Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

От «тополей» может остаться один пух

Опубликовано: 23 Октября 2008 08:00
0
1675
"Совершенно секретно", No.10/233

В декабре 2006 года правительство рассмотрело новую стратегию обороны России, а бывший в ту пору президентом Владимир Путин представил комплексы «Тополь-М» как основу ракетно-ядерного щита страны.
Однако не исключено, что в следующем году в ракетные войска «Тополь-М» вообще не поступит.
В марте 2007 года в статье «Отчего «Тополи» не летают?» мы попытались объяснить, как на деле обстоят дела с производством ракетных комплексов. Напомню, о чем шла речь.
Для изготовления корпусов «Тополя-М» используются высокопрочные арамидные волокна «Армос». С 1997 года их единственным производителем являлось ОАО «Тверьхимволокно» (ТХВ). В феврале 98-го предприятие признали банкротом, и в отношении его ввели конкурсное производство. Конкурсный управляющий – кандидат химических наук, заслуженный инженер и почетный химик России Н.Н. Мачалаба пытался во что бы то ни стало сохранить производство «Армоса». Кстати, с 1997-го по 2004 год государство выделило на эти цели 23,8 миллиона рублей. Мачалаба построил новую котельную, воздушную, холодильную и азотную станции, закупил оборудование для арамидного цеха.
Заручившись поддержкой соответствующих ведомств, управляющий выставил на торги имущество ТХВ с особыми условиями. Покупателю предстояло взять на себя дополнительные обязательства: создать на базе ТВХ научно-производственный комплекс по производству и развитию химического волокна; инвестировать в него 25 миллионов долларов; обеспечить стабильный выпуск «Армоса» соответствующего качества и в необходимом количестве по госзаказам; продолжить научно-исследовательские работы по арамидному волокну для нужд Минобороны РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, МЧС РФ; обеспечить непрерывную работу вновь созданного предприятия с сохранением 1250 рабочих мест.
В начале 2002 года покупатель нашелся – ОАО «Разноимпекс». Созданный им НПК «Химволокно» и Московский институт теплотехники (МИТ), возглавляющий работы по созданию новых систем вооружения, в 2004 году заключили государственный контракт на производство и поставку «Армоса». Но, как показало время, «Разноимпекс» дополнительные обязательства проигнорировал. Обещанные миллионы в производство «Армоса» не вложил; закупленное на бюджетные деньги оборудование, которое позволило бы увеличить выпуск волокна, пылилось на складах. Научно-исследовательские работы не велись, из-за чего предприятие не могло стабильно поставлять волокна требуемого качества для МИТ. В рамках гособоронзаказа «Армос» предлагался по завышенным ценам, из-за чего предприятия Росатома отказались от закупок. Из-за низкой зарплаты квалифицированные специалиста стали увольняться, из 1250 человек осталось 600.
Поскольку процедура конкурсного производства ОАО «ТХВ» не была завершена, управляющий попытался расторгнуть договор купли-продажи с «Разноимпексом». Однако местная прокуратура, МВД и ФСБ немедленно возбудили против него три уголовных дела (по факту мошенничества при получении квартиры, по факту злоупотребления полномочиями конкурсного управляющего вопреки интересам ОАО «ТХВ» и по факту разглашения государственной тайны). По первым двум делам Мачалабе удалось доказать свою невиновность. А по третьему он был осужден условно. (И это несмотря на заключение специальной комиссии МИТ, которая признала, что сведения, разглашение которых инкриминировали Мачалабе, давно не являются секретными.) Тут же по требованию одного из кредиторов ТХВ Мачалабу отстранили от должности конкурсного управляющего.
В 2005–2006 годах на НПК «Химволокно» работало военное представительство Минобороны РФ (ВП МО). Его сотрудники следили за качеством «Армоса», за соблюдением сроков его поставки. Однако руководство НПК отказывалось согласовывать с военными экономические нормативы и цены на продукцию, не пожелало сертифицировать систему качества и составить акты сверки по закупкам в счет госконтрактов. В конце концов «вояки», видимо, так надоели владельцам предприятия, что в декабре 2006 года у них отобрали пропуска.
В январе 2007 года начальник ВП Минобороны Н. Шамшонков в письме к гендиректору МИТа Ю.С. Соломонову сообщил: НПК «Химволокно» всячески пытается скрыть истинное положение дел на предприятии, которое «работает в убыток, абсолютно неплатежеспособно» и идет к банкротству.
Узнав об этом, Н.Н. Мачалаба (а к тому моменту он стал ведущим научным сотрудником МИТ) и решил обнародовать эту историю. А дальше события развивались следующим образом.

Пустые хлопоты


31 марта, сразу после публикации статьи «Отчего «Тополи» не летают?», Мачалаба обратился к президенту Владимиру Путину и премьеру Михаилу Фрадкову с просьбой помочь в законном расторжении договора купли-продажи с «Разноимпексом» с учетом интересов Российской Федерации. Одновременно он отправил три заявления о преступлении Генеральному прокурору Виктору Чайке, директору ФСБ Николаю Патрушеву и начальнику Управления ФСБ по Тверской области Александру Рехтюку: «Имеются основания полагать, что граждане Пак В.Б. (организатор и руководитель сделки по приобретению имущества ТХВ. – Т.Б.), Пак Д.В. и Елистратов М.П. (учредители «Разноимпекса». – Т.Б.) заранее знали о финансовой неспособности ОАО «Разноимпекс» исполнить взятые на себя… обязательства и не намеревались их исполнить. Они обманули конкурсного управляющего, кредиторов ТХВ, федеральные органы». Мачалаба просил привлечь к уголовной ответственности обоих Паков и Елистратова за мошенничество и оказать помощь в законном расторжении договора купли-продажи имущества ОАО «ТХВ».
К каждому обращению и заявлению прилагался пакет документов, свидетельствующих, что выполнение государственной программы по серийному выпуску ракетных комплексов «Тополь-М» будет сорвано, если не принять срочных мер. Однако чиновников это, судя по всему, никак не обеспокоило. Они ограничились пересылкой обращений и заявлений Мачалабы: из администрации президента, аппарата правительства – в Генпрокуратуру, оттуда – в Прокуратуру и УВД Тверской области, далее – в прокуратуру Московского района и одноименное ОВД г. Твери.
В мае 2007 года в ОВД заявлением Мачалабы занялся оперативник отдела по борьбе с экономическими преступлениями К.А. Литягин. Он направил запрос в территориальное подразделение Министерства имущественных отношений. Не получив ответа, не опросив Паков и Елистратова, Литягин в октябре постановил: «В возбуждении уголовного дела отказать». За отсутствием состава преступления.
Мачалаба, ожидавший, что оперативник назначит документальную проверку и ревизии, привлечет к участию в них опытных специалистов, опешил. И подал жалобу в прокуратуру Московского района. Та отменила постановление в связи с неполнотой проверки и наказала ОВД провести новую проверку. В ноябре Литягин выносит новое постановление об отказе в возбуждении дела. Его, по жалобе Мачалабы, вновь отменяет прокуратура. Однажды один из сотрудников ОБЭПа по секрету сказал неугомонному Мачалабе: «Да ничего у нас не выйдет с возбуждением дела, у Паков связи в администрации президента». «Действительно это так, или же слух распускали намеренно, чтобы я прекратил свои хлопоты, я так и не понял», – вспоминал в беседе со мной Мачалаба.
Как бы там ни было, в декабре прошлого года выносится последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом Мачалабе, как заявителю, не дали возможности ознакомиться с результатами полугодичной проверки: то по секрету сообщили, что бумаги затребовало Управление ФСБ, то их вроде бы найти не могут…
Прокуратура Московского района Твери тут же отреагировала на заявление Мачалабы. Поскольку «оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имелось», ему порекомендовали по вопросу расторжения договора обратиться в арбитражный суд.
В декабре 2007 года конкурсный управляющий ОАО «ТХВ» Р.Б. Мокрушев подал иск к «Разноимпексу» о расторжении договора купли-продажи в защиту государственных интересов. Но Арбитражный суд Тверской области в его удовлетворении отказал. Мол, конкурсный управляющий не предоставил никаких доказательств, что ТВХ лишилось того, на что рассчитывало при заключении договора. Доводы представителя МИТ суд не принял, поскольку требования должны определяться истцом.
В феврале 2008 года Мокрушев обратился в Арбитражный суд с уточненными исковыми требованиями и вновь попросил расторгнуть договор купли-продажи с «Разноимпексом». В удовлетворении иска было отказано, по причине того, что истец не доказал наличия ущерба, который ТВХ понесло в результате нарушения «Разноимпексом» особых условий, не предоставил документальных доказательств выгоды, которую намеревалось получить ТВХ.
В апреле конкурсный управляющий в третий раз подал иск в Арбитражный суд с просьбой признать договор купли-продажи с «Разноимпексом» недействительным, «заключенным под влиянием обмана со стороны покупателей». Но так как истец не сумел доказать факт обмана, в удовлетворении иска снова было отказано. 14-й арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения.

«Ждите до ишачьей пасхи…»


В ноябре 2007 года председатель областной организации Росхимпрофсоюза В.А. Легалина отправила в МИТ письмо о кадровой политике собственников НПК «Химволокно»: «Численность рабочих НПК составляет 500 человек. Квалифицированных аппаратчиков, для подготовки которых требуется как минимум три года, в цехе арамидных волокон остались единицы; творческие высокопрофессиональные инженерно-технические специалисты, которые занимались производством волокна «Армос» с момента его разработки, уволились или же их вынудили уволиться, поэтому о каких-то научно-исследовательских разработках не может быть и речи… Работников унижают, запугивают увольнением… Профсоюзная организация «руками» собственников ликвидирована в 2005 году».
В феврале 2008 года производство «Армоса» было остановлено на полтора месяца из-за отсутствия сырья. В апреле сырье завезли, цех арамидных волокон должен был возобновить работу, но 4 апреля в нем случился пожар. Пожарные боролись с огнем на 500 квадратных метрах. Рабочие дивились: на тушение пожара приехал даже заместитель губернатора области, а собственники, находившиеся в заводоуправлении, оттуда так и не вышли, у горящего цеха топтались лишь исполнительные директора.
Более ста рабочих, участвовавших в ликвидации последствий пожара, уволили «в связи с чрезвычайными обстоятельствами», хотя МЧС пожар таковым не признал. Уволенные обратились в суд. Тот вынес решение о восстановлении их на работе, выплате морального ущерба и зарплаты за вынужденные прогулы. Но руководство НПК «Химволокно» решение не исполнило, отдел кадров отказался принять трудовые книжки работников. Люди ежедневно ждали у проходной Пака и Елистратова, но те не показывались. Из сообщений местной прессы известно: одной из работниц, которую пригласили к Виталию Паку, тот заявил: «До ишачьей пасхи ждать будете выполнения своих требований».
За невыполнение решения суда приставы стали накладывать на НПК административные штрафы. Узнав, что предприятие в долгах как в шелках (2 миллиона рублей должно «Межрегионгазу», 700 тысяч – рабочим и т.д.), приставы арестовали пять новеньких грузовых и легковых автомобилей.
На момент написания статьи рабочих на предприятии так и не восстановили. Руководство НПК «Химволокно», намекая, что предприятие скоро ликвидируют, обещает им выплатить положенные деньги, если они уволятся по собственному желанию. Не мытьем, так катаньем…

Под защитой прокурора


Через неделю после пожара заместитель генерального конструктора МИТ Л.С. Соломонов направил письмо гендиректору НПК «Химволокно» Елистратову, в котором извещал последнего о создании комиссии по анализу критической ситуации, сложившейся с выпуском «Армоса», и просил выделить для работы в ней своего представителя. Ответа не дождались.
21 апреля комиссия, состоящая из представителей Роскосмоса, Роспрома, Минобороны, МИТ, выехала в Тверь. Ей предстояло обсудить мероприятия, необходимые для восстановления производства «Армоса», сроки и условия их проведения, выяснить состояние находящегося в федеральной собственности оборудования. Но на предприятие комиссию не пропустили.
Возмущенное руководство МИТ обратилось в прокуратуру Тверской области с просьбой содействовать в организации допуска комиссии на предприятие и обеспечение условий для работы. Прокуратура отправила гендиректору Елистратову предостережение о недопустимости нарушения закона.
14 мая комиссию не допустили на предприятие во второй раз. По настоянию членов комиссии к проходной прибыли сотрудники прокуратуры Московского района Твери, исполнительный директор НПК «Химволокно» В.В. Дроботай и помощник гендиректора В.А. Матвеев. Последние заявили, что о приезде комиссии они даже не ведали. Ознакомиться с документами членов комиссии отказались, мол, не уполномочены, и пропустить их на предприятие отказались, мол, от руководства не было указания. На телефонные звонки ни Пак, ни Елистратов не отвечали.
16 мая МИТ обратился в прокуратуру Тверской области с просьбой провести проверку наличия оборудования и оценки его состояния с привлечением специалистов.
31 мая члены комиссии при поддержке и личном участии прокурора Московского района Твери Сергея Белякова (у последнего «в кустах» сидели сотрудники милиции) все-таки попали и на территорию НПК, и в цех арамидных волокон, находившийся под замком. Они наконец смогли оценить ущерб: оказалось, что сгорели только две прядильные машины, другое оборудование не пострадало. (Отдельным членам комиссии показалось странным, как вообще могли сгореть металлические машины. Однако, имел ли место поджог, никто не выяснял.) Комиссия пришла к выводу: возобновить производство «Армоса» возможно при определенных финансовых затратах. МИТ готов вложить эти деньги, но хочет иметь дело с серьезным собственником.
4 июня 2008 года свой вердикт вынесли специалисты Федерального космического агентства – о возобновлении производства «Армоса» в НПК «Химволокно» можно будет говорить после решения организационно-правовых вопросов собственности.
А кто будет их решать – непонятно.
Руководство МИТ, Н.Н. Мачалаба и конкурсный управляющий Мокрушев все еще надеются, что Арбитражный кассационный суд отменит решение суда первой инстанции и направит дело на новое рассмотрение. Но ведь суд может и отказать в удовлетворении кассационной жалобы. Или же, что того хуже, Арбитражный суд Тверской области примет решение о завершении процедуры конкурсного производства (еще летом конкурсный управляющий просил о ее продлении). И тогда вообще некому будет предъявить претензии Паку и К.
В России есть несколько предприятий по производству арамидных волокон, по прочности однако ниже той, что требуется для «Тополя-М». Попытка наладить производство тверского «Армоса» на другом предприятии потребует 500-600 миллионов рублей – только на испытание материала и изделия из него. Причем работа эта займет несколько лет. Но о таких деталях ядерной стратегической программы российскому руководству, по-видимому, никто не сказал… 


Таисия Белоусова

поделиться:
comments powered by HyperComments