ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как украсть завод

Опубликовано: 1 Марта 2005 09:00
0
2751
"Совершенно секретно", No.3/190

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

Бизнес на захватах чужого бизнеса – ныне едва ли не самое «модное» и прибыльное направление отечественной экономической преступности. О явлении, которое московский мэр Юрий Лужков назвал экономическим террором, мы начали писать еще в прошлом году («Большая охота за чужим добром», «Совершенно секретно», № 12, 2004 год).

Известны и расценки на все виды «услуг» по так называемому недружественному поглощению. Например, выиграть процесс в арбитражном суде в борьбе за чужое имущество можно, потратив от 100 тысяч долларов и до бесконечности; возбудить в прокуратуре уголовное дело по «заказу» на противника – обойдется в 50 тысяч «зеленых», а «закрыть» дело (в зависимости от усилий правоохранителей) – от 15 до 350 тысяч в той же валюте. Депутатский запрос стоит от 5 тысяч долларов, а организация нужного постановления правительства – от 100 тысяч (или не менее 2 процентов от стоимости вопроса). Незаконное преследование «противника» силами МВД оценивается от 500 долларов и до бесконечности. Организация проверки с обыском силами налоговиков – от 10 до 50 тысяч долларов.

«У нас даже нет термина «нецивилизованное поглощение», – говорит Виктор Плескачевский, депутат Государственной думы РФ, председатель комитета по собственности. – Мы стеснительно называем это явление «слиянием» или «поглощением», хотя давно пора называть вещи своими именами. Захват чужой собственности – это преступление. Главный организатор захвата чужого имущества – по сути дела, скупщик краденого».

И надо заметить, что «скупщики краденого» посягают не только на чужие магазины, ателье, салоны, но и на целые заводы. Причем заводы отнюдь не свечные, а оборонные, имеющие стратегическое значение. Такая история происходит сейчас в Нижегородской области, и она самым тесным образом связана со столицей нашей Родины.

«Наезд» московского гостя

Борьба идет за ОАО «Кулебакский металлургический завод» (КМЗ) – российский монополист по производству кольцевых титановых заготовок для аэрокосмической промышленности. События в Нижегородской области могут парализовать работу военной и гражданской авиации.

А все началось с того, что генеральному директору КМЗ Николаю Рябыкину назначил встречу руководитель компании «РЕНОВА» Александр Зарубин. «Он настойчиво попросил действовать в интересах Сергея Мулина. В случае отказа, – сказал Рябыкин, – мне было обещано, что к заводу применят как законные, так и незаконные меры воздействия, чтобы перевести его в собственность ЗАО «РЕНОВА». В своем заявлении в прокуратуру Рябыкин пишет: «В конце 2003 года стало известно, что со стороны находящегося в федеральном розыске и проживающего в Люксембурге Мулина Сергея Владимировича, через подставных лиц осуществляющего контроль за рядом предприятий, в том числе фирмами ЗАО НПО «Авиатехнология», ЗАО «НПО «Авиатехнология» и ОАО КМЗ, ведется работа по выводу активов фирм за рубеж. В том числе планировалась продажа акций Кулебакского металлургического завода – одного из крупнейших российских производителей кольцевой продукции для отечественной авиакосмической промышленности».

«Наезд» московского гостя на провинциального руководителя на первый взгляд может показаться банальным, если не знать подноготную действующих лиц.

Местные СМИ сообщали, что «Рябыкин уже нашел для КМЗ группу инвесторов с участием генерального директора ОАО «Заволжский моторный завод» (ЗМЗ) Нижегородской области и ОАО «Ульяновский автомобильный завод» (УАЗ) Виктора Клочая». В настоящее время около 64 % акций КМЗ находится в собственности акционеров. Кроме того, они владеют 78 % акций ЗАО «Кулебакский кольцепрокатный завод» (ККПЗ).

Николай Рябыкин уверен: раз новые акционеры вложили в завод немалые деньги, то они собираются развивать производство, а не разорять его, как намереваются претенденты. Директор КМЗ показал письмо, адресованное в совет директоров компании «РЕНОВА», из которого следует, что Александр Зарубин, генеральный директор ЗАО «РЕНОВА», – инициатор всех захватнических действий против КМЗ и кольцепрокатного завода, просто использует авторитет компании «РЕНОВА» в личных целях. Так кто же такой г-н Зарубин?

Из «Шанкра» – в правительство

Вполне возможно, что начинающий олигарх. И уже состоявшийся персонаж светской хроники. И вообще по жизни человек на удивление удачливый. А уж как ему повезло с женой! Электронные и печатные СМИ взахлеб сообщали о его бракосочетании с известной певицей Лолитой Милявской.

Начинал же наш «олигарх» нетрадиционно. 20-летний выпускник ПТУ начал свою трудовую биографию в северном городе Инта в качестве заведующего культмассовым сектором Дворца культуры шахтеров. 6 января 1989 года он похитил у сотрудницы ДК кошелек с деньгами. 153 рубля по тем временам – деньги неплохие. Чтобы отвести от себя подозрения, сам написал заявление о пропаже у него денег, но уже на следующий день сознался в краже кошелька и возместил ущерб пострадавшей.

Зарубину очень повезло. Интинский городской народный суд Коми АССР учел его чистосердечное раскаяние, положительную характеристику с места работы и отрицательную с места службы в армии и, признав его виновным по ст. 144 ч. 1 УК РСФСР, назначил наказание в виде одного года исправработ все в том же ДК с удержанием 20 процентов заработка в доход государства.

Отработав положенный по приговору срок, юный Александр занялся видеопрокатом. Посмотреть «клубничку» в его кооператив приходили разные люди, в том числе местное начальство. Клуб Зарубина назывался «Шакр», но завсегдатаи с учетом специфики репертуара окрестили его «Шанкром». И уже в 1994 году судимого за воровство Зарубина взял к себе на службу первый заместитель председателя Совмина Коми Владимир Торлопов, курирующий социальные вопросы. В этом же году он стал заместителем председателя правления Комисоцбанка, где вполне можно было «крутить» социальный бюджет целой республики. К 1997 году Зарубин уже становится председателем правления этого банка и знакомится с известным тогда лишь узкому кругу лиц руководителем нижегородского банка «Гарант» Сергеем Кириенко. В 2000 году Сергей Владиленович пригласил главу Комисоцбанка на должность заместителя полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе. Работал в этой должности Зарубин, правда, всего полгода. Чуть раньше он уже успел потрудиться в качестве советника руководителя Пенсионного фонда, а ныне самого ругаемого министра Михаила Зурабова.

Зимой 2002 года к власти в Коми приходит давний знакомый Зарубина Владимир Торлопов. Он не забыл бывшего прокатчика «жесткой эротики»: Зарубин занял место главного советника главы Коми и члена президиума республиканского правительства. И уже из этого кресла Зарубин «пересаживается» в другое – генерального директора крупной компании «РЕНОВА». Опять счастливый поворот судьбы!

Знакомство с сильными мира сего не прошло даром. Зарубин, никогда не упускавший случая похвастаться своей близостью и к Кириенко, и к Зурабову, естественно, продолжает в качестве тяжелой артиллерии использовать их имена в борьбе за Кулебакский металлургический завод.

«Мне известно, что Зарубин А.Л. предпринимал попытки заручиться поддержкой высокопоставленных должностных лиц Нижегородской области и аппарата полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе по установлению контроля над КМЗ и ККПЗ в интересах ЗАО «РЕНОВА», в том числе путем их силового захвата» – так в своем письме Николай Рябыкин пытается открыть глаза совету директоров компании «РЕНОВА» на ее генерального директора.

Фамилия Сергея Мулина, в интересах которого действовал Зарубин, встречалась в прессе почти так же часто, как и нового мужа Лолиты. Только не в разделе светской хроники. Это имя связано с криминальными событиями вокруг подмосковного Ступинского металлургического комбината (СМК).

Скандал с предприятием, специализирующимся на выпуске материалов для авиационной, ракетно-космической техники и оборонной промышленности, начался еще летом 1996 года, когда его руководство взяло товарный кредит в 50 миллионов долларов. Безвозвратно.

«Товар» – никель и феррохром – на СМК так и не попал. На правах собственности он должен был быть реализован НПО «Авиатехнология», деньги же предназначались СМК. НПО – посредническая структура – было организовано бывшим сотрудником Всесоюзного института авиационных материалов Сергеем Мулиным. Директор СМК не раз пользовался его услугами и сделал НПО главным сбытчиком продукции комбината.

Когда летом 1997 года кредитом заинтересовались борцы с экономической преступностью из Управления ФСБ по Москве и области, директор ушел в отставку. Внешним управляющим СМК стал Сергей Мулин. Его деятельность закончилась крупномасштабными хищениями. Ему было предъявлено обвинение по ст. 59 УК РФ (мошенничество в особо крупных размерах). Тогда он ударился в бега и живет сейчас в Лихтенштейне. Мулин находится в международном розыске (розыскное дело № 12403 от 07.12.2001 с мерой пресечения – арест).

Скандал со Ступинским комбинатом и его захватами до сих пор не сходит со страниц газет. Он связан с несколькими заказными убийствами и именами руководителей известных московских ОПГ. В вынужденной эмиграции, которая требует денег, Сергею в голову стали приходить новые гениальные схемы. Реализовывать их должен был преемник – брат Геннадий.

Неустановленные лица

Когда Сергей Мулин уже находился в бегах, он решил пополнить свои счета в оффшорах. Для этого нужно было продать имущество НПО «Авиатехнология», акции которого незадолго до отъезда Мулина купила главный бухгалтер Лидия Аристова, а деньги перевести на подконтрольные Сергею Мулину структуры. Та же участь, по его замыслу, ожидала и пакет акций КМЗ, которым владела «Авиатехнология».

Таким образом, завод стратегического назначения мог оказаться под контролем зарубежных предприятий. Аристова выполнить требование Мулина категорически отказалась. Мулин решил, что абсолютно свободен от своих обязательств, и вновь почувствовал себя полным хозяином акций НПО «Авиатехнология», а значит, и пакета акций КМЗ.

Видимо, эти интересы настойчиво требовал у Рябыкина учитывать московский гость Александр Зарубин. Скорее всего, «беглец» обещал ему акции КМЗ, но в том-то и дело, что акций Кулебакского завода у Сергея Мулина нет.

Аристову же решили сломить с помощью силовых структур. Вот здесь и вспомним расценки на «заказные» уголовные дела, о которых я написала в начале статьи. В отношении Лидии Аристовой – учредителя попечительского совета Московской экономической академии им. В. Плеханова – возбудили уголовное дело. Ее обвинили в мошенничестве. «В неустановленном месте, в неустановленное время, при неустановленных обстоятельствах, действуя совместно с неустановленным соучастником», солидная женщина якобы подделала документы, которые позволили ей стать крупным акционером стратегически важного объекта. В результате этого следственного шедевра Аристова оказалась в весьма установленном месте – СИЗО. Следствию, которое вело УВД Центрального округа Москвы, были предъявлены решения нескольких арбитражных судов и результаты проверки прокуратуры Кулебакского района Нижегородской области, которые подтверждали: Аристова действовала совершенно законно. Но следователь майор Чепурин не сдавался. Адвокаты направили жалобу в Главное следственное управление МВД РФ. Там претензии к работе СЧ УВД ЦАО были признаны обоснованными, и следователь даже был отстранен от ведения дела. В декабре 2004 года дело было прекращено.

Но «люксембургский сиделец» не успокаивался – деньги для жизни в Европе нужны немалые. В феврале прошлого года Геннадий Мулин, который был в то время председателем совета директоров КМЗ, оформил в Москве протокол якобы имевшего место заседания совета директоров завода, на котором будто бы были приняты решения досрочно прекратить полномочия генерального директора Николая Рябыкина, а вместо него избрать генеральным директором Андрея Пашковского, менеджера пищевого направления ЗАО «РЕНОВА». В протоколе указывалось, что на заседании присутствовали пять членов совета директоров, хотя по уставу решение о смене гендиректора должны принимать шесть из девяти. Но весь фокус состоит в том, что из пяти указанных двое не присутствовали на заседании, о чем предварительно уведомили Рябыкина, а один воздержался. Кроме того, по уставу заседание совета директоров должно проходить на КМЗ, но «заговорщики» провели его в Москве. Таким образом, можно считать протокол заседания фиктивным.

Это не помешало нашим «героям» действовать по хорошо отработанному сценарию захвата чужой собственности. Андрей Пашковский на второй день в роли «гендира», не приступая к работе, от имени ОАО «КМЗ» заключил с неким Олегом Огарковым договор о выполнении на заводе ряда работ по обслуживанию и ремонту средств наружного наблюдения и систем сигнализации. Сумма оплаты по договору – полмиллиона долларов, из которых аванс – сто тысяч – выплачивается лично Огаркову. Договор был скреплен печатью завода, утраченной (скорее всего, похищенной) в 1995 году и признанной недействительной. Об Огаркове, которого до сих пор не могут найти, известно, что он получил паспорт в Смоленской области и снимает комнату за 1,5 тысячи рублей в месяц в поселке Итат Тяжинского района Кемеровской области по несуществующему адресу. Но это не помешало обратиться именно в местный суд. Снабдив заявление Огаркова о том, что его не пускают на территорию КМЗ, где он собирается доблестно трудиться, пачкой подложных документов, Пашковский и К° передали его в Тяжинский районный суд, еще раз подчеркиваю – Кемеровской области. Судья Ольга Гребенщикова вынесла определение, в котором запретила законному директору Рябыкину мешать Пашковскому выполнять обязанности руководителя КМЗ.

Когда информация об этом странном судебном акте, вынесенном на основе фальшивых документов, появилась в СМИ, а в надзорные инстанции были направлены жалобы, все та же судья Гребенщикова «неожиданно» изменила свое же мнение о доводах, изложенных в исковом заявлении, и отменила собственное определение. При этом она отметила, что по данному иску «суд не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность общества, вопросы законности выборов генерального директора ОАО «КМЗ» не ставятся, действия должностных лиц общества, в т. ч. Н. Рябыкина, А. Пашковского, не обжалуются».

Сейчас следственный отдел ОВД Тяжинского района Кемеровской области возбудил уголовное дело по покушению на мошенничество и попытке взыскать по поддельным документам 500 тысяч долларов с ОАО «Кулебакский металлургический завод». Как сообщил следователь ОВД Тяжинского района Кемеровской области Сергей Радченко, основанием для возбуждения уголовного дела стало заявление генерального директора КМЗ Николая Рябыкина с просьбой привлечь к уголовной ответственности гражданина Олега Огаркова, который в феврале 2004 года пытался по поддельным документам через Тяжинский райсуд взыскать с КМЗ 500 тысяч долларов. В частности, сказал Радченко, он предъявил протокол заседания совета директоров КМЗ от 10 февраля 2004 года, согласно которому прекращены полномочия Рябыкина, а новым гендиректором назначен Андрей Пашковский. Также Огарков представил договор о выполнении для завода технических работ на сумму 500 тысяч долларов, заключенный с КМЗ на следующий день после заседания совета директоров – 11 февраля. Со стороны КМЗ договор подписан Пашковским.

В заявлении, поданном в Тяжинское РОВД, Рябыкин просит привлечь Огаркова к уголовной ответственности. Однако следователь Радченко сказал, что «Огаркова пока не нашли и вряд ли найдем». «Возможно, – предположил он, – по его паспорту договор заключал кто-то другой».

Первая атака на КМЗ была отбита. Но у службы безопасности завода появилась информация, что готовится силовой захват предприятия. Об этом на Совете безопасности Нижегородской области был проинформирован губернатор Геннадий Ходырев. У завода начали дежурить сотрудники милиции Кулебакского УВД. И вот 23 марта в 11 часов утра милиционеры задержали четверых мужчин, пытавшихся проникнуть на территорию завода. Все четверо москвичи: действующий подполковник внутренних войск Игорь Беликов, сотрудник охранного предприятия «Витязь» Александр Подосенов, старший лейтенант внутренних войск Сергей Воробьев и гражданское лицо Дмитрий Шуршинов, который уже месяц жил в Кулебаках. Недалеко от завода стоял автобус с крепкими молодыми людьми, ждавшими сигнала от москвичей. Задержанные рассказали начальнику местной милиции, что прибыли из Москвы по поручению руководства ЗАО «РЕНОВА» изучить обстановку, сделать расчет сил и средств для возможного захвата КМЗ в интересах нового директора. Сотрудники милиции узнали и о других «подготовительных мероприятиях». Пашковский и еще несколько человек встречались в городе Муроме Ивановской области с действующим начальником службы безопасности КМЗ и пытались через него решить вопрос о замене генерального директора.

Более того, руководство КМЗ заявляет, что Пашковский сфальсифицировал реестр акционеров ЗАО «Кулебакский кольцепрокатный завод» (ККПЗ) и по поддельным документам, действуя от имени его акционеров, передал ведение этого реестра акционеров независимому регистратору – ЗАО «Регистрационный депозитарный центр» (Петрозаводск, Карелия). Все это, как говорится в заявлении руководства КМЗ в прокуратуру, «делается для того, чтобы создать видимость законности подделанного им реестра акционеров и осложнить доступ к сфальсифицированным документам реестра». Прокуратура Петрозаводска на заявление пока не отреагировала. Пашковский, выдавая себя за генерального директора КМЗ и его дочернего предприятия – ЗАО «ККПЗ», продолжает свою бурную деятельность. Еще один реестр КМЗ и ККПЗ был сфальсифицирован Пашковским и передан независимому регистратору – ЗАО «Сибирско-Уральский регистрационный центр» (Екатеринбург), которое, как известно, осуществляет ведение реестров акционеров ЗАО «РЕНОВА» и принадлежащих им компаний. Как пишет руководство завода в своем заявлении в прокуратуру, «Сибирско-Уральский регистрационный центр» принял этот реестр без надлежащей правовой проверки». Сейчас эту ситуацию оценивает арбитражный суд.

Андрей Пашковский уже выдал немало доверенностей третьим лицам на совершение от имени обоих заводов юридически значимых действий. В частности, по его доверенности на судебное заседание в Арбитражный суд Москвы от имени ОАО «КМЗ» явилась некая г-жа Муравьева.

А ранее, летом 2004 года, Арбитражный суд Нижегородской области прекратил производство по иску миноритарного акционера Кулебакского завода ООО «Скандинавиан-93» к ОАО «КМЗ» об исполнении решения совета директоров КМЗ от 10 февраля 2004 года о назначении нового гендиректора.

Компания требовала исполнить решение совета директоров от 10 февраля о досрочном прекращении полномочий гендиректора предприятия Николая Рябыкина и назначении новым гендиректором Андрея Пашковского. Истец предоставил в суд выписку из протокола совета директоров от 10 февраля 2004 года.

Но когда суд обязал истца предоставить дополнительные документы в качестве доказательств, он этого сделать не смог, и дело было прекращено по его же ходатайству.

Руководство КМЗ уже обратилось в прокуратуру Нижегородской области с просьбой принять меры прокурорского реагирования и прекратить попытки захвата власти в ОАО «КМЗ» по фиктивным документам. КМЗ также просит провести проверку по указанным фактам, возбудить уголовное дело и привлечь виновных к ответственности. Началась проверка.

Странно, что при всей этой нервотрепке работа на заводе продолжается. Господа Зарубин и Пашковский уверяют всех, что их действия законны. Правда, Пашковский иногда проговаривается: мол, его задача «как можно быстрее все развалить и распродать». Судьба пяти тысяч сотрудников его, естественно, не интересует.

Жизнь по понятиям

Разорить, развалить – вот главная задача захватчика. Если в столице «поглощают» малый и средний бизнес, то в провинции можно не церемониться и легко увести у собственника пару заводов.

О проблемах экономического террора в последнее время говорят много, но нужны действия, в частности изменение законодательства. «Преступность часто опережает закон, – говорит начальник Управления по экономической безопасности правительства Москвы Александр Корсак. – Случаи криминальных захватов это еще раз доказывают. Прежде всего, должен быть изменен заявительный характер документов в налоговых инспекциях и органах регистрации собственности. Все споры о собственности, в том числе акциях, интересах акционеров, должны рассматриваться в тех судах, где зарегистрировано юридическое лицо, где находится собственность, недвижимость.

Необходимо повысить ответственность реестродержателей за утечку информации, – продолжает он. – О судебных приставах – разговор особый. Они возбуждают исполнительное производство порой чисто формально, не проверяя, действительно ли тот или иной суд вынес решение».

«Уже четыре года мы пытаемся решить вопрос о силовых захватах предприятий, – отмечает Виктор Плескачевский, депутат Госдумы, председатель Комитета по собственности. – Но отдельные лоскутные изменения корпоративного права не могу решить проблему в целом, изменить ситуацию на российском рынке. Попытки восстановления справедливости и законности рассматриваются чуть ли не как «наезд» государства на «добросовестного» приобретателя, даже если этот приобретатель – внучатая фирма захватчика чужого имущества».

Такое положение дел председатель Комитета по безопасности, депутат Госдумы Геннадий Гудков считает позором для страны: «Что особенно возмутительно – возможна и покупка арбитражного суда». Депутат помянул недобрым словом и суды общей юрисдикции, в частности суд Адыгейской республики, который в течение одного дня решил спор вокруг Ступинского металлургического комбината.

«Для начала нужно научиться использовать законы существующие – таково мнение председателя Мосгордумы Владимира Платонова. – Главное – частная собственность должна быть неприкосновенной в России. Иначе волны криминальных «экспроприаций» будут накатывать без конца, смывая средний класс. Всякий передел собственности опасен для стабильности государства, а значит, для всего общества. А чиновникам, помогающим организаторам и исполнителям силовых захватов чужого имущества, хорошо бы помнить: рано или поздно воспользовавшиеся услугами «государевых людей» сегодня завтра придут и отберут у них все нажитое неправедным путем. Таковы жестокие правила игры криминального мира, по понятиям которого нас хотят заставить жить».

Какие бы законы ни принимали сегодня законодатели, какие бы препоны ни строили на пути экономических террористов борцы с ними, в нашей стране никто и никогда не отменит телефонное право. А порой и без него можно обойтись. Достаточно в нужном месте и в нужное время сказать: «Мы тут с Сережей Кириенко решили». Или: «Мы с Мишей Зурабовым договорились»...

Нижний Новгород – Москва


поделиться: