Колонка главного редактора
20 материалов
Секреты Украины
20 материалов
Из жизни денег
23 материала
Инфографика. Итоги опросов
5 материалов
Реклама

Новости СМИ2
В других СМИ

Ядерный коллапс

Опубликовано: 2 Апреля 2011 08:00
0
6610
"Совершенно секретно", No.4/263


 

Подписание документов по итогам российско-японских переговоров в мае 2009 года

 
   

Авария на ядерной станции «Фукусима-1» показала всем, что продление сроков эксплуатации АЭС в России и по всему миру ведёт к глобальной радиационной катастрофе

Трагедия на «Фукусима-1» – что это? Трагическая случайность, вызванная стихийным бедствием, или закономерный результат промышленного использования ядерной энергии? Дискуссия на эту тему между экологами и «атомными» бизнесменами началась по всему миру. Руководители Росатома во главе с Сергеем Кириенко заполнили телевизионные экраны и, декларируя «открытость», жонглируют цифрами и пропагандистскими мифами чернобыльских времён.
Они повторяют, что вероятность возникновения подобной катастрофы на любом из 444 действующих во всем мире реакторов АЭС равна лишь одному случаю на 10 тысяч лет. Но попытки ядерщиков доказать, что причиной катастрофы стало землетрясение, не выдерживает критики. Совсем недавно специалисты транснациональной ядерной корпорации утверждали, что АЭС по всему миру строятся с учётом сейсмической опасности в соответствии с рекомендациями международного ядерного органа МАГАТЭ.
Ядерщики сейчас не жалеют сил, чтобы убедить нас в безопасности «мирного атома». На подхвате у них работают и атомные пропагандисты, завлекающие политиков мнимым всемогуществом «красной ядерной кнопки», а учёных – «светлым термоядерным будущим».
А запугивая энергетиков полным оскудением запасов угля, газа, нефти, а также ветра и солнечного света, а зелёных – глобальным потеплением, транснациональная ядерная корпорация урывает себе большой кусок инвестиций национальных правительств по всему миру. Их стараниями даже вспоминать чернобыльскую катастрофу при критике атомной энергетики стало уже чем-то из разряда «кто старое помянет…».

Триста «Фукусим» на очереди
Забытые уроки дорого обходятся. Сегодня при ликвидации аварии на японской АЭС полностью копируется практика 25-летней давности, применявшаяся в Чернобыле и ставшая причиной последующего умножения жертв катастрофы. Технологическая беспомощность транснациональной ядерной корпорации показывает – ядерная энергетика находится в административном, технологическом и экономическом тупике. Технических средств ликвидации ядерных аварий хватает только на показательные выступления перед политиками.
Авария на АЭС «Фукусима-1» наглядно продемонстрировала чудовищную опасность тенденции продления срока эксплуатации АЭС, которая внедряется транснациональной ядерной корпорацией по всему миру. Назначенный конструкторами-разработчиками 30-летний срок эксплуатации шести реакторов на «Фукусиме-1» закончился в период с 2001 по 2009 год. По всему миру количество потенциальных «Фукусим», то есть ядерных реакторов АЭС выработавших свой назначенный срок эксплуатации, приближается к двум сотням. А через 5 лет более 300 ядерных реакторов перешагнут пенсионный рубеж.
В России из 32-х работающих реакторов на АЭС к 2013 году 19 реакторов выработают свой срок. Но усилиями подчиненных Кириенко часть из них уже получила разрешения на продление срока эксплуатации. Документы для остальных русских «Фукусим» подготовят в ближайшие два года.

АЭС – навсегда
Основной технологической и экономической проблемой мировой ядерной энергетики сегодня является процесс вывода из эксплуатации АЭС. Но ядерщики признаваться в этом не хотят. Спустя 50 лет после запуска первых энергетических реакторов, в мире нет ни одной «зелёной лужайки» на месте бывшей АЭС, как это представляют в рекламных буклетах. Более того – ни один реактор, выработавший свой 30-летний срок, не был остановлен вовремя.
Остановка и консервация ядерного реактора, как «чернобыльского», так и «фукусимского» типа, представляет собой сложный комплекс инженерно-технических задач для работы с высокоактивными ядерными материалами. И это очень дорого.
Если сейчас цена строительства 1 энергоблока АЭС мощностью 1 гигаватт составляет 3 миллиарда долларов, то прогнозируемые затраты на содержание остановленного блока такой мощности могут стоить 1,5 миллиарда.
 
Из досье «Сов.секретно»: Всего в мире было построено 571 промышленных реакторов. Выведено из эксплуатации 127 реакторов. А из оставшихся 444 реакторов выработали запланированный 30-летний срок службы 178 реакторов. К их числу относятся и все реакторы АЭС «Фукусима-1». В ближайшие 5 лет истекает назначенный срок эксплуатации еще у 135 реакторов. Но практически по всем этим реакторам приняты решения о продлении их сроков службы. В 2015 году 3 из 4 действующих реакторов на планете будут работать за пределами своего проектно-конструктивного ресурса. Представляя из себя потенциальную «Фукусиму».

По истечению 30 лет новое поколение ядерщиков наплевало на рекомендации конструкторов и разработчиков энергоблоков. Решения о продлении срока эксплуатации энергоблоков АЭС основываются даже не на технологическом оптимизме современных физиков-ядерщиков, отрицающих расчеты академиков – своих предшественников. На этапе перехода от индустриального общества к постиндустриальному главенство в национальных ядерных компаниях перешло от учёных к экономическим выскочкам, так называемым «эффективным менеджерам». Эти люди пытаются выжать из существующих ядерных мощностей максимум возможного капитала.
В России уже закончился проектный срок эксплуатации энергоблоков на Билибинской, Кольской, Ленинградской, Нововоронежской, Белоярской АЭС. Приближается исчерпание назначенного срока службы реакторов второго поколения на Курской и Смоленской АЭС (Таблица 1.). Выведена из эксплуатации только Обнинская АЭС, запущенная аж в 1954 году. Остановлено по два реактора на Нововоронежской и Белоярской атомных станциях – из них выгружено отработавшее ядерное топливо. Но работы, предполагающие фактический демонтаж оборудования, очистку территории, отложены на неопределенный срок из-за отсутствия общей концепции и финансовых ресурсов.
Японская «Фукусима-1» – это результат современной ядерной экономики, которая не считается с физикой. Вина за катастрофу лежит на горе-специалистах энергетической компании «Токио электрик пауэр», которые технологически и экономически обосновали возможность продления сроков эксплуатации энергоблоков. По сути дела население Японии сейчас расплачивается за жадность своих ядерщиков.

Хрупкое нутро ядерного монстра
Ядерный реактор АЭС в упрощённом виде представляет собой паровой котёл объёмом порядка 90 кубических метров, внутри которого в зоне интенсивной управляемой ядерной реакции происходит физический процесс, тепловая мощность которого составляет 3 гигаватта.
Давление в реакторе достигает 160 атмосфер с температурой теплоносителя до 350 градусов Цельсия. Наиболее разрушительным для реактора является ионизирующее излучение, которое разрушает металл корпуса реактора. Причём в зонах, зачастую не доступных не только для ремонта, но и для дистанционной диагностики. Опасность процессов этого разрушения наглядно показывает документ «Новые разработки в атомной промышленности. О продлении срока эксплуатации блока атомной электростанции», выпущенный Госатомнадзором России в 2001 году: «Механизмы старения оборудования и конструкций, как правило, являются многофакторными, их закономерности ещё недостаточно изучены.
Определение остаточного ресурса конструкций (изделий) – одна из актуальнейших задач предупреждения спонтанного (мгновенного) разрушения конструкций.
<…> Контроль за старением оборудования и конструкций – одна из важнейших задач обеспечения управления старением (сроком службы). Следует отметить, что до настоящего времени практически не существует надёжных методик определения остаточного ресурса, а также надёжных баз знаний для их применения с целью управления старением».
Так что чтобы ни говорили нам о «полной безопасности» реакторов с продлённым сроком эксплуатации, определять истинный остаточный ресурс реактора ядерщики до сегодняшнего дня не умеют. На исследования этой проблемы выделяются десятки миллионов долларов, но их эффективность мы увидели в Японии.

Из досье «Сов.секретно»: Затраты на продление ресурса реактора АЭС очень значительны. Они растут в соответствии с тем, на какой срок продлевается работа энергоблока. Для обоснования продления срока необходимо сделать полную диагностику невосстанавливаемых элементов реактора: графитовой кладки, трубопроводов первого контура, насосов первого контура, биологической защиты и т.д. При этом провести исчерпывающую диагностику АЭС практически не возможно.

В том же документе Госатомнадзора детально рассматриваются нарушения при продлении срока эксплуатации ядерных реакторов в России: «По результатам проведённых инспекций на ряде АЭС прослеживается заметное увеличение числа случаев продления ресурса оборудования вместо необходимой его замены. Не выполнен значительный объём ранее запланированных работ по замене оборудования, выработавшего свой ресурс, из-за недостаточного финансирования, отказа некоторых производителей (в основном из стран СНГ) поставлять оборудование с оплатой по взаимозачетным схемам, отсутствия комплектующих, невыполнения поставщиками своих договорных обязательств. Критична ситуация с контролем остаточного ресурса электрооборудования. Срок службы этого оборудования иногда переназначается несколько раз».
Член Общественного совета Росатома доктор технических наук Владимир Кузнецов ещё в 2006 году так пояснил существующие проблемы вывода из эксплуатации российских АЭС: «Работы, проводимые в настоящий момент концерном «Росэнергоатом» по продлению сроков службы оборудования и систем АЭС, носят вынужденный и главным образом экономический характер, в связи с тем, что работы по выводу из эксплуатации не подкреплены с финансовой точки зрения. Специальный фонд для финансирования указанных затрат до настоящего времени Росатомом не создан. В ближайшие 10-15 лет необходимо завершить работу основных проектно-конструкторских и технологических решений и на их основе выработать общую концепцию и осуществить подготовку к проведению промышленного вывода из эксплуатации АЭС».
В 2006 году руководство Совета Федерации обратило внимание Сергея Кириенко на то, что не выполняются федеральные законы и решения правительства РФ в части исполнения порядка формирования специального фонда для финансирования работ по выведению из эксплуатации реакторов АЭС. Лишь под давлением сенаторов фонд заработал.
Дело в банальном отсутствии у национальных ядерных компаний – в России, в Европе, в США – собственных средств, достаточных для обеспечения «зелёной лужайки» на месте отработавших свой срок АЭС.

Ядерная пирамида
Всё упирается в экономику. То есть в её полное отсутствие, если речь идет об экономике ядерной. Потому что финансовая пирамида – это весьма ущербная схема. Ядерные экономисты называют её специфическим термином «опережающий ввод замещающих мощностей АЭС». Не погружаясь в пучину околоэкономической ядерной казуистики, которая занимает сотни страниц в различных программах и концепциях развития ядерной отрасли, коротко изложить это можно следующим образом.
Перед тем как остановить АЭС необходимо запустить другую АЭС не меньшей мощности, чтобы заместить отключаемый энергоисточник. Но неработающая станция продолжает пожирать деньги, и содержание её обходится примерно в половину затрат на содержание станции работающей. Значит, нужно «генерить» дополнительную прибыль. При этом нужно помнить, что вместе с ростом числа блоков с опережающим коэффициентом нарастают и проблемы экологического и социального характера.
Непростая задача поиска выхода из вышеописанной схемы была поставлена перед ядерными компаниями в конце 70-х годов прошлого века. Но ни процесс глобализации, в результате которого возникла транснациональная ядерная корпорация, ни интеграция в её состав осколков разгромленного советского Минсредмаша не смогли обмануть реальную экономику. Практика показала, что строительство глобальной энергетической пирамиды с отрицательным экономическим балансом – дело безнадежно тупиковое.
Тайна мировой ядерной энергетики заключается в том, что она беспомощна перед необходимостью своевременного выведения из эксплуатации АЭС и не состоятельна в вопросе определения остаточного ресурса реакторов для безопасного продления срока их службы. Ядерная индустрия также не имеет сколько-нибудь ясной долгосрочной стратегии обращения с отработанным ядерным топливом.

Что скрывает Кириенко
Достаточно зайти на официальный сайт Росатома и увидеть, как «эффективные менеджеры» под руководством Кириенко уводят государственную собственность Российской Федерации в распоряжение транснациональной ядерной корпорации.
«Будущее  Росатома – это транснациональная корпорация со штаб-квартирой в Москве, с бизнесом полного цикла, от строительства до эксплуатации энергетических объектов (не только атомных станций) почти во всех регионах мира», – говорится на официальном сайте Росатома (статья в Ъ-газете «Необходимость выхода за пределы страны ощущалась с начала 2000-х годов» от 07.02.2011)
«Не исключена продажа разных не контрольных долей отдельных наших организаций стратегическим инвесторам», – сообщают на том же сайте росатомовские менеджеры.
Осознавая факт перехода контроля за ядерной энергетикой России в транснациональную ядерную корпорацию, необходимо поставить ряд конкретных вопросов по проблемам обеспечения ядерной и радиационной безопасности в России. Например такие:
-    Знает ли Президент России, который в соответствии с Федеральным законом «Об  использовании атомной энергии» «определяет основные направления государственной политики в области использования атомной энергии; утверждает перечни российских юридических лиц, в собственности которых могут находиться ядерные материалы, ядерные установки; утверждает перечень ядерных материалов, которые могут находиться исключительно в федеральной собственности», о решениях, принятых Кириенко по вопросу передачи объектов ядерного комплекса России под контроль транснациональной ядерной корпорации?
-    В интересах какого собственника принимаются решения о продлении срока эксплуатации российских ядерных реакторов, выработавших свой ресурс?
-    В интересах какой эксплуатирующей организации принято решение о превышении на 10% установленного уровня мощности реакторов «фукусимского» типа, размещенных на российских АЭС?
-    Когда будут возвращены во Францию ввезенные в Россию материалы, полученные в результате переработки отработанного ядерного топлива (ОЯТ), а именно, отвальный гексофторид урана, содержащий искусственные изотопы, наработанные в ходе облучения указанных материалов в ядерных реакторах?
-    Для каких целей в России запланировано строительство хранилищ для ОЯТ, в 10 раз превышающее перспективные потребности национальной ядерной энергетики?
19 апреля 2007 года Правительство России утвердило концепцию Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года». Но не прошло и года, как указом Президента от 20 марта 2008 года на основании Федерального закона от 1 декабря 2007 года N317-Ф3 Федеральное агентство по атомной энергии было упразднено, и была создана Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом».
Какие секреты Росатома и Федеральной целевой программы потребовали столь кардинального преобразования ведомства? У человека, неискушенного в бюрократической риторике, волосы встанут дыбом от «признательных показаний» Кириенко, сделанных им при разработке концепции Федеральной целевой программы.
В программе были сформулированы проблемы в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности, связанные с эксплуатацией атомных электростанций и деятельностью организаций оборонно-промышленного комплекса. Вот некоторые из них:
-    «…остановлены, но не выведены из эксплуатации ядерно и радиационно опасные объекты Федерального агентства по атомной энергии (4 блока атомных электростанций, 10 промышленных уранграфитовых реакторов и свыше 110 ядерно и радиационно опасных объектов иного назначения), Федерального агентства по промышленности, Федерального агентства морского и речного транспорта и других федеральных органов исполнительной власти (до 50 объектов);
-    не обеспечена надёжная изоляция от окружающей среды на некоторых приповерхностных хранилищах радиоактивных отходов. Требуется их приведение в безопасное состояние и создание новых пунктов захоронения радиоактивных отходов;
-    не изолированы от окружающей среды большие объёмы радиоактивных отходов (Теченский каскад водоемов, бассейны-отстойники и хвостохранилища организаций ядерного топливного цикла);
-    накоплено свыше 18 500 тонн отработавшего ядерного топлива. Близкими к критическим являются показатели заполнения хранилищ отработавшего ядерного топлива на атомных электростанциях с реакторами типа РБМК и ЭГП-6, пристанционных хранилищ радиоактивных отходов;
-    не реализованы в полной мере некоторые требования международных актов в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности, ратифицированных Российской Федерацией;
-    перешагнули 50 – 60-летний рубеж и требуют незамедлительной модернизации инженерные системы некоторых ядерно– и радиационно-опасных объектов».
Необходимо помнить, что перед нами официальный государственный документ. И о реальном масштабе проблем в нем можно прочесть только между строк.
Дьявол, как известно, кроется в деталях… Главные цифры, представленные ФЦП, говорят о следующем.
Заявлено, что Росатомом накоплено свыше 18 500 тонн отработанного ядерного топлива. Заявлено также о переполненных хранилищах.
В 2010 году планировалось введение в эксплуатацию нового хранилища ёмкостью 5 000 тонн ОЯТ, в 2011 – еще на 6 000 тонн ОЯТ, а в год Сочинской Олимпиады – хранилища на 33 000 тысячи тонн ОЯТ. То есть всё, накопленное ядерной энергетикой за 50 лет катастрофического для страны труда, в том числе за годы гонки вооружений, поместится в этом хранилище дважды, и ещё останется изрядный «пустой» объём.
В строке, посвящённой размещению ОЯТ в этих хранилищах, видим следующее. Из 18 500 тонн ОЯТ в новые хранилища будет перемещено в 2010 году – 770 тонн, в 2011 году – 710 тонн, в 2012-м – 710 тонн, в 2013-м – 730 тонн, в 2014-м – 730 тонн и в 2015-м – 730 тонн. Итого 4 380 тонн… То есть, для хранения 4 380 тонн российского ОЯТ будут введены мощности хранилищ в 10 раз большие.
Граждане России должны знать, что Сергей Кириенко организовал строительство хранилищ для ОЯТ с избытком в 40 000 тонн. Для чего же это сделано? На этот вопрос мог бы, наверное, ответить бывший министр атомной промышленности Адамов Е.О. – известный лоббист идеи ввоза в Россию иностранного ОЯТ. Но в 2008 году суд признал бывшего главу Минатома Адамова виновным в мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) во время исполнения обязанностей министра. Так что обращаться к нему за объективными экспертными комментариями бессмысленно.
Вместо этого вспомним, какие межправительственные соглашения были заключены в последние годы по инициативе Кириенко. «Соглашение 123» с правительством США «о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергетики», фактически закрепившее вассальное право Росатома обслуживать интересы атомной индустрии США и обеспечивать американских производителей ядерного топлива дешёвым российским ураном и утилизировать в России радиоактивные отходы от их АЭС. Соглашение с правительством Японии, в котором также предусмотрено сотрудничество по обогащению и переработке ОЯТ.

На грани
Содержать хранилища ОЯТ «впрок» – разорительно. Строительству под руководством Кириенко хранилищ ОЯТ в объёмах, в разы превышающие все мыслимые национальные потребности, может быть только одно объяснение – в ближайшие годы в Россию планируется завезти до 40 000 тонн иностранного ОЯТ, представляющего собой самые опасные высокоактивные ядерные отходы по классификации МАГАТЭ.
Катастрофа на АЭС «Фукусима-1» поставили перед Японией сложные задачи по хранению и захоронению колоссальных объёмов высокоактивных ядерных отходов. Их размещение на сейсмически активных островах не будет соответствовать требованиям радиационной безопасности. Необходимы значительные территории с соответствующими геологическими условиями, а самое главное, на этих территориях должно проживать население, которое согласится размещать на своей национальной территории иностранные ядерные отходы.
Особенности национального русского характера, проявляющиеся в «милости к падшим», в общенациональной способности к сопереживанию и состраданию «сирым и убогим», практически предопределяют масштабную информационную компанию, которую транснациональная ядерная корпорация, похоже, уже начала в России. В ходе этой информационной войны нас попытаются убедить, что иного выхода нет и наш народ должен в порыве благородства завезти к себе ядерные отходы не только АЭС «Фукусима 1», но отходы всей японской ядерной энергетики.
И пока граждане будут думать о благородстве, предприимчивые дельцы как обычно «эффективно» освоят новые финансовые потоки, ласково надев ярмо транснациональной ядерной корпорации на шею российской государственности.
Японская ядерная катастрофа показала глубокий кризис транснациональной ядерной корпорации. Она должна заставить задуматься политиков, учёных, инженеров в сомнительной целесообразности продолжения погони за якобы «мирным» атомом. 

 
   

 


Максим Шингаркин – эксперт в области радиационной, экологической и промышленной безопасности, кадровый офицер 12-го Главного Управления Министерства обороны Российской Федерации (ядерно-техническое обеспечение
и безопасность), член Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ

comments powered by HyperComments