Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2

Кавказский клин

Опубликовано: 1 Июня 1998 00:00
0
5243
"Совершенно секретно", No.6/111

 
Алексей ЧЕЛНОКОВ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Фото Владимира ПАВЛЕНКО

21 мая две сотни боевиков взяли штурмом здание Госсовета в Махачкале. Зачинщиками погрома назвали депутата Госдумы Надира Хачилаева и группу радикально настроенных исламистов – так называемых ваххабитов.
ЭКСПРОПРИАТОР НЕВЕРНЫХ

Кто такой Хачилаев? До известных событий его мало кто знал в России. Впервые широко «засветился» в 1996 году, когда сопровождал секретаря Совбеза генерала Лебедя в его первом миротворческом вояже в Чечню. Тогда общественность узнала, что этот худощавый кавказец – депутат Госдумы, а также председатель Союза мусульман России – организации, которую опекает блок «Наш дом – Россия».

Пришло время расширить представление о виновнике массовых беспорядков в Махачкале.

Прежде всего, он из могущественного и богатейшего клана (тухума), который поддерживается многочисленными одноплеменниками – лакцами, второй по численности народностью республики Дагестан.

К этому клану принадлежат три брата Хачилаева. Старший, Магомед (41 год), – председатель Комитета рыбного хозяйства Дагестана («Дагрыба»), депутат Народного собрания Дагестана, а также глава лакского национального движения «Кази-Кумух», имеющего собственные «силы самообороны». Джабраил (32 года) занимается коммерцией в Махачкале. Его брат-близнец Адам погиб от рук «братков».

Все братья Хачилаевы в свое время преуспели в различных видах спортивного единоборства, что впоследствии придало им авторитет в криминальной среде. По сведениям правоохранительных органов, они сейчас контролируют южную границу России с Азербайджаном и махачкалинский аэропорт, держат в своих руках осетровые промыслы на всем Каспийском побережье и, стало быть, все поставки черной икры.

Надир Хачилаев родился в дагестанском высокогорном селении Кума, рос в Хасавюрте. В 80-м, демобилизовавшись, жил какое-то время в Ленинграде, выступал за городскую сборную по каратэ, имеет черный пояс. Перебрался в Москву. Примерно полгода проучился на переводческом отделении Литературного института имени Горького. Потом долго подвизался на автомобильном рынке в Южном порту, который контролировался чеченской группировкой.

«Бизнесом в чистом виде, – говорит Хачилаев, – я никогда не занимался». И это чистая правда. В дальнейшем он был занят непростой и даже опасной работой сотрудника охраны фирмы «Гермес». Опасной – оттого, что ему надлежало выколачивать деньги с должников фирмы. В благодарность хозяин помог ему открыть в Махачкале фирменный магазин «Москвич».

Затем в течение нескольких лет Хачилаевы открыли банки «Хачбар» и «Магриб», концерн «Виртал», фирму «ДагАлеко» и множество других предприятий, которые, как правило, записывались на подставных лиц. Вместе с бывшим министром торговли Дагестана Б. Гаджиевым, а также бывшим председателем Федеральной продовольственной корпорации при Министерстве сельского хозяйства РФ Абдулом Басуровым провернули несколько удачных сделок, от которых казна понесла ощутимые убытки (по этому поводу возбуждено уголовное дело).

Преуспевание клана – налицо. Надир Хачилаев возвел в центре Махачкалы трехэтажный особняк с молельным залом на триста человек. В горах сопредседатель Союза мусульман выстроил поместье под стать городской резиденции – с бассейном и домашним зоопарком. Это видимые достижения в сфере теневого бизнеса.

Уверен, Хачилаев искренне удивится, узнав, что его причислили к криминальным авторитетам. Исламские фундаменталисты считают, что экспроприация у неверных – святое дело, а так называемая «исламская экономика» – лучшее моющее средство для грязных денег.

Из аналитического доклада администрации президента РФ:

«По достоверным данным, исламские фундаменталисты установили тесные связи с дельцами теневой экономики и коррумпированными элементами. В контактах с представителями уголовной среды реакционные мусульманские духовники из исламских партий высказывают одобрение противозаконным действиям «теневиков» в сфере экономики, аргументируя это тем, что собственность государства «неверных» якобы необходимо подвергнуть «исламской экспроприации». Сращивание структур исламских фундаменталистов с организованной преступностью позволяет им получать в виде пожертвований значительную материальную поддержку, а с другой стороны – в процессе перехода страны на рыночные отношения – легализовать незаконно полученные средства для создания собственной, т.н. «исламской экономики», которая, по их замыслам, станет основой будущего исламского государства. Они также намерены использовать криминальные элементы, обслуживающие воротил теневой экономики, для сведения счетов с неугодными лицами и организации террора. Со своей стороны «теневики» строят взаимоотношения со служителями культа исходя из собственной выгоды. Ими вносятся крупные пожертвования в те мечети, которые в большей степени способны поднять их авторитет перед верующими и придать им имидж ревностных сторонников ислама».

Придя в политику (с осени 1995 года), Надир Хачилаев становится желанным гостем в Саудовской Аравии. Год назад СМР провел в Махачкале «научно-просветительскую конференцию по проблемам джихада». Хачилаев выступил на ней от имени «истинных борцов за возрождение ислама». Джихад он отнюдь не отвергал, говорил лишь о его «разновидностях».

У Хачилаева доверительные отношения с чеченскими полевыми командирами. Благодаря им он организовал, как уже говорилось, встречу генерала Лебедя с рядом высокопоставленных чеченских сепаратистов.

Известно также о его связях с центром по подготовке моджахедов, находящимся в Пакистане. Небезызвестный полевой командир Хоттаб, отличавшийся во время боевых действий в Чечне крайней жестокостью, проходил обучение в этом центре. (Между прочим, Хоттаб недавно взял в жены горянку из лакского аула, расположенного неподалеку от вотчины клана Хачилаевых.)

Хачилаев представлял Россию на заседании Организации Исламская Конференция (ОИК), проходившем в Исламабаде. «Там мы и представители исламских государств договорились, – сказал он в разговоре, – если Россия откажется войти в ОИК, будет создан Союз кавказских республик, который напрямую получит доступ к Исламскому банку реконструкции и развития».

В отношении Чечни Хачилаев не менее категоричен:

«Чечня фактически уже вышла из России, о ее возвращении не может идти и речи. Сейчас она делает ставку на Турцию, Пакистан, Саудовскую Аравию и ряд других исламских государств. Это надо понимать и, по меньшей мере, не вмешиваться в чеченскую политику».

...Летом 1995 года погиб при загадочных обстоятельствах министр финансов Дагестана, депутат Госдумы Гамидов, и его кресло в парламенте занял Хачилаев. С этого момента он не оставляет попыток создать в нижней палате «исламскую фракцию», причем в составе блока «Наш дом – Россия», и вообще войти в большую политику.

Параллельно Хачилаев крепит международные связи с лидерами исламских государств: посещает Ливию, где встречается с Каддафи и заручается его обещанием спонсировать «возрождение ислама в России». У него довольно широкие неформальные связи и в российском правительстве. Его консультируют ведущие специалисты по вопросам шариата в арабских странах. В недалеком будущем он рассчитывает стать президентом Дагестана.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ С НУЛЕВЫМ БАЛАНСОМ

Справка:

«Ваххабиты (ал-Ваххабийа) – сторонники религиозно-политического движения в суннитском исламе, возникшего в Аравии в середине XVIII века. Ваххабизм ратует за очищение ислама, возврат к его изначальным установлениям. Важное место отводится идее джихада против многобожников и мусульман, «отступивших» от принципов раннего ислама. Для ваххабизма характерны крайний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими политическими противниками. В настоящее время ваххабизм – основа официальной идеологии Саудовской Аравии, его последователи есть в арабских эмиратах Персидского залива, ряде азиатских и африканских стран».

Ислам. Энциклопедический словарь. Н., 1991.

Ваххабизм разносят по миру миссионеры из Международной исламской организации cпасения (МИОС). Штаб-квартира МИОСа находится в саудовском городе Джидда. Организация финансируется правительством Саудовской Аравии. Ее члены и приверженцы не ограничиваются проповедями, утверждаясь, не брезгуют ни террором, ни подкупом. Члены МИОСа, например, воевали в Боснии, Афганистане и Таджикистане.

Официально – это благотворительная организация, призванная спонсировать создание исламских учебных заведений и других «мероприятий по духовному возрождению». Среди прочих предметов, преподаваемых в медресе юным ваххабитам, есть и такой, как рукопашный бой. Однако этим не исчерпывается деятельность МИОСа. Увы, есть основания утверждать, что она помогала и помогает – и не только морально – чеченским сепаратистам. Для этого, в частности, под ее эгидой создана структура «Аль-Игаса», счета которой открыты в банках ряда стран.

Магомед Хачилаев на митинге в Махачкале

По данным правоохранительных органов, деньги боевикам поступают именно с этих счетов. Кстати, налоговая полиция не раз проверяла финансовую деятельность отделения МИОСа (ОМИОС) в Москве, и всегда баланс организации оказывался нулевым. То есть денежный поток в Россию вроде бы не иссякает: строятся мечети и исламские институты – а сколько, откуда и куда, проследить властям никак не удается.

В Москве МИОС действует, в частности, через Союз мусульман России (СМР), который возглавляет уже известный нам Надир Хачилаев. Только созданный Союз с ходу вступил в борьбу за депутатские кресла в Госдуме. Его руководство сразу сделало официальное заявление в поддержку проправительственного блока «Наш дом – Россия» (впрочем, это было лишь тактическим ходом). Несмотря на это, а также обильные денежные вливания с Востока, предвыборная кампания тогда с треском провалилась. Но СМР не распался и, похоже, стал главной фигурой исламистов на политическом поле.

В частности, от него отпочковался так называемый «Мусульманский союз», который возглавил некто Нафигулла Аширов, бывший сопредседатель СМР, – личность известная в мусульманском мире, поскольку по совместительству занимает пост председателя Высшего координационного центра Духовного управления мусульман России. В августе прошлого года Аширов организовал и провел в Тобольске конференцию мусульманских организаций Сибири и Дальнего Востока. Спонсировали это мероприятие серьезные организации, в частности, РАО «Газпром» (Рэм Вяхирев прислал участникам личное приветствие), «Роснефть» и Национальный резервный банк.

Наверное, излишне говорить здесь, какие политические и экономические цели преследует «Мусульманский союз» – его деятельность лишь расширяет сферу влияния «определенных мусульманских сил». Остановимся только на биографии его лидера – Нафигуллы Аширова. Родился в 1954 году в Тобольске. В 1971 году осужден первый раз по статье 145, часть 2 УК РСФСР (грабеж). В 74-м совершил второе паломничество в места не столь отдаленные, на этот раз за хулиганство. В 1982 году окончил медресе «Мир-Араб» (Бухара).

ШПИОНСКИЙ ХОРОВОД

Невидимая шпионская брань вдруг обнаруживается арестами и высылками «неугодных лиц». Так было на протяжении последних десятилетий. Вместе с Советами не ушли в прошлое и эти бытовые драмы двух мировых систем. Скандальные разоблачения агентов западных и российской разведок продолжаются по сю пору. Но кто слышал о деятельности в России спецслужб исламских государств? Единицы. Только в последнее время такого рода информация просачивается за пределы исключительно узкого круга лиц.

Как утверждают в правоохранительных органах, штатные сотрудники ОМИОСа вполне квалифицированно избегают «наружки» и защищаются от «прослушки», а это дается только прошедшим специальную подготовку.

Не так давно из России был выслан некий Абдель Хамид Джаффар Дагистани. Это событие прошло почти незамеченным, хотя этот человек за пять лет сумел создать в России разветвленную сеть организации, выполняющей, скажем так, деликатные поручения одной из правительственных структур Саудовской Аравии.

Его анкетные данные, ставшие нам известными, крайне скупы: родился в 1957 году в Мекке, предки родом из Дагестана; возглавляет русский отдел «Аль-Игаса». В первый раз был выдворен из страны «за действия, несовместимые с его юридическим статусом» в 95-м.

В прошлом году Дагистани приехал в Россию нелегально. В Баку ему за взятку оформили въездную визу. В Москве вместе с ним был задержан бухгалтер «Аль-Игаса», также снабженный подложными документами. Их передали в посольство Саудовской Аравии под личную гарантию посла. Разумеется, в посольстве они не задержались. По каким городам и весям пролегают теперь маршруты Дагистани? Скорее всего, неподалеку, ибо заботливо возделанная нива нуждается в пригляде.

Дагистани продемонстрировал феноменальные организаторские способности еще в конце 1992 года. Тогда он привез с собой письмо, адресованное бывшему министру юстиции Николаю Федорову. «Международная исламская организация спасения, – говорилось в нем, – обращается с просьбой зарегистрировать внутренний устав нашего представительства...» На обороте стоял штамп МИДа Саудовской Аравии и печать сотрудника министерства, свидетельствующая о легализации документа.

10 ноября заявление о регистрации поступило в Минюст. И в тот же день его утверждает замминистра! (Обычно процедура регистрации общественных объединений длится не менее месяца.) Чем можно объяснить столь стремительный прорыв бюрократических заслонов? Может быть, щедростью покровителей Дагистани? Не будем, впрочем, сбрасывать со счетов и некоторую романтичность отношений российских руководителей тех лет с разными религиозными авторитетами. Вспомним хотя бы скандальный альянс бывшего секретаря Совбеза Олега Лобова с «Аум Синрике». Потом, кстати, выяснилось, что список инициаторов создания российского отделения Международной исламской организации спасения (ОМИОС) был сфальсифицирован.

В 1994 году устав ОМИОС перерегистрировали. Его учредителями стали десять человек, семеро из которых – граждане Саудовской Аравии. Деятельность отделения – а это было накануне боевых операций в Чечне – стала разворачиваться с небывалой энергией.

«ОТСТУПАТЬ НЕКУДА – ЗА НАМИ КАСПИЙ»

Дагестан, прародина высланного руководителя русского отдела «Аль-Игаса», стал плацдармом для наступления омиосовцев. Их планам благоприятствовало и то, что здешний народ, отгороженный от соблазнов мира глухими горными ущельями, отличался строгими, почти средневековыми нравами – как и полагается людям шариата. Уже в 92-м в Кизилюрте открылась исламская школа, где стал проповедовать известный в Дагестане ваххабист Магомед Багаудинов. В Первомайском ваххабиты запустили свою типографию. В Махачкале обосновалась штаб-квартира Исламской партии возрождения России (ИПВР).

Сын Надира. Подрастает смена

В 1995 году МИОС передала дагестанским исламистам около 17 миллионов долларов – и опять же не в гуманитарных целях. Известно, например, что председатель Северокавказского отделения ИПВР Адам Даниев имел отношение к закупке оружия для чеченских боевиков. Около двухсот его сторонников проходили диверсионную подготовку в одном из секретных чеченских лагерей, находящемся в Шалинском районе, на турбазе «Лесная», неподалеку от села Автуры.

Главная база воинственных ваххабитов расположена в ущелье реки Басс. Духовным наставником этих «воинов джихада» считают некоего гражданина Ирака, который известен под кличкой Шейх. Под его началом в 1995 году создавался так называемый «Исламский боевой батальон». Места дислокации подразделений – селения Махкеты, Киров-Юрт и Хатуни. В районе последнего располагается учебный лагерь. «Курсантов» обучают стрельбе из всех видов стрелкового оружия, проведению разведывательных и диверсионных операций, топографии, рукопашному бою.

Известно также, что в Махачкале базируется отделение экстремистской организации «Братья-мусульмане», которую в России представляет некий Адам Мухамед Адам, гражданин Судана.

Всех перечисленных лидеров кавказских исламистов опекает уже известный нам Дагистани. В течение нескольких последних лет он не реже, чем раз в полтора месяца, наезжал в российские пределы, чтобы «руководить на месте». Центр ОМИОСа сейчас располагается в Баку. С прекращением боевых действий в Чечне его руководство взялось за расширение своего влияния на Запад.

Создано представительство ОМИОСа в Нальчике. Им руководит некто Тарик, гражданин Египта. Его деятельность простирается до Ингушетии, Абхазии, Адыгеи и Ставропольского края. В Карачаево-Черкессии приезжие исламисты патронируют, в частности, местную ячейку Исламской партии возрождения во главе с неким Мухаммадом Биджи-улу (М.А. Биджиевым). «Имам Карачая», как он себя именует, – страстный борец за исламизацию Северного Кавказа и отделения его от России. Такая идеология – вполне в духе омиосовцев, и потому в «подъемных» средствах ему не отказывают.

Стратегия ОМИОСа – создание просаудовского лобби в органах государственной и представительной властей, продвижение своих людей в руководство исламских организаций, дискредитация центральных духовных управлений, поддержка исламских экстремистов и в конце концов – выход Северного Кавказа из состава Российской Федерации.

КАВКАЗСКИЙ ПИРОГ

Саудовская Аравия не одинока в своих претензиях влиять на мусульманские регионы России. На эту же роль, как известно, претендует ряд других исламских государств – Турция, Иран и Пакистан. Порой они действуют сообща, порой конфликтуют из-за сфер влияния.

Сотрудник Службы внешней разведки РФ, специалист по Ближнему Востоку (имя его не называем по понятным соображениям), помог нам разобраться, за что все-таки борются исламские спецслужбы на территории России, не брезгуя дружбой с террористами и откровенными уголовниками.

Саудовская Аравия прежде всего делает ставку на исламизацию, причем в русле ваххабизма. Ее стратегия длительная, под нее подведен один из самых мощных в мире финансовых домкратов.

Страна победнее – Турция. Эта рассчитывает на скорую «отдачу» в области экономических программ. Лелеет при этом заветную и почти недостижимую мечту создания так называемого «Великого Турана», который вобрал бы в себя не только Кавказ, но и Поволжье. Для этого Турция делает акцент на агентурную работу и сбор развединформации.

Иран и Пакистан всеми силами стремятся овладеть ядерными секретами Москвы. К тому же они находят территорию России весьма удобной для транзита наркотиков, фальшивой валюты и оружия.

Спецслужбы стран Ближнего Востока, утверждает сотрудник СВР, объединяет незатейливый, но эффективный прием, который позволит каждому взять свое, – вбить клин между Россией и мусульманскими регионами. И этот клин – Кавказ.


поделиться:
comments powered by HyperComments