно: поможем, чтобы вы ещё больше собирали денег».

ВИПы службы
– Получается, даже смешно говорить о том, что в России есть ведомство, призванное решать национальные проблемы…
– В России есть только ведомства, создающие национальные проблемы… Как руководитель пресс-службы я ещё исполнял обязанности заместителя начальника Управления содействия интеграции ФМС, которое должно было заниматься безработными мигрантами. В этом управлении Ромодановский собрал своих приближённых, среди них был его советник Анатолий Фоменко. Бывший первый зам. начальника УСБ ФСБ, генерал-майор, несколько лет проживший где-то на Балканах. Вроде бы коллеги-чекисты хотели его посадить. Вопросы интеграции разрабатывал очень просто: за основу взял канадский и новозеландский варианты подобных программ, скачанные из Интернета, хотя российские условия радикально отличаются от западных.

– А как сам Ромодановский, вроде бы не близкий к Путину кадровый чекист, оказался во главе миграционной службы?
– В своё время Ромодановский заметил: «Они не на тех поставили, а я поставил на тех». Как мне рассказывали, в конце 90-х зам начальника отдела ФСБ Константин Ромодановский был без двух минут пенсионером якобы из-за одного распространённого пристрастия. Выручила кстати пришедшая в ФСБ питерская команда, которая активно искала, на кого опереться в Москве. Главный путинскй кадровик Виктор Иванов принял предложенные Ромодановским услуги и со временем назначил его первым замом УСБ.

Карьерный взлёт своего бывшего шефа Константин Полторанин объясняет близким знакомством с Романом Цеповым и Виктором Золотовым:
– Цепов, знакомый Путина по Питеру, кажется, не выходил из кабинета Ромодановского, – вспоминает собеседник «Совершенно секретно».

Ромодановского всегда окружали, по словам Полторанина, очень деловые люди, например, широко известный теперь владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов. И было непонятно, говоря на языке оперативников, кто у кого «на связи».
Полторанин рассказывал, как однажды директор ФМС развернул борьбу с посредничеством в отдельно взятом московском управлении, расположенном на Покровке, в котором получают паспорта высокопоставленные чиновники. Такие, образно говоря, ВИП-отделы существуют и в Петербурге, и в других городах страны. С виду обычная контора: пара кабинетов, в которых стоит аппарат для биометрической съёмки, принимают документы и выдают готовые паспорта. Сюда, как и повсюду, считает бывший пресс-секретарь ФМС, «заносили» посредники.
Попутно бывший пресс-секретарь сделал очень любопытное наблюдение, просматривая старые загранпаспорта крупных госчиновников. Почти во всех документах отметки о выезде и въезде есть, а визы не проставлены. Вроде бы подумаешь – человек без визы. Однако опытный коллега просветил: «Нет, дорогой, у этого чиновника либо вид на жительство за рубежом, либо иностранное гражданство».

Тень пресс-секретаря
Константин Полторанин уволился из ФМС в апреле 2011-го. Формально – по собственному желанию, на самом деле – под давлением генерала Ромодановского. По крайней мере так утверждает сам Полторанин. Поводом для увольнения стало записанное в марте интервью русской службе Би-Би-Си, как будто нарочно вышедшее в день рождения Гитлера. Пресс-секретарь ФМС оскандалился, заявив, что «белая раса» под угрозой исчезновения и её надо защищать. Оправдаться «трудностями синхронного перевода», неудачным подбором синонима для «европейца» («я говорю «европейская» – они переводят «белая раса») было уже невозможно, потому что скандал приобрёл международный масштаб.
Комментировать своё увольнение Константин Полторанин отказался, заявив, что «не хочет бросать тень на руководство ФМС». В Кремле сочли правильным решение руководства ФМС об увольнении Полторанина. «Его высказывания привлекли внимание в администрации президента,— сообщил кремлёвский чиновник.— Увольнение — это логичное и необходимое действие со стороны руководства ФМС».
Генсекретарь ООН Пан Ги Мун похвалил Россию «за борьбу с фашизмом». Однако эксперты говорили, что причина увольнения Полторанина – его «особый» взгляд на миграционную политику в стране.
– Я давно знакома с Константином Полтораниным и никогда не замечала за ним ультраправых взглядов, – заявила журналистам главная защитница прав мигрантов в России – руководитель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.
Но так или иначе за шесть лет работы руководителем пресс-службы ФМС Полторанин стал специалистом в области миграционной политики, точку зрения которого нельзя так просто игнорировать.

Лукавый учёт
– Я долго работал в системе и мне приходилось в рамках корпоративных правил не говорить, как на самом деле и тем более, что я сам об этом думаю, – говорит собеседник «Совершенно секретно». – Но я снял погоны и теперь могу помогать тем, кто работает в интересах страны.
Константин Полторанин уверен – в России идёт неуправляемый процесс в области миграции, давно пройдена «точка невозврата». Огромно количество нелегалов. На миграционный учёт встали более 6,7 млн иностранных граждан, сообщила в сентябре 2011 года начальник Управления иммиграционного контроля ФМС Александра Земскова. Это число можно смело увеличивать втрое, чтобы более или менее точно оценивать общее количество мигрантов в стране.
А между тем специалисты считают, что увеличение доли приезжих по отношению к коренному населению свыше 12-18 процентов неизбежно ведёт к этнополитической катастрофе.
– Эта граница неизбежности межнациональных столкновений давно преодолена в Москве и Московской области, в Петербурге. Плюс ещё проблема Кавказа, – говорит Константин Полторанин.
2002–2003 годы стали переломными в «экономической иммиграции», массовый заезд гастарбайтеров в Россию принял нынешние формы. Большую часть этого потока составляют малограмотные выходцы из сельской местности, совершенно не знакомые с российскими традициями.
Первый громкий звонок раздался в 2010 году, когда прошли стихийные массовые волнения в городах Калязин Тверской области и Хотьково Московской области. В Калязине стычка началась между молодыми людьми – местными жителями и строителями, приехавшими из Средней Азии. Местные жители утверждали, что приезжие пытались изнасиловать русскую девушку. Сход жителей потребовал выдворения из Калязина среднеазиатских гастарбайтеров. Были перечислены беды, которые принёс калязинцам массовый заезд «трудовых мигрантов»: наглое поведение, череда грабежей, драк и изнасилований. При этом претензий к живущим уже давно в Калязине грузинам и армянам не высказывали.
«Ни для кого не секрет, что приезжие нередко за взятки получают больше, чем коренные жители регионов. Это особенно возмущает людей. И коррупция явно имеет национальную окраску», – заявил журналистам депутат Владимир Васильев. Из-за коррумпированных чиновников в российском обществе растет межнациональное напряжение.
Таджикские и узбекские мигранты были вывезены из города. Более того, с городских строек были выдворены компании, привезшие гастарбайтеров, а их место заняли фирмы, нанявшие строителей-славян, в том числе местных жителей. Утверждения о том, что местные жители не хотят работать на стройках, оказались ложью: прежние компании даже не подавали заявок в калязинский центр занятости, предпочитая дешёвый труд мигрантов.
– Я всё-таки профессионал и вижу условия, при которых могла бы развиваться нормальная миграция, – продолжает Полторанин. – Я не могу понять одного: почему, говоря о пользе миграции, никто не озаботился созданием защитных инструментов для собственных граждан? И вообще, как можно открывать шлюзы, когда инфраструктура совершенно не готова, нет должных общественных институтов, таких, как профсоюзы, и т.д., которые могли и должны были бы контролировать работодателей на предмет демпинга на рынке труда.
В России, уверяет бывший пресс-секретарь ФМС, не существует ни одного государственного института, который занимался бы внутренней миграцией, а специалистов по этой проблеме можно по пальцам пересчитать. Правда, разработан проект концепции миграционной политики до 2020 года, в ходе которой должны отменить разрешение на временное проживание, облегчить въезд граждан бывшего Советского Союза.
– Путин пишет в своей статье: ужесточить. А концепция гласит обратное: дать зелёный свет, «облегчить», «упростить», завезти, ассимилировать, – замечает Полторанин и сокрушается: «Страны-«миграционные доноры» – Киргизию, Узбекистан, Таджикистан и пр. – населяют пассионарные народы. Молодёжь оттуда «сливают» в Россию. Россия принимает всех, даже не пытаясь хоть как-то повлиять на эти страны!»
Нетрудно догадаться, какую роль играет ФМС в этой торговле живым товаром… 


поделиться:
comments powered by HyperComments