Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

150 дней до захвата Кремля

Опубликовано: 2 Марта 2011 09:00
0
10609
"Совершенно секретно", No.3/262


 

 

 
 
 
Квачков «заступил на пост» князя Дмитрия Пожарского, а роль мещанина Козьмы Минина предоставил Юрию Екишеву, человеку почти неизвестному в Москве (на снимке – за спиной полковника)
 
   
 
 
Квачков подогревает в массах революционный энтузиазм  
   
 
Группа поддержки полковника спецназа ГРУ  
   

Сценарий несостоявшегося военного переворота

За неделю до Нового 2011 года был арестован отставной полковник Владимир Квачков, бывший офицер военной разведки. Его подозревают в подготовке вооруженного мятежа. В попытке въехать в Кремль на танках. «Я ожидал этого после того, как меня не удалось посадить по первому делу —  покушению на Чубайса. Я сижу в темноте», — успел  сказать Квачков по телефону журналистам. На самом деле Чубайс к этой истории никакого отношения не имел

Операция «Ковровая дорожка»
По версии следствия «полковник ГРУ в отставке разрабатывал план операции по свержению «оккупационного режима» по всем правилам диверсионного искусства. Сидя в своей квартире в дорогом московском доме на Бережковской набережной, не скрывал радости: есть еще порох в пороховницах! И спустя четверть века не забылась наука, которую несколько лет грыз в Военной академии имени М.Фрунзе. Занять города Иваново и Владимир, затем блокировать дороги, ведущие в Москву, и от имени «порабощённого народа» выдвинуть Кремлю ультиматум о немедленной сдаче власти. Размах операции воодушевлял – и всё это силами только шестисот ополченцев. Её описание войдёт в русские учебники военной стратегии!
Циркулем отмерял на аэрокосмической карте стороны треугольника, в нижних углах которого находились сёла Ащерино и Осипово, а вверху – железнодорожная станция Гостюхино. Между ними – зелёный     массив, прочерченный тонкими линиями просек и лесных тропок. Отсюда до окраины Коврова чуть меньше десяти километров.
Первыми прибывают невооружённые ополченцы и под видом охотников и рыболовов разбивают здесь три временных лагеря. Затем в течение двух-трёх дней собираются остальные, снабжённые легальным охотничьим и травматическим оружием. Они должны доставить все необходимое для автономного существования в течение трёх дней: сухие пайки, походные примусы, палатки и сапёрные лопаты. В этом деле важна каждая мелочь!
Ополченцы будут добираться земляческими группами из Московской, Ленинградской, Ярославской, Ростовской, Самарской, Нижегородской областей и даже из Приморского края – всего больше полутысячи человек. Это с учетом того, что эфэсбэшники могут «свинтить» часть людей. Главное, цель и детали операции знает только один человек.
Сбор назначается на 20-24 июля 2010 года, боевая задача будет поставлена в ночь с 24 на 25 июля. Боевым группам надлежит выдвинуться в городскую черту Коврова и захватить Ковровскую учебную танковую дивизию (467-й окружной учебный центр), а также склады 1-го и 73-го арсеналов Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) Министерства обороны.
На бронетехнике ополченцы проследуют во Владимир, а затем в Иваново. Первым делом должны быть захвачены здания милиции, ФСБ, а также расположения воинских частей. Вслед за этим надо перекрыть дороги в Москву и через средства массовой информации заявить о низложении «компрадорской власти». Насквозь прогнивший кремлевский режим падет после пары первых залпов «Града»!
«Ковровая дорожка» – хорошее название для этой операции, думал полковник, в нем содержится и география проведения, и указание на почетность миссии. Принимается! Только надо учесть все меры предосторожности.

Провал и план «Б»
Одну из комнат в своей квартире Квачков оборудовал шумовым устройством для создания аудиопомех, чтобы исключить «прослушку». В июне 2010-го он регулярно проводил здесь встречи с руководителями региональных ячеек «Народного ополчения им. Минина и Пожарского» (НОМП) и командирами боевых групп. Как полагает следствие, Квачкову было важно узнать, сколько бойцов гость может реально поставить под ружьё; давал инструкции, как соблюдать простейшие правила конспирации. В общих чертах обрисовывал политическую ситуацию и давал понять, что «час освобождения» близок. Говорил, что предстоит некий вооружённый конфликт, «последняя схватка». Необходимо подыскивать «надёжных людей» и быть готовыми к захвату оружия и бронетехники: «У каждого поколения русских была своя война, по-видимому, нас тоже ждёт своя война». Отсчитывал деньги – по тысяче рублей на одного ополченца. Правда, приходилось в уме быстро прикидывать рубли к долларам, так как полковник извлекал из толстой пачки, сантиметров в пять, «зелёные».
В заключение Квачков вносил позывные командиров-ополченцев в свой компьютер. Выдавал новые SIM-карты для мобильных телефонов, чтобы передавать приказы во время операции. А тех, кто отвечал за транспорт, полковник снабжал и телефонными трубками. Всего в компьютере Квачкова специалисты обнаружили около тридцати позывных, каждая группа состояла из 15-25 человек.
Бывший профессиональный диверсант прекрасно понимал, что после истории с покушением на Чубайса его постараются ни на секунду не выпускать из поля зрения. И решил даже провести последний раунд в «открытой стойке»: публично высказывался о том, что все разговоры о создании «рот и батальонов ополченцев» – не более чем «обычная болтовня» и ему, полковнику Квачкову, нечего вменить в вину. Но эта риторика была настолько двусмысленной, что, скорее, даже придавала его образу сказочность Еруслана Королевича, спрятавшего в дупле меч-кладенец.
Квачков знал, что находится под «колпаком», говорил, что готовится его задержание за подготовку вооруженного мятежа. Но полковник хотел опередить спецслужбы. Его эмиссары разъезжали по воинским частям, уговаривая офицеров «перейти на сторону патриотов». В Ковров были посланы трое спецназовцев Главного разведывательного управления (ГРУ). Они арендовали квартиру у жительницы города Регины N, приобрели подержанный легковой автомобиль. Квачков, по версии следствия, поставил перед ними «боевую задачу»: побывать во всех воинских частях Коврова и прилегающих районах Владимирской области и установить связи с офицерами, с помощью которых в нужный день можно будет «нейтрализовать охрану». Его выбор пал на Ковров как место первого удара по двум причинам: этот небольшой город напичкан оборонными производствами и давно пребывает в депрессивном состоянии из-за отсутствия госзаказов. Спецназовцы пробыли в Коврове почти месяц, потом сели на поезд и уехали, оставив машину в «подарок» хозяйке.
Итак, 20 июля 2010-го на электричках из Москвы стали прибывать первые ополченцы, «легендированные» под охотников и рыболовов. Они разбили лагерь в лесу южнее села Ащерино, неподалёку от пруда. Поставили палатки, развели костры и стали ждать подхода основных сил, которые должны приехать со «стволами». На следующий день сладкий предрассветный сон «повстанцев» был прерван дикими криками и ударами, от которых меркло сознание. Через несколько секунд руки были скованы наручниками, и сверху из-под стеклянного забрала шлема смотрели незнакомые холодные глаза. То «прибыли» незваные сотрудники антитеррористического спецподразделения «Альфа». Спецслужбы приняли решение «вязать» квачковцев еще до приезда полковника, чтобы избежать человеческих жертв.
Так  в самом начале провалилась операция под условным названием «Ковровая дорожка», разработанная стратегом «Народного ополчения». После этого в квартирах ополченцев, включая Квачкова, прошли обыски. Но тогда решили сразу никого не сажать за подготовку «вооруженного мятежа», чтобы из «ополченцев Минина и Пожарского» не создавать мучеников за народное дело.
Квачкова поместили в Лефортовскую тюрьму только через 150 дней, до воплощения «сверхсекретного» плана «Б» – альтернативы провалившейся операции «Ковровая дорожка». Пока остаётся загадкой, что содержал этот запасной диверсионный план, но можно предположить, что его целью мог быть сам Кремль. Устроить танковый прорыв к сердцу Родины? Власть бы, конечно, не захватили, но бойня в центре Москвы вышла бы знатная.

Апокалипсис Квачкова
Как ни странно, одним из первых отреагировал на арест полковника Квачкова сайт исламских террористов «Кавказ-Центр»: «В сети 23 декабря выложено видеообращение Юрия Екишева, главного соратника полковника ГРУ Квачкова, который обвиняется в «организации военного мятежа». Чекисты считают, что Квачков намерен свергнуть кремлёвский режим, который он называет антирусским, в ходе «русской революции», народного восстания, партизанской деятельности по всем фронтам. Екишев, в частности, сказал: «Манежная площадь уже показала, что конец их близок. Это их истерическая реакция на всё, что происходит в стране. Меня переполняет ненависть к врагам нашей страны, нашего народа. Завтра, если закроют меня, все равно найдутся люди из «Народного ополчения», которые не остановятся и продолжат наше правое дело. С нами Бог! Мы победим!». Отметим, что Екишеву лучше знать про своих соплеменников Путина и Медведева, и если Екишев говорит, что их режим шатается, катится под откос, конец их близок, их силы тают с каждым днём, то он знает, о чём говорит».
Таким образом, пример Квачкова, по замыслу исламистов, должен был воодушевить шахидов. Кто знает, может быть, этот комментарий «Кавказ-Центра» читал террорист Магомед Евлоев, ровно через месяц взорвавший себя в аэропорту «Домодедово». Парадоксальным образом интересы исламского террориста и русского националиста совпали. Как это могло случиться?
 Биография полковника Квачкова – блестящая биография потомственного кадрового офицера. Но в какой её момент солдат превратился в «мятежника»?
Владимир Васильевич Квачков родился в 1948 году в Приморском крае. В армии с 11 лет: Дальневосточное суворовское училище окончил с медалью, а затем Киевское высшее общевойсковое училище (разведфакультет) – с отличием. С 1970-го служил в Псковской бригаде специального назначения, затем – в бригаде спецназа в группировке советских войск в Германии и частях Забайкальского военного округа.
В 1981 году Квачков также с отличием окончил  Военную академию имени М.Фрунзе. Служил в разведуправлении ЛенВО, занимал должность начальника штаба бригады в группировке советских войск в Германии. В 89-м принял командование 15-й бригадой спецназа ГРУ Генштаба в Туркестанском военном округе. Участвовал в боевых действиях в горячих точках в Азербайджане (1990) и Таджикистане (1992). С 1994 года – на «ответственной должности» в Главном разведуправлении. По достижении 50-ти лет уволен в запас в звании полковника. Становится старшим научным сотрудником Центра военно-стратегических исследований Минобороны РФ. Кандидат военных наук, в 1998 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Развитие форм боевого применения сил и средств специальной разведки в современных условиях». Имеет 15 боевых наград, в том числе два ордена Мужества и орден Красной Звезды.
Первый раз Владимир Квачков оказался в камере СИЗО весной 2005 года. Его обвинили в организации взрыва на пути кортежа Анатолия Чубайса на Митьковском шоссе. Тогда на обочине дороги сдетонировало самодельное взрывное устройство. Бронированная BMW была сначала подорвана, а потом обстреляна из автоматов Калашникова. Однако сам Чубайс отделался только небольшим испугом, так как его бронированная машина, хотя и получила некоторые повреждения, на скорости уехала с места происшествия.
По обвинению в организации этого покушения Владимир Квачков провел под стражей три года и был отпущен на свободу только летом 2008 года, когда коллегия присяжных Мособлсуда вынесла оправдательный вердикт. Верховный суд отменил приговор Мособлсуда, а дело отправил на пересмотр. Однако по прошествии года, в августе 2010 года, новая коллегия присяжных повторно оправдала Квачкова и других фигурантов дела — бывших десантников Роберта Яшина, Александра Найдёнова и сына экс-министра печати России Ивана Миронова.
Полковник Квачков, очутившись на гражданке, один-одинёшенек в многомиллионном безлюдье мегаполиса, обнаруживает, что его также повсюду подстерегают хорошо замаскированные враги: жестокие политики, коррумпированные генералы, жадные инородцы, циничные финансисты, коварные сионисты. Вместо того чтобы бороться с ними, «высшее руководство страны встало на путь предательства и измены». И полковник, как любой на его месте старший по званию диверсант, берет на себя команду над отрядом заброшенных в тыл врага. (И для мусульманского террориста окружающий мир также глубоко враждебен и неизлечим, поэтому подлежит уничтожению.) В этом и заключается «апокалипсис» Квачкова – солдата и «мятежника».

Ополчение лже-Минина и лже-Пожарского
Полковник Квачков написал книгу «О военной доктрине и русской армии», когда сидел в тюрьме по делу Чубайса. В ней автор мыслит планетарными масштабами, то поднимаясь до орбиты космических боеголовок, то перемещаясь вслед за американскими авианосцами по всем океанам и континентам Земли.
Между прочим, Квачков вспоминает о встречах с югославским послом Бориславом Милошевичем в 1999 году. Российские генштабисты во главе с генерал-полковником Леонидом Ивашовым убеждали нанести диверсионные удары по военным объектам в Италии, где базировалась авиация НАТО, которая в то время бомбила Югославию. Квачков сожалеет, что к их советам не прислушались, и делает далеко идущий вывод: «Угроза диверсионной войны в Европе – единственный военный способ заставить европейских обывателей и их политиков отказаться от мысли об агрессии…» Через несколько лет Квачков перенесёт понятие «агрессии против Югославии» на «агрессию против России». Книга была передана «на волю» и напечатана в 2007 году.
В феврале 2009 года полковник Квачков учредил и возглавил общественное движение «Народное Ополчение имени Минина и Пожарского» (НОМП). Было выпущено воззвание «Народное ополчение сегодня», в котором, в частности, говорилось: «…имена Минина и Пожарского включены в название организации по причине разительной схожести сегодняшнего положения России с обстановкой четырёхвековой давности. Неразбериха на самом верху – не поймёшь, кто управляет страной… межклановая грызня… измена бояр… воровство и самоуправство… разбой на улицах… вторжение с Запада». Словом, Квачков «заступил на пост» князя Дмитрия Пожарского, а роль мещанина Козьмы Минина предоставил Юрию Екишеву, человеку почти неизвестному в Москве.
Екишева, оказывается, неплохо знают в Коми. Родился в селе Вотча, неподалеку от Сыктывкара, в 1964 году. По образованию математик – окончил Сыктывкарский университет. Автор книги «Россия в неволе» и ряда публикаций в журнале «Континент». С начала 90-х занимался бизнесом – сначала оптовой торговлей продуктами питания, а затем приобрел магазин «Океан» в центре Сыктывкара и поставлял лес на экспорт. Возглавлял межрегиональное движение «Союз национального возрождения» и местное отделение Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), издавал профашистскую газету «Стенограмма». В 2007 году Сыктывкарский федеральный суд приговорил Екишева к двум годам лишения свободы за разжигание межнациональной розни. Отбыв наказание, Екишев перебрался в Москву, вступил в НОМП и попутно основал собственное движение «Парабеллум» (в переводе с латинского «готовься к войне»). «Парабеллум» ставил перед собой задачу построения некоего загадочного «монархо-инвестиционного порядка», а в остальном повторял цели НОМП: захват власти и установление «православного социализма». Так Екишев вошел в штаб НОМП и стал главным помощником Квачкова.
Но Квачков и Екишев не могут претендовать на имена Минина и Пожарского. Подлинные народные герои собирали ополчение собственными силами, но не от собственного имени и не по собственной инициативе. Минина и Пожарского на ратный подвиг благословил патриарх Гермоген, а оружие для ополченцев приобреталось на собранные народом средства. Патриарх и народ – вот настоящие создатели ополчения Минина и Пожарского.
Кто же «инициировал» ополчение Квачкова и Екишева? Толстая пачка долларов, из которой полковник выдавал «подъёмные» членам боевых групп в июле 2010-го?
А благословил Квачкова и Екишева на борьбу с «оккупационным режимом» бывший клирик Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) Никита Феоктистович Орлов, гражданин США, родившийся в 1932 году в Шанхае. Сейчас этот человек называет себя «Антоний, митрополит Московский и Всероссийский, Лос-Анджелесский и Всезарубежный». Митрополит Антоний – основатель и глава «Российской православной церкви» (РосПЦ). Эта церковная организация не признана другими Церквями, в ее составе около двадцати приходских общин.
И главное: всех тех, кто молится в храмах Русской Православной Церкви (с патриархом Кириллом во главе), митрополит Антоний (Орлов) считает еретиками и вероотступниками, которым уготовано место в аду. Другими словами, десятки миллионов верующих, а это большинство населения России, митрополит относит к «нехристям». Об этом свидетельствует, например, то, что переходящих из Московской Патриархии, по правилами РосПЦ, строго предписано крестить. Таким образом, митрополит Антоний ставит российских православных в один ряд с сектантами. (Это тем более странно, что в царской России даже католики обращались в православие без «перекрещивания».)
Благословение такого митрополита делают Квачкова больше похожим на Лжедмитрия. Тем более, полковник, выступая в январе 2009-го перед националистами, обрушился на патриарха Кирилла с нецензурной бранью.
Сам торжественный акт благословения Квачкова и его правой руки Екишева митрополитом Антонием на «ратный подвиг» состоялся в мае 2009 года в квартире полковника на Бережковской набережной.
Архиепископ Виктор (Пивоваров), бывший иерарх РосПЦ, вспоминал в своей статье «Двоемыслие митрополита Антония (Орлова)»: «Прочитав моё послание, митрополит Антоний встал и торжественно объявил при всех: «Да, я сознательно благословил это движение, потому что Квачков верующий монархист. Он встал передо мной на колени, и я его благословил». На вопрос прихожан о «захвате власти» и «возможном кровопролитии», он кратко ответил: «Никакого кровопролития не будет», но подчеркнул, что с одним лишь условием – если он пойдёт впереди вооружённой толпы в белом клобуке и с посохом в руках».
Наверное, митрополит представил себя впереди отряда «революционных спецназовцев», вспомнив, как в стихотворении Александра Блока во главе революционных матросов шествует Иисус Христос, "в белом венчике из роз». Но что было простительно поэту, символисту и декаденту, совершенно неприемлемо для пастыря (пусть даже немного странного), несущего ответственность перед Богом за каждую христианскую душу. Митрополит, возможно, и не догадывался, что представления спецназовца-полковника о монархии резко расходятся с общепринятыми.
«Надо вспомнить, что в переводе с греческого «монархия» – единовластие, – написал Квачков в своей брошюре «Сталин сегодня: русский православный социализм». – Сталин – единовластный правитель советской империи, красный монарх, советский Государь. Наше покаяние перед Сталиным – возвращение его праха в Мавзолей на Красной площади!»
Архиепископ Виктор как-то заявил Квачкову: «Если вы будете проповедовать монархию и готовиться к возрождению её – я с вами. Но так как вы призываете к возвращению социализма, а он, по пророчествам, должен вернуться только при антихристе, то я ваш противник». Квачков заявил: «Что,  монархия? За неё, по опросу, всего лишь десять процентов», то есть с такими силами власть не захватишь».

Война «пособникам»
«Народное ополчение» Квачкова и Екишева объединило военных пенсионеров, недовольных демилитаризацией российской экономики, а также активистов левацких и ультраправых группировок. Так, в НОМП вошли представители «Союза офицеров» (Станислава Терехова, известного по событиям 93-го у Белого дома), запрещённого с недавнего времени Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), Русского имперского движения,  Левого фронта, Русского общенационального союза (РОНС), Военно-державного союза России и других. В качестве «почетного гостя» на собраниях НОМП не раз присутствовал глава «Исламского комитета России» Гейдар Джемаль, идеолог «диктатуры шариата» – экзотической смеси идей исламской революции в Иране и ленинской диктатуры пролетариата.
Квачков и Екишев прямо заявили о своих целях в день учреждения НОМП 20 февраля 2009 года:
«Историческая Россия, ее народы и земли находятся под оккупационным контролем. Восстановление территориальной целостности русской нации возможно только при условии отстранения от власти нынешнего преступного режима…
Россия стоит на пороге революции. Духовно-религиозный характер грядущей Русской революции будет заключаться в ликвидации засилья еврейской мафии…
Главной задачей штабов НОМП является увеличение количества формирований народного ополчения и численности личного состава в них. Необходимо:
– К осени 2010 г. иметь укомплектованные штабы и формирования НОМП в большинстве субъектов федерации, на случай чрезвычайных обстоятельств;
– Собрать под знамена народного ополчения наиболее решительные силы всей России вне зависимости от принадлежности к партиям и течениям».
Покушение на Анатолия Чубайса было, по словам Квачкова, «одной из форм национально-освободительной войны». Полковник объявил войну «агрессорам» (помните, выше уже шла речь о переносе боевых действий из Югославии в Россию): «Уничтожение иностранных захватчиков и пособников оккупантов, в том числе в экономической области, есть долг и обязанность каждого офицера, солдата, независимо от того, воюет ли он в открытой вооружённой борьбе или действует на оккупированной врагом территории своей страны». Полковник также утверждал, что Россия «оккупирована еврейской мафией…, которая является матрицей для остальных преступных группировок в России».
«Какой социализм, какое государство и общество строил бы Сталин в 21-м веке, исходя из духовных ценностей православия? Думается, нацпроект по борьбе с коррупцией на 1-м этапе обошелся бы Сталину в 30000 рублей, исходя из коммерческой стоимости 1-го патрона к автомату в 30 рублей и необходимости расстрела первой 1000 взяточников и казнокрадов. В конце концов, можно будет потратить еще 30000 рублей», – лил Квачков бальзам на раны ополченцев.
Правда, тюремный опыт немного подрихтовал острые углы мировоззрения полковника. Например, он исключил Михаила Ходорковского из разряда «пособника оккупантов в экономической области». Квачков пишет в своей брошюре: «Политическую платформу Ходорковского я определил как национальный либерализм. Его конфликт с властью связан с попыткой сделать экономические отношения прозрачными, открыть для общества связь власти, политики и экономики. Ходорковский стал первым крупным национальным либералом, за что и поплатился. Михаил Борисович, здоровья и мужества вам в борьбе!»
Вместе с олигархом были оправданы большевики еврейского происхождения, организовавшие переворот 1917 года («Главная специальная операция впереди»). За это непримиримые «ополченцы» назвали полковника «неумным человеком или провокатором». Они не узнавали своего вождя, еще недавно пламенно провозглашавшего: «РПЦ молча наблюдает за духовным и физическим геноцидом русского народа. Поражённая ересью жидовствующих, церковная верхушка превратилась в вертеп греха и порока и в свальном грехе с политической властью насилует душу русского народа. Убеждая в необходимости смирения перед сатанинской властью, нынешняя церковь является соучастницей национального предательства».

Православный сталинизм
Архиепископ Виктор (Пивоваров), хорошо знавший полковника Квачкова, задавал себе вопрос и размышлял: «Неужели всё воцарение квачковцев ограничится лишь тысячью расстрелянных? Нет, Квачков далее сам же говорит о, возможно, неудачном выборе во власть и «чистках»: «В конце концов, можно будет потратить дополнительно еще 30000 рублей». А далее – без конца, как и было в годы сталинщины.
Квачков соблазн произвел публичный, его именем, его благословением пользуются враги русского народа, готовящие гибель России, и покаяние его должно быть только публичным. Но способен ли он на покаяние? Боюсь, «православные сталинисты» не могут раскаяться, так как считают себя героями, революционерами, какими чувствовали себя всю жизнь и шли в Церковь ради достижения власти и славы. Да посрамит их Господь!»
…22 декабря 2010 года, за день до ареста полковника, Верховный суд оставил в силе оправдательный приговор Владимиру Квачкову, а также бывшим десантникам Роберту Яшину и Александру Найденову и сыну бывшего министра печати Ивану Миронову. После оглашения решения суда Квачков торжествующе произнес: «Конечно, на этом деле правоохранительная система сломала о нас зубы. Они поняли, что здесь у них не получится нас сломать и посадить».
Таким образом, продолжилась череда «странных» оправдательных приговоров, в ряду которых выделяются вердикты присяжных по делам об убийствах журналистов Дмитрия Холодова, Пола Хлебникова и Анны Политковской. (Заметим, что в убийстве Дмитрия Холодова, взорванного в редакции «Московского комсомольца», обвинялся сослуживец и друг Квачкова – полковник ВДВ в отставке Павел Поповских.)
Сейчас полковник Квачков обвиняется в покушении на организацию вооружённого мятежа и вовлечение лиц в террористическую деятельность. Обе инкриминируемые ему статьи УК относятся к категории тяжких и предусматривают длительные сроки лишения свободы. По статье №279 ему грозит от 12 до 20 лет тюрьмы, а по № 205.1  — до 15 лет.
Эти два года между посадками в тюрьму полковник провёл в поездках по стране. Он создал ячейки НОМП более чем в сорока регионах России. Действуя в тылу «оккупационного режима», он вёл двойную жизнь нелегала-подпольщика. Его голова хранит сотни паролей, позывных «ополченцев», готовых по одному короткому сигналу выехать к месту проведения операции. Как говорят, полковник составил «Федеральные реестры №№1, 2». Первый – «реестр лиц, причинивших ущерб национальной и военной безопасности, территориальной целостности и независимости России». Второй – «реестр офицеров, отказавшихся исполнять требования военной присяги о защите Отечества». Война только начинается…


От редакции «Совершенно секретно»:
Полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков был арестован 23 декабря 2010 г. решением ефортовского суда Москвы по ходатайству Следственного управления ФСБ России. Параллельно были задержаны еще четверо его соратников. В середине февраля  суд продлил содержание Квачкова под стражей до 23 июля. Дело «О покушении на вооруженный мятеж» проходит под грифом «Секретно». Известно, что в ходе расследования допрошено более 60 свидетелей и проведено 50 обысков.
Естественно, полностью понять, какую роль сыграл Квачков и его «ополченцы» в подготовке мятежа, можно будет только после приговора суда Правда, суд ввиду секретности пройдет в закрытом режиме. Но наше личное мнение: захватить Кремль бронетанковой колонне «ополченцев» помешали бы… московские пробки.


поделиться:
comments powered by HyperComments