Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Ужасный случай для правительства

Опубликовано: 30 Июля 2009 08:00
0
5284
"Совершенно секретно", No.7/242

   
   
   
   
 
Адвокат Анатолий Кучерена: «Образ Ковалева в писаниях г-жи Кислинской претерпевает демонические изменения. Из никому не нужного и неинтересного министра он вырастает в некоего монстра». На фото – Валентин Ковалев  
   
 
После скандала с Ковалевым обнаружилась видеопленка с «человеком, похожим на Генпрокурора Скуратова». На фото  –
настоящий Генпрокурор
 
   

Борьба с коррупцией в разгаре, но до сих пор бывший министр юстиции Валентин Ковалев – единственный высокопоставленный чиновник, осужденный за «коррупционные» преступления

 Девятнадцатого июня 1997 года вышел в свет очередной номер «Совершенно секретно», а 20 июня в стране разорвалась бомба. Информационная. Сообщения о «теме номера» – статье «А министр-то голый», иллюстрированной кадрами видеозаписи о похождениях в бане, принадлежащей «солнцевской» организованной преступной группировке, министра юстиции, члена Совета Безопасности РФ Валентина Ковалева и приглашенных для него проституток передали все мировые информагентства. Дальнейшие публикации в СМИ вокруг нашей истории можно было измерять килограммами. В одном из интервью Генпрокурор РФ Юрий Скуратов сказал: «Я не припомню у нас скандалов такого масштаба». Несмотря на традиционное летнее затишье, тираж газеты начал расти, как на дрожжах. Некоторые чиновники и коллеги сомневались в наличии пленки. Тогда мы передали ее копию на телевидение.
 
Компромат с человеческим лицом
Самого «героя» публикации всемирная слава настигла в Стокгольме, где Валентин Ковалев вел переговоры о заключении Договора о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. Вот как он сам рассказывает о событиях того времени: «По шведскому телевидению – моя физиономия во всех ракурсах. Беспрерывно показывают видеокассету с обнаженными женщинами в банном интерьере. В этих условиях продолжать переговоры оказалось невозможным. Принимаю решение прервать переговоры и тут же вылетаю в Москву».
22 июня, в воскресенье, премьер-министр Виктор Черномырдин в беседе с журналистами заявил: «Министр юстиции будет временно отстранен от своей должности, но поспешных решений принимать не будем – надо разобраться». Ситуацию Виктор Степанович со свойственной ему афористичностью охарактеризовал, как «ужасный случай для правительства».
23 июня Валентин Ковалев как ни в чем не бывало приезжает на работу. Пресс-служба Минюста распространяет заявление, где он сообщает, что намерен оспаривать достоверность фактов, приведенных в газете.
25 июня президент Борис Ельцин подписывает Указ о временном отстранении Валентина Ковалева от должности с формулировкой «в связи с необходимостью проведения расследования по публикации».
Двумя годами раньше, 25 апреля 1995 года, президентом был подписан другой указ – «О создании Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией». В нее включили ответственных представителей всех правоохранительных органов. Председателем Комиссии был назначен Валентин Ковалев. Особых успехов в работе Комиссии не наблюдалось. Но когда разгорелся «банный скандал», министр юстиции, конечно, выдвинул свою версию: «Заседание правительства было назначено на июнь 1997 года, следом за ним – заседание Совета Безопасности. За несколько дней до заседания я получил удар ниже пояса, который смел меня с политической арены страны. И если бы не этот удар, который впоследствии окрестили первым «сексуальным скандалом», страна узнала бы совсем другую историю – не о женщинах в банном интерьере, с которыми якобы проводил досуг министр юстиции, а о крупнейших должностных и финансовых злоупотреблениях руководителей правоохранительных органов, причинивших колоссальный ущерб государству и поставивших под угрозу безопасность страны». Возникает вопрос: почему страна не узнала об этом позже? А вообще страну и Валентина Ковалева тогда интересовало другое, как пленка попала к автору?
Прежде чем ответить на него 12 лет спустя, напомню об истории той публикации.
Начиналась эта история осенью 1996 года – еще до того, как я стала обозревателем «Совершенно секретно». Тогда я опубликовала цикл расследований под общим заголовком «Дружили три товарища». Одного из них – Илью Медкова, главу банка «ДИАМ», застрелили. Распорядителем имущества убитого стал его друг Аркадий Ангелевич. Многим это показалось странным, ведь незадолго до убийства банкиры поссорились. А потом Ангелевич поссорился и с третьим товарищем – Дмитрием Бурейченко, председателем правления «Прагмабанка», а затем банка «Единство», откуда исчезли 200 миллионов долларов. Именно эти деньги, львиная доля которых, как предполагали сыщики, перешла к Ангелевичу, и стала причиной ссоры друзей. После чего Бурейченко исчез. За этой историей я внимательно следила. Продолжила расследование уже в редакции «Совершенно секретно».
Клиенты банка «Единство» обратились в милицию с заявлением, что их вклады похищены, банк прекратил существование, а председатель правления скрылся. В то же время неофициальным «наследником» «Единства» стал Аркадий Ангелевич, возглавлявший совет директоров АКБ «Монтажспецбанка». Он и стал фигурантом уголовного дела, выделенного в отдельное производство 29 февраля 1996 года из дела исчезнувшего Бурейченко. Ангелевичу вменялись многомиллионные (в долларовом исчислении) хищения.
Как самую большую ценность банкир держал на даче в сейфе видеокассету, на которой был запечатлен в бане министр юстиции Валентин Ковалев, люди из его окружения и три девицы по вызову. Именно для него, а не для автора этой статьи и редакции это был компромат. Как назвали его на одном из телеканалов, компромат с человеческим лицом. Конечно, и министр имеет право ходить в баню. Но баня эта принадлежала «солнцевским» и расположена была в их клубе «Карусель» (тогда он находился на Тверской-Ямской). Банкир Ангелевич часто пользовался «солнцевской» точкой, где многие помещения, прежде всего сауна, были оборудованы скрытыми видеокамерами. Он понимал, что в случае неприятностей ему очень поможет «банное» видео с шалостями.
Министр юстиции возглавлял список «армии спасения», которая, как надеялся Ангелевич, поможет ему избежать наказания. Список был составлен банкиром уже после ареста. Даже «солнцевские» значились там под знаком вопроса, а вот в министре Ангелевич был уверен. И думается, не только потому, что родной «Монтажспецбанк» выделил «Фонду общественной защиты гражданских прав», возглавляемому министром юстиции Валентином Ковалевым, 200 тысяч долларов, после чего банкир тут же получил удостоверение советника министра, фотокопию которого я также опубликовала в газете.
…Весь май я гонялась за пленкой, без нее расследование было бы неполным. Поэтому материал появился лишь в июньском номере ежемесячника. Никто из официальных лиц МВД, как уверял позже Ковалев, мне ее не передавал. Смешно выглядят и откровения некоего коллеги, сообщившего года через три после скандала, что пленку мне передал Владимир Рушайло. В 1997 году бывший начальник московского РУБОПа занимал скромную должность в Совете Федерации РФ. И если быть точной, он сам интересовался, кто еще запечатлен на пленке.
 Впрочем с пленки – и в этом признались почти сразу после скандала в МВД – было снято несколько копий. И то, что одна из них оказалась в руках журналиста, – это просто поступок честного человека, который понимал, что коррупция в верхах непобедима без гласности. Какая разница, как его зовут? Скажу одно – дружить надо не только с министрами. И неправда, что легко вычислить того, кто это сделал, мол, число лиц, имевших допуск к пленке, ограничен. Ведь до сих пор так и не вычислили.

В чести и достоинстве отказано
Послание без подписи, но со ссылкой на пресс-службу МВД, пришло в редакцию почти сразу после публикации материала «А министр-то голый». Оно гласило, что «видеопленка передана Л. Ю. Кислинской преступным сообществом» (уточнялось, «солнцевским»). В связи с чем, а также «нарушением журналистской этики», меня лишают аккредитации в МВД РФ. Забавно, что этой аккредитации у меня не было, так как не было в ней необходимости. Еще забавнее, что МВД взяло на себя роль эксперта по журналистской этике. Сообщение о следе «преступного сообщества» вдохновили Ковалева. «Природа компромата начинает проясняться: преступное сообщество против министра юстиции. К этому я готов. Три десятка лет отдано борьбе с преступностью. И странно было бы в этой борьбе не испытывать никакого противодействия. К противодействию с преступным миром не привыкать. На этот раз появилась возможность не только разобраться в истории с видеопленкой, но и выйти на след «преступной группировки – что значительно важнее», – так он описывает тогдашние события в изданной позже насквозь лживой книге «Версия министра юстиции».
Меня в состав «преступной группировки» Валентин Алексеевич не включил, отмечая во многих интервью, что «лично зла на меня не держит». Прочитав же его «версию», можно сделать вывод, что в «группировку» входили министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов, генеральный прокурор Юрий Скуратов и заместитель генпрокурора, бывший также замом у Ковалева в Межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией Михаил Катышев.
Ковалев знал, что пленка с «банными» похождениями из сейфа Ангелевича попала к Куликову. (Тот сам ему об этом сказал, но якобы обещал сей факт не обнародовать.) Хотя известно, что министр внутренних дел сразу же показал пленку президенту России. Борис Николаевич мрачно промолчал. После публикации Ковалев требует у Куликова дать опровержение в СМИ. «Как это будет выглядеть?» – спросил Анатолий Сергеевич в замешательстве. Видимо, в этом же замешательстве пообщался с руководством Управления информации и общественных связей МВД РФ (а может быть, с ними пообщался сам Валентин Ковалев). Те в меру своих сил и способностей родили факс о следе «преступного сообщества». Но все-таки Анатолию Сергеевичу надо отдать должное – он поступил как мужчина и как офицер. На встрече с журналистами сообщил, что «видеокассета подлинная и изображен на ней именно министр юстиции Валентин Ковалев». Особенно по этому поводу переживал Виктор Черномырдин – он считал, что пребывание Ковалева в кабинете министров бросает тень на всех. И тогда Валентин Алексеевич написал заявление об отставке: «Эту просьбу мотивирую отнюдь не признанием обоснованности публикаций, а исключительно соображениями престижа правительства». Это на первый взгляд может показаться, что министр юстиции тоже поступил по-мужски. На самом деле он продолжал клеймить тех, кто способствовал его отставке: «Скуратов спешит в Кремль и докладывает президенту страны – это именно Валентин Ковалев. Он нашептывает ему – моральный облик министра вызывает сильнейшее негодование». Ковалев был возмущен, что Скуратов так и не установил источник видеоинформации. Он сделал однозначный вывод: «С учетом ранее сделанного МВД заявления о следе «преступного сообщества», которое принимало участие в дискредитации министра юстиции, возникает вопрос о совместной операции организованной преступности и руководства правоохранительных органов».
Когда место Ковалева в Минюсте занял Сергей Степашин, он, если верить Валентину Алексеевичу, при личной встрече сказал ему: «Все наши возмущены утечкой информации о тебе. Опасаются: в таком положении может оказаться любой. У Куликова сложности: ему не доверяют – так себя в команде не ведут»…
После отставки экс-министр решает идти ва-банк, чтобы как-то оправдаться, обращается в суд с иском «о защите чести и достоинства». Хотя, я думаю, он не раз тихим недобрым словом помянул того, кто посоветовал ему это сделать. Именно в результате уникальной экспертизы и показаний свидетелей в суде было доказано, что на пленке запечатлен именно Ковалев. Заявление Ковалева поступило в Тверской суд в июле 1997 года. Забавно, но он требовал опровержения не фактов, изложенных в статье, а только сведений, содержащихся на обложке газеты. Меж тем, на ней был размещен всего лишь анонс расследования, а также кадры из видеозаписи, на которой Ковалев весело плещется в джакузи в обществе обнаженных дам. Иллюстрации сопровождались заголовком статьи – «А министр-то голый» и подзаголовком «Тайные шалости главы Минюста Ковалева». Любопытно, как бы выглядело опровержение? «А министр-то одетый»? Но это не очень волновало Ковалева. Его интересовал источник информации. Еще до заявления в суд он обратился в Генпрокуратуру с заявлением на имя Михаила Катышева с требованием возбудить в отношении меня уголовное дело и таким образом заставить меня назвать имя «источника» получения видеокассеты. Хотя как профессиональный юрист, к тому же профессор, он должен был знать, что закон о СМИ позволяет журналисту не раскрывать источник. Впрочем, ничего удивительного: называл же Ковалев себя академиком, хотя таковым не являлся.
В возбуждении уголовного дела было отказано. И тогда, видимо, Ковалев причислил Катышева к «преступному сообществу». А потом, когда Катышев по долгу службы подписал постановление о его аресте, «убедился» в этом окончательно, и в своей «оправдательно-фантастической» книге посвятил бывшему коллеге немало лживых страниц.
По заверениям многих знавших его людей, лгал Валентин Алексеевич всегда очень убедительно. Процитирую «писателя» Ковалева еще раз: «Ко мне поступают предложения заявленный в суд иск отозвать, судебный процесс прекратить. В противном случае мне угрожают усилением кампании дискредитации вплоть до уголовного преследования. Такого рода сделку отвергаю. На компромисс не иду». На самом деле Валентин Ковалев встретился с Артемом Боровиком и настоятельно просил дать опровержение, не дожидаясь суда: «Иначе – газету через суд разорю. Я хоть и бывший министр, но все суды подо мной». К тому же и «крыша» у него, как заявил экс-министр, не только «ментовская», но и «бандитская».
И в суде, и до него во всех теледебатах интересы экс-министра представлял его адвокат Анатолий Кучерена. Недавно одна моя подруга встретила на какой-то презентации Анатолия Кучерену, ныне члена Общественной палаты. Он просил предать мне привет (спасибо!) и сказал: «Хотя мы были по разные стороны баррикад, сумели сохранить добрые отношения. Я ведь про Ларису даже в своей книжке написал». В книжке, подаренной мне Анатолием Григорьевичем в октябре 1999 года, пожалуй, нежнее всего звучали слова: «Если бы у господ Боровика и Кислинской был нравственный стержень…» И это через полтора года после вступления в законную силу решения суда, согласно которому сведения о Ковалеве признаны достоверными, а потому в иске о защите чести и достоинства экс-министру было отказано!
Но на тех судах блистал не Анатолий Кучерена, а наш адвокат Марина Коршикова. Когда спустя много лет экс-министр продолжает уверять, что пленка якобы смонтирована, это наводит на мысль о его неадекватности. Подлинность пленки доказана не только официальной экспертизой МВД РФ, представленной суду, но и свидетелями! На ней запечатлены реальные люди. В частности, Валерий Калыгин, работавший у Ангелевича завхозом. Он выступил в суде как свидетель и рассказал, что именно его банкир попросил организовать «досуг» Ковалева в бане. Калыгин пригласил трех проституток для высокопоставленного любителя «клубнички», оплатив их услуги деньгами Ангелевича. А кто говорит, что взятка – это только деньги?
О риске, которому подвергался свидетель, говорит такой факт. После того, как Калыгин дал показания по делу Ангелевича, его похитили и под угрозой расправы требовали отказаться от своих слов. Его избивали и мучили, но все же Калыгину удалось сбежать от бандитов. После чего он обратился в РУБОП, бойцы которого и охраняли нашего свидетеля.
Вывод суда, который по закону должен был установить не источник, как хотелось Валентину Алексеевичу и его адвокату, а истину, был однозначным – на пленке изображен именно министр юстиции В.А.Ковалев.
И наконец, об уникальном доказательстве – дневнике профессора Ковалева. В то время, когда слушалось дело о защите «чести и достоинства», о нем еще не было известно. Он появился позже, когда Ковалева арестовали по обвинению в совершении ряда преступлений, которые можно назвать «коррупционными». При обыске среди документов был обнаружен дневник, приобщенный к материалам его уголовного дела. В нем Ковалев тщательно описывал свои сексуальные похождения. Из дневника следовало, что первый сексуальный опыт Ковалев приобрел в 15 лет. До момента ареста – весны 1998 года – имел связи с 75 женщинами. Естественно, больше всего девушек он «встретил», когда стал министром, ведь, зная о его наклонностях, ему поставляли уже оплаченных проституток. Представляете, как проходил рабочий день министра юстиции, если утро он начинал описанием вчерашних оргий. Бывший министр подробно описывал, где, когда, сколько раз и каким способом он общался с партнершами. Ставил дамам оценки по пятибалльной системе и особенно отмечал, когда партнерше «хотелось еще». Кстати, из трех барышень, весело плескавшихся с ним в джакузи, он оприходовал двоих и тоже строго выставил им оценки.
 Кроме эротики, Ковалева интересовала политика. Он даже собирался стать президентом России, о чем тоже писал в своем дневнике. На деньги «солнцевских»?

9 лет… условно
«Договоримся «крышами» – такой новояз родился еще в «лихих 90-х». В какой-то период бизнесмены стали выходить из-под контроля бандитских «крыш» и перебираться под «милицейские» и «чекистские». «Красные крыши» считались более крутыми. И совсем круто, когда тебя «крышует» министр юстиции. Для вступления в его Фонд (фактически легализованный общак) существовала негласная такса – 200 тысяч долларов. Помощники министра вербовали «спонсоров», которых Ковалев принимал в своем кабинете, одетый в мундир министра. Как говорят, он уверял потенциальных спонсоров, что поможет решить все судебные (и не только) вопросы и проблемы. Нужный человек, думали бизнесмены и платили.
Следствие долго собиралось с силами, прежде чем возбудить в отношении Валентина Ковалева дело. Это произошло 28 апреля 1998 года. Основание – материалы уголовного дела Ангелевича и компании, которых с лихвой хватило, чтобы возбудить дело «по факту хищения руководителями «Фонда общественной защиты гражданских прав» денежных средств в особо крупных размерах». Но следствие столкнулось с тем, что свидетелей принуждали к даче ложных показаний, а порой и шантажировали. Тогда 3 февраля 1999 года Ковалеву изменили меру пресечения. Экс-министр был арестован и отправлен в Бутырку, а потом в «Матросскую тишину». В застенках, по версии Ковалева, следователи требовали от него признаний, что его Фонд давал деньги на президентскую кампанию Бориса Ельцина (?!), и «били его по ушам». Опять вранье. Следователи даже хотели возбудить в отношении Ковалева уголовное дело о клевете. Много врет Ковалев и о своем пребывании в СИЗО. Бывший в то время начальником Бутырки Александр Волков уверял, что заботился об уникальном для нашего времени узнике даже больше, чем о своей семье. В «Матросской тишине» Ковалев сидел в комфортабельной камере, которую до него уже «обжил» член ГКЧП Анатолий Лукьянов.
Приговором суда установлено, что Фонд Ковалева создавался «из корыстных побуждений, под благородным предлогом защиты прав граждан». В него были втянуты многие известные люди: заместитель председателя Госдумы Трофимов, председатель комитета ГД (позже министр) Калашников, также фигурировавший в «списке Ангелевича», секретарь аппарата ГД Шлепенкова. Директором Фонда по рекомендации Ковалева назначают некоего Андрея Максимова. Следствие выявило, что деньги Фонда без всякой отчетности расходуются лично только Ковалевым. В Фонде принимали заявления от граждан, но ничего конкретного не делали, правда, как-то осуществили поставку сахара пенитенциарным учреждениям. Так что, возможно, в Бутырке и «Матросской тишине» экс-министр пил чай именно с этим сахарком.
Куда только не шли деньги Фонда – на издание книги Ковалева «Два наркома» (ее тираж так и пылился в помещении Фонда), на памятник на могиле матери Ковалева, на авиабилеты по маршруту «Москва–Цюрих–Женева–Москва» его жене и дочери. Десятки тысяч долларов – таковы были командировочные Ковалева со свитой в тропические страны, известные секс-индустрией.
Деньги из Фонда похищались через фиктивные фирмы, которые создали Ковалев, Максимов и главный бухгалтер Фонда Валентина Кучина. Она ежемесячно приносила ему в Минюст по 10 тысяч долларов – приварок от Фонда к основной зарплате. Были взятки в виде квартир, земельных участков. Неудивительно, что вскоре министр стал долларовым миллионером, каковым остается до сих пор. Хотя уже много лет он числится скромным адвокатом.
В своей книге «Версия министра юстиции» Ковалев сетует, что не нажил себе даже квартиры. По данным следствия, гонораром за одну услугу, оказанную Ковалевым руководству Московского управления инкассации (МУИ), стала 5-комнатная квартира на Авиамоторной улице, оформленная на дочь экс-министра. Сам же Ковалев по-прежнему проживает в шикарной квартире в Газетном переулке. Узнав, что руководство МУИ распоряжается 16 участками в Одинцовском районе Подмосковья, Ковалев потребовал, чтобы два из них отдали ему и Максимову, который также в качестве гонорара получил квартиру, правда, трехкомнатную.
В итоге бывший министр справедливости был осужден за неоднократные хищения вверенного ему имущества в особо крупных размерах, совершенные в составе организованной группы (ст. 160 УК РФ), а также за получение взяток (ст. 290 УК РФ) на 9 лет условно (с испытательным сроком в 5 лет). Он также был лишен почетного звания заслуженного юриста РФ и права занимать должности в правоохранительных органах и органах юстиции, наделяющие властными полномочиями. Никакой конфискации добра, нажитого «непосильным трудом», не было.
Но и это смехотворное наказание никогда бы не последовало, если бы не шум вокруг публикации в «Совершенно секретно». Это в свое время подтверждали и сотрудники Следственного комитета (СК) МВД РФ. И отставка руководства СК времен «банного скандала» напрямую связана с этим делом, что не мешает Ковалеву включать Игоря Кожевникова, бывшего в то время руководителем СК МВД РФ, в «преступное сообщество», бросившее вызов ему, «главному борцу с коррупцией».
Новое руководство СК начало свою деятельность с крылатой фразы: «Ребята, вы весь мир насмешили, посадив министра юстиции». Но все-таки дело было доведено до суда. Следователи, которые его вели, были представлены к государственным наградам. Они действительно заслужили их, продемонстрировав не только профессионализм, но и принципиальность.
Как же теперь живет банкир, с которого и началась история первого «сексуального скандала» в России? Аркадий Владимирович получил 4 года без конфискации имущества с отбыванием в ИТК общего режима. Был освобожден из-под стражи прямо в зале суда – 3,5 года он уже отсидел в Бутырке, а полгода скостила вовремя подоспевшая амнистия. Сейчас Ангелевич живет хорошо. Пытался стать монополистом на московском рынке энергоносителей – не получилось. Зато другие фирмы, в том числе наружная реклама в метрополитене, приносят солидный доход.
Сразу после публикации статьи «А министр-то голый» и последующих за ней событий народ понял – удар надо наносить только ниже пояса. Начались повальные съемки секс-утех высокопоставленных чиновников и правоохранителей. Как известно, история повторяется дважды. В нашем случае в виде фарса она повторилась, когда на телеэкраны вышел порнофильм с участием «человека, похожего на Генерального прокурора РФ». Так, Юрий Скуратов, о котором Валентин Ковалев сказал немало гадостей, стал экс-министру товарищем по несчастью. Но у расследования вокруг этого «порно» не было автора, как у нашего материла, никто не отвечал за него своей репутацией и нервами, как я. И никто в отличие от нас не доказал посредством экспертизы, что на пленке запечатлен именно Юрий Скуратов. Именно поэтому тогда и родилась замечательная фраза – «человек, похожий на Генпрокурора», а второй сексуальный скандал превратился в фарс. По этому поводу Валентин Ковалев написал: «Появление видеокассеты с постельными сценами человека, «похожего на Скуратова», оставляю без комментариев… Если верно, что судьба воздает каждому по заслугам, то это именно тот случай. Но какая гримаса судьбы!» В свою очередь Юрий Скуратов писал о Ковалеве в своей книге «Вариант дракона», где он тоже поведал миру, что удар ниже пояса был нанесен накануне готовящегося им чьего-то разоблачения. Бывший министр юстиции подал на бывшего генпрокурора в суд и выиграл его! Когда о суде с экс-прокурором экс-министр сообщил во время ток-шоу на НТВ, где через 5 лет в первый и последний раз после скандала я встретила Валентина Ковалева, одна из телеведущих потрясенно спросила – вы что, проституток не поделили?
Говорят, сейчас Валентин Ковалев и Юрий Скуратов активно общаются. И не только в Гильдии российских адвокатов, в которой никого и никогда не смущала двусмысленная репутация новых сотрудников...
Перечитываю написанное, и невольно вспоминается последнее интервью Артема Боровика на ТВ, когда он сказал, что жанр журналистского расследования умирает, потому что на разоблачающие публикации больше никто не обращает внимания, и Ковалев так и остается первым и последним высокопоставленным чиновником, получившим по заслугам (хоть и условно) только благодаря нашей публикации. 


   
   


Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

 


поделиться:
comments powered by HyperComments